О структуре современного высшего образования




Основные структурные и содержательные преобразования высшей школы западноевропейских стран были начаты в 70 - 80-е годы и практически завершены в 90-е годы. К настоящему времени в большинстве этих стран функционируют многоуровневые системы подготовки, завершается введение системы сопоставимых зачетных единиц (кредитов) и фактически решена проблема взаимного признания квалификаций.

По своим целевым и содержательным установкам Болонский процесс представляется не как начало нового витка коренных реформ высшего образования в странах Западной Европы, а как естественный этап практического осуществления стыковки уже существующих систем высшего образования в соответствии с новыми геополитическими и экономическими реалиями, установившимися на европейском континенте. Это подтверждается, в частности, характером и масштабами преобразований, осуществляемых в высшей школе трех крупнейших стран Европы - Великобритании, Франции и Германии.

В Великобритании организационная структура высшей школы (схема "бакалавр - магистр") формально наиболее соответствует положениям Болонской декларации, и основные усилия руководителей высшего образования направлены на решение проблем качества, в первую очередь на придание более профессиональной направленности и практической востребованности первой университетской степени (бакалавра) без сколько-нибудь существенных структурных преобразований в системе образования.

Во Франции наблюдается аналогичный подход. Поскольку в этой стране имеются две массовые квалификации высшего университетского образования - лиценциат и "мэтриз" (3 и 4 года обучения соответственно), то в качестве квалификации, согласно рекомендациям Болонской декларации, относительно первой ступени высшего образования определена степень лиценциата с трехлетним сроком обучения. Последующая работа по адаптации этой квалификации к требованиям Болонской декларации будет проводиться на основе большей профессионализации некоторых направлений подготовки, главным образом посредством введения новых профессионально-ориентированных образовательных программ лиценциата при сохранении прежних "академических" программ.

Германия, не имеющая явной ступенчатой структуры подготовки, не планирует ее быстрое повсеместное введение, хотя соответствующее законодательное решение было принято еще в 1998 году - до появления Сорбоннской и Болонской деклараций. С 1999/ 2000 учебного года в университетах Германии началось постепенное введение новых образовательных программ и, соответственно, квалификаций бакалавра и магистра по ограниченному числу специальностей. Предусмотрено постепенное расширение номенклатуры "новых" программ, и вузам дано право самостоятельно решать вопрос о масштабах и сроках их введения. Руководители немецких университетов и представители деловых кругов проявляют сдержанность в данном вопросе, выражая озабоченность по поводу возможных негативных последствий этих нововведений для качества университетского образования. Значительно большую заинтересованность проявляют руководители высших профессиональных школ Германии (Fachhoch-schulen), поскольку находят в этих нововведениях дополнительную возможность утверждения статуса выдаваемых выпускникам учебных заведений дипломов, подтверждающих присуждением квалификаций, соответствующих высшему образованию. Известно, что четырехлетняя образовательная программа в этих вузах характеризуется практической ориентацией и непосредственной связью содержания и процесса обучения с производством.

В Болонской декларации необходимость "установления системы однозначно воспринимаемых и сопоставимых квалификаций" сформулирована в качестве первоочередного шага на пути создания единого европейского пространства высшего образования. Без этого считается невозможным дальнейшее расширение мобильности, облегчение процедур признания и принятие согласованных критериев и механизмов оценки качества образования как обязательного условия достижения соответствия европейского высшего образования требованиям рынка труда и повышения его конкурентоспособности и привлекательности.

В документах, принятых по итогам официальных мероприятий, проводившихся в рамках Болонского процесса (Прага, Саламанка, Берлин), задача достижения сопоставимости квалификаций конкретизировалась и актуализировалась, однако ни в одном из документов, включая сам текст Болонской декларации, не содержится предписаний относительно введения конкретных квалификаций, поскольку решение этого вопроса относится к компетенции каждой страны. Везде говорится о системе двух последовательных ступеней (циклов) высшего образования, из которых первая ступень длительностью 3-4 года должна завершаться получением квалификации, востребованной европейским рынком труда, а вторая ступень (после пяти лет обучения) должна приводить к получению квалификации "мастера" (Master), как это уже имеет место во многих европейских странах.

Существенным дополнением к первоначальным установкам Декларации можно считать решение, принятое в Берлине 18-19 сентября 2003 года, о включении в круг проблем, подлежащих согласованному регулированию в ходе Болонского процесса, подготовку на докторском уровне как третью ступень высшего образования. Это обусловлено осознанием внутреннего единства всех ступеней высшего образования и особой значимости исследовательской составляющей для полноценного функционирования высшей школы в целом.

