Огнестрельные повреждения


Общие положения

 

Огнестрельные повреждения в последние годы заняли важ­ное место среди объектов судебно-медицинской экспертизы.

Под огнестрельными повреждениями понимают такой вид механической травмы, который происходит в результате выстрела из огнестрельного оружия, от взрыва снаряда, гранаты, запала или какого-либо взрывчатого вещества. Характер огнестрельных ранений зависит в первую очередь от особенностей оружия  и боеприпасов.

Судебно-медицинская экспертиза огнестрельных повреждений с учетом данных осмотра места происшествия и всех обстоя­тельств дела может оказать большую помощь при расследовании.

 

Краткие сведения об огнестрельном оружии и боеприпасах

 

Оружием называются предметы, изготовленные для целей нападения или защиты. Особенностью огнестрельного оружия является наличие ствола, открытого спереди, и приклада или ручки, с которыми соединяется задний конец ствола. В стволе  различают казенную часть, в которую вставляется патрон. В ав­томатическом оружии, пистолетах и др. патроны находятся в магазинах, откуда автоматически досылаются в канал ствола после производства выстрела.

Огнестрельное оружие подразделяется на артиллерийское и стрелковое. Последнее делится на групповое (пулеметы, минометы) и ручное (индивидуальное). Ручное оружие может быть боевым (винтовки, пистолеты, револьверы), спортивным, охотничьим, специальным (сигнальные пистолеты и др.), самодель­ным (самопалы) и дефектным (обрезы). Наибольшее количество огнестрельных повреждений в мирное время причиняется из ручного короткоствольного или охотничьего оружия.

Боевое оружие является нарезным. Канал его ствола имеет на внутренней стороне нарезы, идущие винтообразно и придающие пуле вращательное движение (обычно это 4—6 нарезов). Выступающие промежутки между нарезами называются полями нарезов. Расстояние между противоположными полями нарезов в миллиметрах называется калибром оружия. Большинство бое­вого оружия имеет калибр от 7 до 9 мм.

Боевые патроны состоят из пули, гильзы, содержащей порох, и капсюля со взрывчатым веществом. Различают пули основ­ного и специального назначения (трассирующие, бронебойные и др.). Пули основного назначения могут быть оболочечными и свинцовыми. Оболочечные состоят из сердечника (сплава свин­ца и сурьмы) и оболочки из более прочного металла — стали. Свинцовые пули обычно употребляются в охотничьем и спор­тивном оружии.

 

Выстрел и механизм образования огнестрельных повреждений

 

Выстрелом называется совокупность физических явлений, сопровождающихся воспламенением порохового заряда в заряд­ной камере огнестрельного оружия и вылетом снаряда из канала ствола. При ударе бойка по капсюлю происходит взрыв удар­ного состава. Образующееся при этом пламя через затравочные отверстия проникает в полость гильзы и воспламеняет порох.

При воспламенении пороха происходит взрывчатое его пре­вращение, сопровождающееся огромным повышением давления в канале ствола, в результате чего пуля получает поступательное и вращательное движение. За счет давления газов происходит отдача оружия, ствол которого отбрасывается вверх и несколько влево. В автоматическом оружии давление газов используется для выброса стреляной гильзы и перезарядки оружия.

Огнестрельный снаряд имеет очень большую кинетическую энергию, которую он передает тканям при соприкосновении с ними. Эффект действия огнестрельного снаряда на ткани зави­сит от его веса (массы), скорости полета и физического состоя­ния тканей (их сопротивляемости). Кинетическая энергия дви­жущегося снаряда определяется, как половина произведения его массы на квадрат скорости полета.

Пуля, соприкасаясь с тканями, мгновенно вызывает их коле­бание, которое в виде ударной волны распространяется на со­седние частицы тканей. Вслед за пулей образуется значительно большая по объему пульсирующая полость, которая передает колебательные движения соседним тканям. Следовательно, дей­ствие пули слагается из удара (прямое действие) и воздействия энергии, передаваемой в стороны (боковое действие).

