Знание и понимание в гуманитарном образовании




В наше время знание считается основным капиталом, за ним идут в университет, на курсы менеджеров и бухгалтеров, по ним оценивают человека: знание - сила. Основная установка европейской ментальности последних нескольких веков - погоня за знаниями и основывающимися на них техниками и технологиями. Прогресс в этом плане огромен: человечество знает все или почти все об окружающем мире - от строения атомы до структуры Метагалактики, от механизма живой клетки до механизма функционирования человеческого мозга. Все неизвестное лежит в горизонте известного, является в принципе познаваемым, знакомым.

В настоящее время изменяется к тому же сама природа знания. Знание считается таковым лишь после его перевода в некие количества информации, все непереводимое отбрасывается. Старый принцип, по которому получение знания неотделимо от формирования разума и даже самой личности, устаревает и выходит из употребления. Знание производится и будет производиться для того, чтобы быть проданным, чтобы обрести стоимость в новом продукте и, в обоих случаях, чтобы быть обмененным. Оно перестает быть самоценным и теряет свою "потребительскую стоимость".

В науке XX века появилось удивительное явление - разрыв знания и понимания. Люди знают - "как", но не понимают - "почему". Оказалось, что можно очень многое знать, совершенно ничего не понимая: не понимая основы, источника, альтернативы своих знаний. На фоне стремления к "знаниям, во что бы то ни стало" нелепыми звучат фразы: "Я знаю, что я ничего не знаю", "Во многие знания - многие печали", "Блаженны нищие духом".

В современной культурной ситуации считается, что знания не зависят от бытия. Можно обладать огромными знаниями и быть мелочным, эгоистичным, придирчивым, низким, завистливым. Если знание уходит далеко вперед от бытия, оно становится теоретическим, абстрактным, неприменимым к жизни, а фактически - вредным, оно лишь приносит новые затруднения и беспокойства. Знание, не находящееся в согласии с бытием, - это всегда знание одной вещи, знание деталей без знания целого.

Преимущество знания перед бытием, наблюдаемое в современной культуре, есть выражение забытости того, что уровень знания определяется уровнем бытия.

Если знание получает перевес над бытием, человек может знать, но не может делать. Но если человек много знает, но ничего не может делать, это значит, что человек не понимает того, что знает. Но и развитие бытия без знания является крайностью: человек может сделать много, но не знает, что и зачем делать. В сфере практики - просто знать и знать, как делать, - разные вещи. Знание того, как делать, не создается одним знанием.

Знание не дает понимания, а понимание не увеличивается благодаря росту знания. Понимание зависит от отношения знания к бытию, это равнодействующая знания и бытия. Так, в разные периоды своей жизни я понимаю одну и ту же идею, одну и ту же книгу по-разному. Знание мое при этом не изменяется. Не изменился, скажем, сюжет "Войны и мира", который я знаю достаточно подробно со времен средней школы. Но одно дело - читать Толстого в 16 лет, другое - в тридцать и в сорок: каждый раз это будет совсем разный Толстой. Изменилось бытие и, следовательно, понимание.

М. Фуко называет философией такую форму мысли, которая стремится определить условия и предельные возможности постижения истины субъектом, что позволяет субъекту постигать истину, а духовностью - тот поиск, ту практическую деятельность, опыт, посредством которого субъект осуществляет в самом себе преобразования, необходимые для постижения истины. Тогда духовностью можно назвать совокупность тех поисков, практических навыков и опыта, которыми должны быть очищение, аскеза, отречение, обращение взгляда внутрь самого себя, изменения бытия, представляющие - не для сознания, а для самого субъекта, для его бытия - ту цену, которую он должен заплатить за постижение истины.
  • Ценой постижения истины является обращение субъекта.
  • Истина не может существовать без обращения или преобразования субъекта. Это преобразование совершается через любовь, через аскезу.
  • Результат постижение истины - ее возвращение к субъекту. Истина - то, что озаряет субъект.


Фуко различает педагогику и психогогику. Педагогика - передача такой истины, функцией которой является снабжение субъекта способностями, знаниями, которых он до этого не имел и которые должен будет получить к концу педагогических отношений. Психогогика (которая возникла еще в античности и которую можно назвать paideia) - это такая передача истины, функцией которой будет не снабжение субъекта какими-либо знаниями, а скорее изменение способа существования субъекта.