Для более полного понимания соотношения квалификационных структур, используемых в высшем образовании России и в упомянутых выше странах-инициаторах Болонского процесса, целесообразно напомнить об основных этапах эволюции и утверждения российских квалификаций высшего образования, которые во многом предопределили их нынешние особенности и отличия от квалификаций других европейских стран.

Система аттестации научно-педагогических кадров в России за время своего существования претерпела ряд изменений и преобразований, которые не всегда были последовательными и конструктивными.

До 80-х гг. XIX века ее структура выглядела следующим образом:
  • первая ученая степень - "кандидат", которую получали студенты, окончившие полный курс университета с отличными результатами и представившие письменное сочинение;
  • вторая ученая степень - "магистр наук", для получения которой лица, имевшие степень кандидата, должны были сдать экзамены и публично защитить магистерскую диссертацию;
  • третья ученая степень - "доктор наук", для получения которой необходимо было иметь ученую степень "магистр наук" и публично защитить докторскую диссертацию.


В конце XIX века, точнее в 1884 году, когда был принят последний университетский устав, ученая степень "кандидат" была упразднена.

В октябре 1918 года были упразднены все ученые степени и звания, и только в январе 1934 года Совет Народных Комиссаров СССР принял Постановление "Об ученых степенях и званиях", утвердившее ученые степени "кандидат наук" и "доктор наук". Содержание и статус новой степени "кандидата наук", несмотря на созвучие с первой ученой степенью дореволюционного периода, стали качественно иными. Тем более что ученая степень "магистра наук" была выведена из обращения.

Наиболее существенные структурные преобразования высшей школы России были проведены в первой половине 90-х годов в результате принятия Комитетом по высшей школе Постановления от 13.03.92 г. №13 "О введении многоуровневой структуры высшего образования в Российской Федерации". Этим Постановлением были утверждены Временное положение "О многоуровневой структуре высшего образования Российской Федерации" и Положение "О порядке реализации государственными высшими учебными заведениями образовательно-профессиональных программ". Документы явились нормативной основой для введения многоуровневой системы высшего образования, реализуемой преемственными образовательными программами трех уровней. Для ее построения, наряду с такой традиционной единицей формирования программ, как "специальность", была введена новая структурная единица - "направление обучения". При этом совокупность соответствующих образовательно-профессиональных программ охватывала все области науки, техники и культуры.

Образовательно-профессиональные программы первого уровня должны были включать двухлетнее обучение по одному из направлений обучения и профессиональную подготовку в объеме, предусмотренном для специалистов со средним профессиональным (специальным) образованием. Общая продолжительность обучения по этим программам должна была составлять 3 - 3,5 года, а лица, успешно освоившие такую программу, должны были получать дипломы о неполном высшем образовании с присвоением квалификации согласно перечню специальностей среднего профессионального (специального) образования. Очевидно, что введение такого образовательного уровня могло иметь далеко идущие последствия. На его основе появлялась возможность интегрировать систему среднего профессионального (специального) образования в структуру высшей школы с существенным приращением образовательного потенциала. В дальнейшем эта возможность, к сожалению, оказалась отвергнутой.

Основу высшего образования, в соответствии с упомянутым выше Постановлением, должно было составить базовое высшее образование, которое предусматривало овладение системой научных знаний о человеке и обществе, истории и культуре, получение фундаментальной естественнонаучной подготовки и основ профессиональных знаний по направлениям обучения. На основе общего среднего образования продолжительность обучения по образовательно-профессиональным программам базового высшего образования устанавливалась не менее четырех лет, а лицам, освоившим одну из таких программ и успешно прошедшим итоговую аттестацию, присваивалась степень бакалавра с выдачей диплома о высшем образовании. Очевидно, что образовательно-профессиональные программы данного уровня не что иное, как университетское образование без углубленной специализации, то есть это программы, имеющие сугубо академическое назначение в качестве основы для продолжения образования по образовательно-профессиональным программам третьего уровня, либо дополнительного профессионального образования, либо самостоятельного овладения профессиональными знаниями и навыками, необходимыми для адаптации к трудовой деятельности.

Образовательно-профессиональные программы третьего уровня могли быть реализованы в двух формах:
  • на основе общего среднего образования по единой программе общей продолжительностью обучения 5-6 лет по одной из специальностей с присвоением квалификации "дипломированный специалист";
  • на основе базового высшего образования по одному из направлений подготовки магистров продолжительностью обучения 2-3 года с присвоением степени "магистр наук" либо по одной из специальностей, продолжительностью от одного до трех лет с присвоением квалификации "дипломированный специалист".