При значительной кинетической энергии пули в момент со­прикосновения с тканями она действует как пробойник, выби­вая кусочек ткани (пробивное действие). При понижении энер­гии пуля лишь раздвигает ткани, и их дефекта не образуется (клиновидное действие) и при попадании пули в органы, содер­жащие жидкую или полужидкую среду, наблюдается гидродина­мическое действие, приводящее к разрыву органа. При незначи­тельной энергии (например, на излете) пуля действует как лю­бой тупой твердый предмет (контузионное действие).

При выстреле из канала ствола кроме пули вылетают пламя, газы, копоть и порошинки. При выстрелах из смазанного ору­жия из канала ствола вылетают также капельки оружейной смазки. Указанные частицы, возникающие при выстрелах, отно­сятся к дополнительным факторам выстрела и оставляют на теле человека определенные следы, а иногда даже повреждения.

В момент выстрела у дульного среза оружия появляется пла­мя, характер и величина которого зависят в первую очередь от вида пороха. Черный (дымный) порох дает значительное пламя и много раскаленных несгоревших порошинок, которые могут вызвать опадение волос, ожоги кожи и даже загорание одежды. Термическое действие бездымного пороха выражено гораздо меньше и может привести к незначительному опадению ворса одежды или пушковых волос кожи.

Горячие пороховые газы обладают ушибающим действием, вызывая образование пергаментных пятен. Тепловое действие газов незначительно. При выстрелах в упор или с близкой дис­танции при расположении под кожей плотной ткани (кость) га­зы отслаивают ее с мышцами и надкостницей, нередко образуя значительные разрывы. Последние являются наиболее важным признаком действия газов.

Копоть, образующаяся в результате сгорания пороха, рас­пространяется на расстояние до 20—30 см от дульного среза оружия. Интенсивность и диаметр закапчивания будут различ­ными и сильнее выраженными при более близкой дистанции.

Форма накапчивания может быть круглой при выстрелах под прямым углом к поверхности тела или овальной, если ствол оружия в момент выстрела располагался под углом к поверхно­сти тела.

При выстреле не происходит полного сгорания пороха, и по­этому несгоревшие или частично обгоревшие порошинки при близких дистанциях могут быть обнаружены на преграде. Они могут внедряться в ткань одежды, пробивать ее, а также осаднять эпидермис. В некоторых случаях они обнаруживаются в глубине раны. Обнаружение порошинок в окружности входной раны свидетельствует о близкой дистанции выстрела. Кроме того, исследование порошинок позволяет решить вопрос о виде использованного пороха.

 

Пример.

Гражданин К., 36 лет, 17 декабря 1998 г. выстрелил из пистолета в голову.

Судебно-медицинский диагноз:

1. Огнестрельное одиночное пулевое сквозное ранение головы. Входное отверстие в подборочной области с наличием на коже штанцмарки, копоти и порошинок вокруг раны. Выходное отверстие в затылочной области. Множественные мелко- и крупнооскольчатые переломы костей основания и свода черепа. Обширное разрушение вещества мозга с кровоизлияниями по ходу раневого канала и внедрением мелких отломов костей.

2. Брызги крови на тыльной поверхности 1, 2, 3-го пальцев правой кисти.

 

Особенности судебно-медицинского исследования трупа при огнестрельных повреждениях

 

Один из наиболее важных вопросов при экспертизе трупа с механическими повреждениями — определение вида и характера повреждений, и в первую очередь является ли исследуемое по­вреждение огнестрельным. Установление огнестрельного повре­ждения основывается на обнаружении характерных признаков этого вида ран — дефекта ткани (входного и выходного отвер­стия), следов дополнительных факторов выстрела, наличия поя­сков загрязнения, осаднения и т.д.

Большое значение при экспертизе огнестрельных поврежде­ний имеет исследование одежды, на которой могут оставаться признаки близкого выстрела, кусочки преграды, через которую прошла пуля перед повреждением тела и др. Сопоставление по­вреждений одежды и тела пострадавшего может дать основание для разрешения вопроса о направлении выстрела, а в некоторых случаях — о положении потерпевшего в момент ранения.