Понимание - это существовательная сторона содержания знания. Нет знаний вообще, законов вообще, любое знание всегда знание чье-то: это я понял, это меня осенило, это я пережил. Истина всегда живая, она всегда принадлежит конкретному человеку, который к ней пробился, который понял не так, как понимали другие, понял по-своему. Потом мое откровение, мое понимание может стать знанием, но это уже будет мертвое знание. Духовный прогресс - это всегда движение от одного понимания к другому.

Понимание делает мир и составляющие его вещи живыми. Или наполовину живыми, ибо в них ушла наша душа и пытается, согласно образному выражению Мамардашвили, "заговорить с нами". Познание истины - это освобождение собственной души из плена вещей, а высвободить ее можно - только изменив себя. В каждой вещи целый мир, который надо раскрутить, оживить, сделать понятным. Мы всегда имеем дело только с проблеском понимания - как с проблеском бытия. Должно случиться событие понимания, "и в этом проблеске мы должны разглядеть душу вещи, события, другого человека, должны растянуть этот минимальный интервал. "Еще на малое время есть свет с вами; ходите, пока есть свет", - говорится в Евангелии.

Есть ситуации, которые предполагают невозможность знания, где знания ничего не дают, не спасают; на все случаи жизни знаний, рецептов не напасешься. В философии есть такое понятие - "трансцендентальный инстинкт": есть этот инстинкт, и тогда твое понимание не вытекает ни из знаний, ни из предшествующей культуры, ни из образования - все это необходимо, но недостаточно. Можно ли получить, писал Мамардашвили, понимание того, что нечто благородно, что нечто есть добро, - из какого-нибудь правила, из общего определения? Это ведь каждый раз я сам должен устанавливать, заново воссоздать. Каждая общая истина для каждого из нас непонятна по-своему. Мы ее по-своему, в своей уникальной ситуации должны разрешить новым ее возрождением применительно к конкретным явлениям, состояниям.

Я могу десять раз прочитать философский или художественный текст, но ничего не почувствую. Почему мысль Ницше или Паскаля не может перейти мне в голову? Да потому, что меня не было там, где рождалась мысль Паскаля. Ведь это не просто слова и не просто сообщение - это чужое понимание, которое должно стать твоим, оно должно родиться заново в твоей душе. Понять - значит найти свое место в мире, ибо мое понимание становится составной частью мира, оно добавляется к сложности мира - после моего понимания мир становится другим. Понимание рождается не усилием нашей мысли и не ухищрением нашего разума, оно достигается изменением моего бытия. Усиливаясь понять, я попадаю в другую структуру существования, я вообще начинаю существовать, т.е. иметь отношение к бытию. Тот, кто своим собственным пониманием открыл новые горизонты мира и стал частью этого мира, тот существует совершенно по-иному, чем обычный человек. Платон или Ницше для нас существуют более реально, чем многие наши современники.

Современное образование - это передача знаний. Мертвых знаний. Живое знание, т.е. понимание (ибо только в случае понимания оно становится живым), передать нельзя, оно достигается самим человеком, когда он пытается понять, пережить, впервые увидеть по-своему.

Образование - это передача мертвых приемов, техник, технологий, устоявшихся стандартов действия и поведений. Современное образование массовое, не штучное. Одно дело: преподаватель и студенты, а другое: учитель и ученики - не в смысле современной средней школы, где один учитель и тридцать учеников, где есть набор методик, циркуляров и стандартов, а в смысле античной или средневековой школы, где было характерным живое общение ученого, мыслителя или художника с группой своих учеников-единомышленников. Общение включало в себя и изменение личности ученика: обуздание животных страстей, привитие навыков добра, справедливости, честности, благородства.

Школа должна возродить подлинную связь между учителем и учеником, создать собственный мир подлинно человеческих отношений, в котором происходит не передача мертвых знаний, а поддерживается живая духовная традиция. Нельзя заставить кого-либо понимать так, как я понимаю. Но можно убедить, что нет никаких знаний без моего участия, без моих мук, без моих сомнений. Когда Ф. Ницше попросили изложить свое учение, он сказал, что не может этого сделать, ибо, чтобы понять, нужно пройти такой же страшный и тяжелый жизненный путь, каким прошел он сам.

Понимание - это открытие света в душе. В этом смысле настоящее, подлинное образование - это, прежде всего и изначально просвещение в самом глубоком и точном смысле этого слова.



"Высшее образование в России"2004, №5, с.39-42





Популярные лекции
  • По экономике
  • По финансам
  • По праву
Помощь в написании