Предполагалось, что все выпускники, освоившие любую образовательно-профессиональную программу третьего уровня, имеют право поступления в аспирантуру. Структура аспирантуры осталась без изменений (с трехлетним сроком по очной форме обучения, как для магистров, так и для дипломированных специалистов).

Спустя четыре года вступил в силу Федеральный закон Российской Федерации "О высшем и послевузовском профессиональном образовании", который существенным образом трансформировал структуру высшего образования, утвержденную Постановлением Комитета по высшей школе. Новым законом были установлены ступени высшего профессионального образования, определяемые в соответствии с присваиваемой после их успешного освоения квалификацией (степенью): "бакалавр", "дипломированный специалист" или "магистр". Однако их связь с образовательными уровнями, введенными ранее Постановлением, так и не была установлена.

Согласно "Закону", соответствующие образовательные программы могут быть реализованы непрерывно или по ступеням. В "Законе " предусмотрена также возможность получения неполного высшего профессионального образования со сроком обучения не менее двух лет.

На Всероссийском совещании по проблемам развития многоуровневой системы подготовки специалистов в Российской Федерации (25-26 ноября 2002 года) было отмечено, что в настоящее время реализуются две образовательные подсистемы: одноступенчатые основные образовательные программы подготовки дипломированных специалистов по специальностям или группам родственных специальностей - направлениям подготовки дипломированного специалиста; двухступенчатые основные образовательные программы по направлениям подготовки бакалавра и магистра с присуждением выпускникам соответствующей степени (квалификации). Практическая реализация этих подсистем в России осуществляется по разным схемам: независимой, линейной или "ветвящейся". Конкретные варианты последней схемы отличаются точками ветвления - чаще всего после второго, третьего или четвертого курсов.

Когда степень магистра в структуре российского высшего образования была восстановлена, сложившуюся ситуацию можно было бы рассматривать как возвращение к традиционной, принятой до 1884 г., структуре высшего образования в России, но с инверсным перемещением "кандидата" и "магистра наук" и переходом к новой последовательности ученых степеней: "магистр наук", "кандидат наук" и "доктор наук" - при сохранении их общего числа. Что касается ученой степени "доктора наук", то она в вузовской среде в большей степени воспринимается как синоним ученого звания "профессор", поскольку работающий в вузе доктор наук редко не имеет профессорского звания.

После присоединения России к Болонскому процессу в сентябре 2003 года все положения Декларации, включая Положение об использовании в национальных системах образования "однозначно воспринимаемых и сопоставимых квалификаций" (по отношению к квалификациям других стран - участниц Болонского процесса), приняли для нас характер международных обязательств, подлежащих исполнению.

В этой связи и с учетом изложенных выше общих установок Болонского процесса о квалификациях высшего образования правомерным становится вопрос о том, в какой мере действующая структура степеней и квалификаций российского высшего образования соответствует этим установкам. В частности, являются ли определенные "Законом" три ступени высшего образования (бакалавр, дипломированный специалист, магистр) его последовательными уровнями или же (поскольку реальный и формальный статус дипломированного специалиста и магистра почти не различаются) таких ступеней (уровней) фактически две: первая ступень - бакалавр, вторая ступень - специалист и/или магистр? В какой мер послевузовское образование, в частности, аспирантура, может рассматриваться, если следовать терминологи Болонского процесса, как третья ступень или уровень высшего образования?

Очевидно, что имеются, несомненны терминологические несоответствия определениях ступеней и уровней образования и квалификаций, используемы: в нашей стране и в европейских странах. Так, например, нигде, кроме РФ, не используется термин "неполное высшее образование " для обозначения двух- или трехлетнего начального периода обучения в вузе. Во многих странах Европы oн называется первым циклом, а докторская подготовка повсеместно ассоциируется с третьим уровнем (циклом) высшего образования и не обозначается, как ) нас, термином "послевузовское образование ". Приведенных примеров уже достаточно для инициирования интересной дискуссии о соответствии нашей образовательной терминологии ключевым образовательным терминам, которыми оперируют ведущие европейские страны и такие международные организации, как ЮНЕСКО, МАУ, Совет Европы и др., членами, которых мы являемся. Такая дискуссия, важным итогом которой могли бы стать выявление и дифференциация характера различий между квалификациями высшего образования в России и других странах, способствовала бы оптимизации предстоящей работы по полномасштабному подключению российской высшей школы к Болонско-му процессу.