При внутреннем исследовании трупа до извлечения внут­ренних органов необходимо, осторожно раздвигая их, опреде­лить локализацию повреждений внутренних органов, что позво­лит более точно установить направление раневого канала. Зон­дировать огнестрельные повреждения запрещено, поскольку при этом можно сделать добавочные ходы, которые затрудняют дальнейшее исследование.

Огнестрельные ранения могут быть сквозными, слепыми или касательными.

Сквозные огнестрельные ранения характеризуются наличием всех составных частей огнестрельного повреждения:

§         входным огнестрельным отверстием;

§         раневым каналом;

§         выходным огнестрельным отверстием.

Одним из основных признаков входного огнестрельного от­верстия является дефект ткани. Он образуется при достаточной кинетической энергии пули (пробивное действие пули). В этом случае при исследовании раны и попытке сближения ее проти­воположных краев последние не совпадают друг с другом, а по краям раны при натяжении кожи образуются складки. При меньшей кинетической энергии пули дефекта ткани может не образоваться (клиновидное действие). В области выходных от­верстий дефекта ткани, как правило, не образуется.

Форма входного огнестрельного отверстия обычно круглая или овальная, что зависит от угла, под которым пуля входит в ткани тела человека. При прямом угле входа пули рана будет округлой. Форма выходного огнестрельного отверстия чаще ли­нейная, дугообразная, реже звездчатая. Вследствие сокращения подлежащих тканей, подсыхания краев раны, локализации по­вреждения и ряда других факторов первоначальная форма раны может измениться, и поэтому решение вопроса о входном или выходном отверстии по форме раны будет затруднено.

При проникновении в тело пуля обтирает по краям входного отверстия те частицы, которые на ней находятся (следы смазки, копоти, порохового нагара, ржавчины и пр.), образуя в окружности отверстия так называемый поясок обтирания, или загряз­нения сероватого цвета. При наличии на теле одежды наиболее хорошо поясок обтирания виден на первых ее слоях, на после­дующих — слабее. В области выходного огнестрельного отвер­стия пояска обтирания не образуется.

В месте входа пуля сначала втягивает, а затем пробивает ко­жу; при этом она своей боковой поверхностью трется об обтяги­вающую ее кожу и сдирает поверхностные слои (эпидермис), вследствие чего образуется поясок осаднения шириной 1—3 мм. В этом пояске имеет значение также меньшая эластичность эпи­дермиса по сравнению с собственно кожей, вследствие чего он растрескивается и легко осадняется. Наружный диаметр пояска осаднения приблизительно равен диаметру пули. В области вы­ходного отверстия поясок осаднения может образоваться только в том случае, когда область выхода пули прижата к твердому предмету, например, к каменной стене.

При рентгеновском исследовании в области входного огне­стрельного отверстия обнаруживается отложение металла в виде непрерывного кольца различной ширины (поясок металлиза­ции). Поясок металлизации образуется при любой дистанции выстрела. В области выходного огнестрельного отверстия также могут быть обнаружены частицы металла, но они никогда не образуют непрерывного кольца, а расположены в виде отдель­ных вкраплений. При наличии одежды поясок металлизации на коже может отсутствовать.

Путь, который проходит пуля в теле, называется раневым, или огнестрельным, каналом. Направление раневого накала не всегда соответствует прямой линии, соединяющей входное и выходное отверстия, так как пуля может изменять направление движения в теле. Установление направления пулевого канала производится при внутреннем исследовании трупа. Оно имеет большое значения для решения вопроса о направлении выстре­ла, а в ряде случаев — о взаиморасположении пострадавшего и нападавшего, позе человека в момент ранения и пр.

Пулевые каналы можно разделить на прямые и непрямые, прерывистые и непрерывные. Прямой непрерывный канал прохо­дит через все органы по одной линии; прерывистый образуется за счет смещения органов по отношению друг к другу. Непрямые каналы образуются при изменении направления полета пули в результате ее столкновения с костью, более плотными тканями и др. Прерывистые непрямые каналы чаще всего бывают при попадании пули в полость позвоночника, кишечника и пр., в которых она может пройти какое-то расстояние, а затем выйти в другом месте.

Характер огнестрельного канала зависит в первую очередь от особенностей строения органов и тканей. Наиболее трудно оп­ределить раневой канал в жировой клетчатке, мышцах, посколь­ку они обильно пропитываются кровью. В паренхиматозных органах наблюдаются звездчатые разрывы, вследствие растрес­кивания в области входного отверстия и образования циркулярных и радиальных трещин по ходу канала. Полые органы имеют небольшие входные и значительные выходные отверстия, а в ряде случаев в силу гидродинамического действия пули напол­ненные полные органы разрываются.

Для плоских костей (череп, лопатка, крылья подвздошных костей, грудина) наиболее характерным является дырчатый пе­релом. Раневой канал в таких костях имеет вид воронки или усеченного конуса, расширяющегося в сторону полета пули. При перпендикулярном вхождении пули на наружной пластинке образуется круглое отверстие, диаметр которого равен или чуть меньше диаметра пули, что имеет определенное значение для установления калибра оружия.

В диафизах трубчатых костей чаще всего образуются оскольчатые или оскольчато-дырчатые переломы. При сопоставлении отломков обнаруживается, что в области входного отверстия обычно имеется дефект неправильно округлой формы, от кото­рого отходят в косом направлении трещины, образующие на бо­ковых сторонах кости осколки треугольной или трапециевидной формы. В области выходного отверстия отходят преимуществен­но продольные по длине кости трещины, соединяющиеся между собой поперечными или косыми трещинами.

 

Пример.

Тяжело раненого солдата во время чеченской компании (1999 г.) дос­тавили с поля боя в медсанбат со слабыми признаками жизни: слепое пуле­вое ранение в области сердца. При выслушивании сердца слышен был только громкий посторонний звук. Раненый был отправлен в тыл в связи с отступлением. Он остался в живых. Несколько месяцев спустя рентгенов­ский снимок обнаружил присутствие пули в левом желудочке сердца. Ра­неный в госпитале был под постоянным наблюдением. Однажды он почув­ствовал острую боль в левом бедре. Просвечивание рентгеновскими лучами обнаружило пулю в левой бедренной артерии, которая была немедленно из­влечена оперативным путем с наложением сосудистого шва.

 

Слепые огнестрельные ранения образуются при небольшой кинетической энергии пули. Перед внутренним исследованием трупа со слепым огнестрельным ранением необходимо прощу­пать область предполагаемого места выхода пули, которая мо­жет быть извлечена при небольшом дополнительном разрезе мягких тканей. При экспертизе слепых огнестрельных ранений наибольшее значение имеют обнаружение и изъятие пули для дополнительных исследований. На поверхности оболочечных или свинцовых пуль могут быть найдены следы от полей наре­зов или же внутренней поверхности ствола оружия, которые позволяют идентифицировать не только вид, но и конкретный экземпляр оружия.

Морфологические особенности касательных огнестрельных ран освещены в судебно-медицинской литературе недостаточно. Между тем их диагностика может оказаться весьма затрудни­тельной, особенно при поздних экспертизах. Распознавание пу­левого происхождения касательных ран больше всего осложня­ется в тех случаях, когда при экспертизе живых лиц в ране об­наруживается воспалительно-гнойный процесс или касательное повреждение подвергалось хирургической обработке.

Под повреждением «по касательной» понимают пулевое ра­нение, при котором пуля входит в округлую часть тела (бедро, плечо, голень, предплечье, бок туловища) под острым углом и выходит близко от входа. Каналы подобных ранений часто про­ходят под кожей, реже задевают мышцы и внутренние органы, близко расположенные к поверхности тела.