Рассматривая данную статью в качестве вклада в ожидаемую дискуссию, авторы считают правомерным изложить некоторые соображения относительно возможных целесообразных действий на начальном этапе участия нашей страны в Болонском процессе.

Если оставить в стороне имеющиеся расхождения содержательного и терминологического характера, то вполне обоснованно можно признать, что созданная к настоящему времени в Российской Федерации многоуровневая структура высшего профессионального образования по многим параметрам достаточно органично соответствует положениям Болонской декларации и что существующие у нас ступени высшего образования (первая ступень - бакалавр, вторая ступень - дипломированный специалист и магистр) могут быть приняты за основу рекомендуемой Болонской декларацией структуры квалификаций.

В данной ситуации наиболее целесообразной, по нашему мнению, представляется прагматичная позиция, аналогичная занимаемой ведущими европейскими странами:
  • не торопиться с резкими и недостаточно обоснованными изменениями;
  • внимательно отслеживать характер и масштабы преобразований, осуществляемых другими странами;
  • во всех случаях руководствоваться исключительно интересами развития национальной системы образования.


В качестве первоочередных шагов необходимо проводить очевидные и наименее затратные мероприятия адаптационного характера, к которым, в частности, можно отнести редакционную коррекцию определенных образовательных терминов и связанных с ними нормативных формулировок. Не вызывает также сомнений то, что следует интенсифицировать практическую работу по таким направлениям, как введение системы зачетных единиц и Приложения к диплому, совместимым с используемыми или рекомендуемыми в рамках формирующегося единого европейского пространства параметрами высшего образования; приведение процедур и механизмов признания квалификаций в соответствие с Лиссабонской конвенцией; совершенствование критериев и механизмов оценки качества образовательных программ и высших учебных заведений.

Последующие шаги по адаптации российских квалификаций и системы высшего образования в целом к основным принципам Болонского процесса могут быть обозначены только в общих чертах, поскольку алгоритм самого процесса постоянно конкретизируется и дополняется.

По мнению авторов, четырехлетний срок обучения должен сохраняться, по крайней мере, до тех пор, пока будет сохраняться одиннадцатилетний срок обучения в средней школе, иначе российские квалификации (если сократить срок обучения на первой ступени с четырех до трех лет) практически полностью потеряют профессиональную составляющую. Параллельно с используемой в настоящее время программой бакалавра академической направленности, реализуемой в соответствии г действующими стандартами, могут быть созданы профессионально-ориентированные образовательные программы, предусматривающие значительно больший объем профессионально-ориентированных дисциплин и практической подготовки. В течение первых двух лет обучение по академическим и профессионально-ориентированным программам может быть совместным, а, начиная с третьего, должно происходить разделение по направлениям: "академический бакалавриат" (в основном по действующим образовательным программам) и "профессиональный бакалавриат" (вновь разработанные программы). Распределение по образовательным программам этих двух видов должно происходить в соответствии с запросами студентов и количеством мест на каждой из программ обновленного бакалавриата. Вместе с тем следовало бы вернуться к анализу возможностей многоуровневой структуры высшего образования, предложенной в 1992 году. На наш взгляд, она созвучна Болонскому процессу и содержит конструктивный вариант интегрирования образовательных учреждений, реализующих образовательные программы различного уровня в сфере профессионального образования.

На следующей ступени сохраняется существующая бинарная схема: специалист (5 лет) и магистр (6 лет). В перспективе бакалавриат может стать обязательной ступенью для получения квалификации специалиста, при этом "профессиональный бакалавриат" станет основой для дальнейшего обучения по программе специалиста, а "академический бакалавриат" - для обучения по программе магистра. Наиболее массовой квалификацией ВПО станет получаемая таким образом квалификация дипломированного специалиста (5 лет), которая может считаться соответствующей вводимой в европейских странах квалификации "мастер" (Master). Что же касается существующей квалификации магистра, то она останется в основном для подготовки научных и научно-педагогических кадров, при этом для отличия этих квалификаций, возможно, окажется целесообразным придать им различные обозначения: "мастер" и "магистр" соответственно.

Согласно итоговому Коммюнике Берлинской конференции, докторская подготовка должна стать заключительной ступенью высшего образования, в результате чего в европейских странах будет повсеместно реализована схема высшего образования, соответствующая квалификациям:
  • БАКАЛАВР или Лиценциат - МАГИСТР или Мастер - ДОКТОР.


В связи с этим нам предстоит уточнить место наших ученых степеней послевузовского образования - кандидата наук и доктора наук - в системе профессиональных степеней и званий, поскольку наличие двух подобных степеней для зарубежных стран является исключением.