К другой категории относят раны, проходящие через кожу вдоль по ее поверхности, образуя открытые раневые каналы в виде различной глубины желоба, начиная от поверхностных осаднений верхних слоев кожи до глубоких желобоватых каса­тельных ран, проникающих в подкожную клетчатку до апонев­розов и мышц включительно.

Отсутствие обычных для сквозных пулевых ранений входных и выходных отверстий и закрытых раневых каналов может зна­чительно затруднить не только, как уже отмечено, определение направления движения пули в кожных покровах, но и распозна­вание самого характера раны.

Начало касательной раны, т.е. тот незначительный участок кожи, где начиналось соприкосновение с ней пули, как правило, сопровождается образованием характерного поверхностного осаднения. По мере продвижения пули вперед осаднение посте­пенно углубляется, захватывая слои дермы, и в последующем переходит в желоб (открытый раневой канал), который распо­лагается чаще всего в подкожной жировой клетчатке.

Осаднение в области входа пули имеет чаще всего несколько закругленный край, благодаря чему ссадины приобретают полу­круглую форму. На месте выхода пули, т.е. там, где пуля отры­валась от кожной поверхности, осаднение эпидермиса возникает не всегда.

Все ссадины на месте начала касательных ран носят следы обтирания пули. Ссадины в области выхода пули, в отличие от ссадин на входе, практически не имеют следов загрязнения или они выражены незначительно.

Таким образом, на характер касательных ранений оказывают влияние их глубина, месторасположение, а также толщина по­вреждаемых кожных покровов.

При обнаружении огнестрельных ран пользуются следующей схемой их описания:

1) локализация раны с указанием ее высоты от уровня подошв;

2) общая форма раны, наличие и форма дефекта (минус-ткани);

3) размеры дефекта, общие размеры раны;

4) характер краев (ровные, неровные, отклонены внутрь или наружу);

5) наличие, форма, размеры и цвет поясков осаднения и за­грязнения;

6) чем нанесена рана, наличие в ней инородных частиц;

7) наличие и особенности отпечатка дульного конца оружия (намушника, второго ствола охотничьего ружья и др.);

8) отложение копоти (форма, размеры, цвет, отношение к центру раны);

9) повреждения от порошинок и их отложения (площадь, форма, количество и густота, отношение к центру раны, глубина внедрения);

10) наличие пергаментации кожи, кровоподтеков, инородных частиц на коже вокруг раны;

11) состояние волос (повреждение, опаление);

12) следы крови (направление потеков).

 

Пример описания раны при выстреле с неблизкого расстояния (снайпера)

На передней поверхности правой половины груди, на расстоянии 8 см от срединной линии в четвертом межреберье, на высоте 117 см от по­дошвенной поверхности стоп рана округлой формы с дефектом кожи в центре диаметром 0,4 см. Края раны ровные. По краям дефекта имеется циркулярный поясок осаднения шириной 0,2 см. Наружный диаметр поя­ска — 0,8 см. В глубине раны размозженная, пропитанная кровью, под­кожная жировая клетчатка.

 

Пример описания раны при выстреле с близкого расстояния

В центре лобной области, на расстоянии 172 см от подошвенной по­верхности стоп имеется рана округлой формы с дефектом кожи в центре диаметром 0,5 см. Края раны относительно ровные. По краям дефекта циркулярный поясок осаднения шириной 0,2 см, на который накладыва­ется поясок обтирания темно-серого цвета шириной 0,2—0,3 см. Рана заполнена темно-красным свертком крови. Вокруг раны на участке круг­лой формы имеются внедрившиеся в эпидермис до собственно кожи час­тицы пороховых зерен синевато-серого цвета, общим числом 28, и следы от ударов порошинок в виде мелких ссадин, равномерно расположенные по всей площади пораженного участка кожи. От нижнего края раны про­ходит потек засохшей крови в направлении к правой ушной раковине,

 

Перед пересылкой трупа в морг желательно завернуть его в чистую простыню или другой подручный материал, чтобы при транспортировке не потерять пулю, дробины, пыжи и другие предметы, застрявшие в одежде. На кисти рук можно надеть пластиковые или лучше бумажные пакеты, завязав их в области запястий.

 

Пример.

Труп гражданки А, обнаружен вечером 12 декабря 1998 г. у дома №12 на улице Домодедовской.

Судебно-медицинский диагноз: сквозное огнестрельное ранение шеи. Входное отверстие с круглым дефектом ткани, ободком осаднения и об­тирания на левой боковой поверхности шеи. Раневой канал, проходящий через мягкие ткани шеи, с повреждением левой общей сонной артерии и гортани. Выходное отверстие щелевидной формы, без дефекта ткани и ободков осаднения и загрязнения на правой переднебоковой поверхности шеи. Жидкая кровь в трахее и бронхах. Аспирация кровяных масс. Рез­кое малокровие внутренних органов. Единичные порошинки в воротнике пальто справа.

Выводы: на основании судебно-медицинской экспертизы трупа граж­данки А., 19 лет, учитывая результаты дополнительных исследований, при­хожу к следующим выводам в соответствии с поставленными вопросами:

1. Смерть гражданки А. последовала от сквозного огнестрельного ра­нения шеи с повреждением левой общей сонной артерии и обильной кровопотери.

2. Входное отверстие расположено на левой боковой стороне шеи, вы­ходное — на правой переднебоковой поверхности шеи. Раневой канал про­ходит горизонтально (по отношению к вертикальному положению тела) и несколько сзади вперед.

3. Ранение причинено выстрелом с расстояния около 50 см, на что указывают отсутствие копоти и наличие порошинок, внедрившихся в ворот­ник пальто у входного отверстия.

4. Локализация ранения и расстояние выстрела указывают на то, что ранение гражданке А. нанесено посторонней рукой.

5. Гражданка А. незадолго до смерти алкоголь не употребляла, об этом свидетельствует отрицательный результат судебно-химического иссле­дования.

6. Смерть гражданки А. последовала в течение нескольких минут по­сле ранения, что подтверждается наличием повреждения крупного сосуда и аспирацией крови.

7. От смерти гражданки А. до исследования трупа прошло более 24 часов, так как трупные пятна не бледнели и не исчезали при надавливании пальцем, а трупное окоченение было выражено во всех группах мышц.

Ответственность по ст. ст. 307 и 310 УК РФ известна.

Судебно-медицинский эксперт

 

Определение дистанции выстрела

 

Под дистанцией выстрела понимается расстояние между дульным срезом ствола оружия и поверхностью повреждаемого тела. В судебной медицине различают три дистанции: выстрел в упор, выстрел с близкого расстояния и выстрел с неблизкого расстояния. Такое разделение обусловлено своеобразным рас­пределением дополнительных факторов выстрела.

Под выстрелом в упор понимается выстрел из оружия, плот­но (полный герметический упор), неплотно (неполный герме­тический упор) или боковой частью (боковой упор) прижатого к поверхности тела. Основными признаками выстрела в упор являются расположение дополнительных факторов внутри ра­невого канала или на небольшой части кожи вокруг огне­стрельной раны, разрывы кожи и штанцмарка — отпечаток (ссадина) дульного среза ствола оружия, а также ало-красное окрашивание тканей в области входного отверстия (карбоксигемоглобин).

Под близкой дистанцией выстрела признают такое расстоя­ние между дульным срезом ствола оружия и поверхностью по­вреждаемого тела, когда действуют дополнительные факторы выстрела — пламя, газы, копоть, порошинки. Цифровое выра­жение расстояния близкого выстрела зависит от системы ору­жия, характера и состояния боеприпасов и степени изношен­ности оружия.

Под выстрелом с неблизкого расстояния рассматривают вы­стрел с такой дистанции, когда на тело действует только пуля, а дополнительные факторы выстрела не обнаруживаются. Для ручного боевого оружия такое расстояние будет начинаться уже за пределами 1 м. Конкретное определение дистанции выстрела в таких случаях невозможно. Некоторое значение для определе­ния дистанции выстрела со стандартными патронами из извест­ного образца оружия имеет характер действия пули на ткани че­ловека (пробивное, клиновидное и др.).