Неоднократно было доказано, что российская ученая степень кандидата наук по основным квалификационным требованиям не только не уступает, но, как правило, превосходит докторские степени большинства западных стран, и в частности американскую степень Doctor of Philosophy (Ph. D). Однако когда на Западе решается вопрос об академическом или профессиональном признании степени кандидата наук, то на уровне доктора наук соответствующей западной страны оно осуществляется обычно без особых проблем лишь для математических и естественнонаучных направлений. Гораздо сложнее обстоит дело с получением признания по гуманитарным, юридическим, социально-экономическим, медицинским и ряду других направлений и специальностей. Отчасти это связано с недоверием, а иногда и предвзятостью к содержанию подготовки по этим специальностям, еще сохраняющимся с прежних времен. Не исключено, однако, что определенным препятствием здесь является сам термин "кандидат наук", дезориентирующий зарубежных партнеров относительно уровня данной квалификации.

Дело в том, что в отдельных зарубежных странах квалификация "кандидат" в настоящее время используется для обозначения уровня, предшествующего уровню "магистр", как это имело место в России до 80-х годов XIX века. Так, в Норвегии подобная квалификация ("кандидат в магистры") соответствует четырем годам высшего образования, а в Бельгии квалификация "кандидат" присваивается после двух или трех лет обучения в университете.

С другой стороны, во всех европейских языках сам термин "кандидат" относится к тому, кто намечен для избрания, назначения на должность или приема куда-либо, для получения чего-либо, т.е. подразумевается временное нахождение в этом качестве. Однако у нас большинство (примерно 9/10 от общего количества) кандидатов наук остаются ими на протяжении всей жизни. Поэтому представляется логичным и целесообразным, особенно в связи с нашим участием в Болонском процессе, поставить вопрос о возможном переименовании степени "кандидата наук". К такому решению подталкивает уже состоявшееся введение на законодательном уровне академических степеней бакалавра и магистра. Было бы опрометчиво, однако, использовать в этих целях термин "доктор философии", поскольку обобщенное наименование этой ученой степени не соответствует современной внутридисциплинарной дифференцированности науки, а ее использование является данью исторической традиции.

Что же касается принятой в настоящее время в России ученой степени доктора наук, то она имеет чисто российское происхождение и предназначение. Несомненно, это самая высокая по международным стандартам научная квалификация, которая может считаться на национальном уровне как характеристика научных достижений ученого в той или иной области науки. Данная квалификация могла бы рассматриваться как главное условие получения звания "профессор" или "габилитированный профессор", возможно, с упрощением ряда дополнительных процедур, применяющихся в настоящее время при получении профессорского звания. Номенклатура специальностей в аспирантуре и докторантуре должна быть разной: от более широкой - к более специализированной, а в качестве одного из направлений развития аспирантуры должно быть усиление образовательной компоненты применительно к условиям учебной и образовательной работы в вузе.

Таким образом, Россия может выстроить систему академических и ученых степеней, соответствующую требованиям Болонской декларации, следующим образом: "бакалавр"; "дипломированный специалист" или "магистр"; "доктор наук по направлению". Образовательные программы, соответствующие этим трем степеням, имеют как образовательную, так и научную составляющие, причем для степени, заменяющей нынешнего "кандидата", научная (исследовательская) составляющая является преобладающей. Однако повышение требований к программам послевузовского профессионального образования должно затронуть не только научную, но и образовательную компоненту. Что же касается нынешней ученой степени "доктор наук", то она, как и прежде, будет определять именно научный статус ее обладателя.

Исходя из этих соображений, Всероссийское совещание по проблемам современного состояния и перспективам развития классического университетского образования, которое состоялось в ноябре 2003 года на базе Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, приняло рекомендацию о законодательном закреплении степени "доктор наук" как сугубо "научной" (а не "образовательной") степени, являющейся особенностью национальной системы подготовки научных кадров высшей квалификации. Возможно, эту степень следовало бы присуждать не по отраслям наук, а по одной из научных специальностей "Номенклатуры специальностей научных работников", которую давно следует пересмотреть, укрупняя ныне действующие научные специальности и сокращая их количество.

Понятно, что принятие изложенных предложений или некоторых из них может потребовать внесения соответствующих изменений в Федеральный Закон "О высшем и послевузовском профессиональном образовании".



"Высшее образование в России"2004, №4, с.18-26





Популярные лекции
  • По экономике
  • По финансам
  • По праву
Помощь в написании