В некоторых случаях при выстрелах с дальней дистанции можно обнаружить отложение копоти на внутренних слоях одежды или коже при отсутствии ее на поверхностных слоях одежды (феномен Виноградова). Основными условиями для возникновения такого отложения копоти являются наличие нескольких слоев одежды, отстоящих друг от друга до 1—1,5 см, и большая скорость полета пули (свыше 500 м/с). Диффе­ренциальными признаками служат отложение копоти на неко­тором расстоянии от края повреждения внутренних слоев оде­жды и ее лучеобразный вид.

 

Установление последовательности огнестрельных ранений

 

При обнаружении нескольких огнестрельных ранений часто необходимо решить вопрос о последовательности их нанесения. Разрешение этого вопроса нередко помогает определить характер и последовательность происшествия, а ряде случаев устано­вить местоположение стрелявшего и потерпевшего по отношению друг к другу.

При огнестрельных ранениях головы радиальные трещины, возникающие при втором выстреле, доходят до трещин, воз­никших при первом, но не переходят через них. При небольшой дистанции выстрела и большой кинетической энергии пули во­круг первых повреждений образуются крупные радиальные тре­щины, соединенные между собой дугообразными трещинами, которые располагаются в два—три ряда на различном расстоя­нии от центра. У краев отверстий от вторичных выстрелов обра­зуются в основном лишь радиальные трещины.

При огнестрельных ранениях грудной клетки с повреждени­ем легких после первого выстрела раневой канал в легком вследствие опадения легочной ткани (гемопневмоторакс) сме­щается по отношению к частям раневого канала в стенках груд­ной клетки. При последующих выстрелах, когда легкое уже спа­лось, пуля либо совсем не повреждает легкое, либо повреждает его периферические отделы, причем раневой канал представляет собой прямую линию на всем протяжении. Кроме того, первое ранение легкого всегда более обширное.

Первичное огнестрельное ранение живота с повреждением внутренних органов брюшной полости вызывает значительные повреждения желудка и кишечника из-за содержания в них жидкости и газа и проявления гидродинамического действия пули. Второе ранение возникает при опадении органов, обра­зующиеся при этом повреждения будут менее значительными. Если в области первого ранения могут быть обнаружены об­ширные разрывы стенки органа, то при втором ранении повре­ждения обычно носят щелевидную форму.

При выстрелах из вычищенного и смазанного оружия поя­сок обтирания в области раны от второго выстрела будет го­раздо лучше выражен, чем от первого, что связано с большим загрязнением пули копотью при втором выстреле. Кроме того, при выстрелах из смазанного оружия в области входной раны от первого выстрела обнаруживается большее количество ору­жейной смазки по сравнению с областью второго ранения. Не­которое значение имеет массивность кровоизлияний, которые в области первого ранения будут выражены больше, чем в об­ласти второго.

 

Определение вида огнестрельного оружия

 

Определение оружия, из которого был произведен выстрел, может касаться либо системы оружия, либо определенного его экземпляра (идентификация конкретного образца оружия). Оп­ределение вида оружия основывается на специфических особен­ностях огнестрельного ранения, характере действия дополни­тельных факторов выстрела, на обнаружении пули или ее остат­ков. Обычно для разрешения этого вопроса назначается крими­налистическая экспертиза.                        

Обнаружение нескольких ранений, расположенных в цепоч­ку, одинаковое направление раневых каналов, соединенный ха­рактер повреждений, т.е. одно общее повреждение от несколь­ких пуль, свидетельствуют о ранении из автоматического ору­жия (пулеметов, автоматов, пистолетов-пулеметов). И напротив, входные отверстия при одиночных выстрелах располагаются на теле беспорядочно, раневые каналы имеют различное направле­ние, иногда перекрещиваются.

Определить вид огнестрельного оружия в ряде случаев мож­но по размерам огнестрельной раны кожи и костей. Обычно размеры ран кожных покровов вследствие эластичности кожи меньше диаметра пули. Для разрешения этого вопроса наи­большее значение имеют повреждения плоских костей (черепа, лопаток и др.), где диаметр повреждения кости соответствует калибру пули. При значительной кинетической энергии пули (пробивное действие) для определения калибра и, следователь­но, вида оружия большую роль играют также повреждения фас­ций, на которых размеры повреждений примерно соответствуют диаметру пули.

Известное значение для определения вида оружия имеет от­печаток дульного среза ствола оружия, так как для каждого вида имеется свой характерный отпечаток. Кроме того, в некоторых случаях определить вид оружия можно по следам дополнитель­ных факторов выстрела. Так, по характеру и форме отложения копоти в области входного огнестрельного отверстия можно ус­тановить выстрел из автомата Калашникова и некоторых зару­бежных аналогов. Определенное значение имеет также обнару­жение в области огнестрельного отверстия или на одежде поро­ховых остатков или несгоревших порошинок.

Определение вида оружия и, что наиболее важно, конкрет­ного экземпляра оружия основывается на данных исследования гильз, пуль. На оболочке пули остаются следы от нарезов, различных неровностей и дефектов канала ствола, характерных для определенного экземпляра оружия. Для целей идентификации оружия используются также особенности следов от удара бойка на донышке гильзы и следы отсечки — отражателя.

 

Особенности огнестрельных повреждений при рикошете и преодолении пулей преград перед ранением

 

При столкновении пули с преградой под углом менее 15 гра­дусов пуля не входит в преграду, а изменяет свое направление. Изменение направления полета пули от встречи с преградой на­зывается рикошетом. Пуля может рикошетировать от любой преграды, но чаще от плотных предметов, например, каменной стены, ветки дерева, края пуговицы и пр.

 

Пример.

Интересный случай описан А.П. Громовым (1970 г.). Несколько моло­дых людей отдыхали на берегу озера. Один из них сел в лодку и отплыл на расстояние 30 м от берега. Другой, имевший пистолет, шутя прицелился в воду примерно на 10 м ближе и на 3-4 м в сторону от лодки и выстре­лил. Юноша, стоявший в лодке, упал за борт и пошел ко дну. Остальные участники прогулки вернулись домой и, боясь ответственности, рассказали о происшествии только через день. Труп утонувшего был найден на дне озера. На лбу отмечалось большое входное огнестрельное ранение с разо­рванными краями, а в мозгу была найдена пуля.

Для подтверждения показаний свидетелей происшествия был произве­ден следственный эксперимент. На лодку был поставлен шит высотой 180 см (рост покойного 180 см) и было произведено 5 экспериментальных вы­стрелов при тех же условиях, о которых говорили участники происшествия. При этом 4 пули попали в верхнюю часть шита, что подтвердило возмож­ность смертельного ранения при описанных выше обстоятельствах.

 

При рикошете пуля не только изменяет свое направление, но зачастую и правильность полета. При этом эксцентричная пуля летит, кувыркаясь, и может причинить повреждения раз­личными частями — боковой поверхностью, донышком и т.п. Наиболее резко это проявляется у остроконечных пуль. Кроме того, при столкновении с преградой пуля может деформировать­ся, и вследствие этого возникают раны неправильной формы, нередко симулирующие повреждения другими предметами.

Большое значение для разрешения вопроса о возможном рикошете пули имеет обнаружение нескольких огнестрельных ранений неправильной формы, которые чаще всего бывают сле­пыми. В мягких тканях в этих случаях обнаруживаются части оболочки, сердечника и др. Реже образуются сквозные ранения. При экспертизе подобных случаев наиболее важным является извлечение всех частей пули для последующего определения ви­да оружия.

Если выстрел произведен через какие-либо предметы или пуля перед повреждением тела человека преодолевала преграду (дверь, деревянную перегородку, некачественный бронежилет и пр.), последняя может частично или полностью защитить тело от факторов близкого выстрела. Часто преграда вызывает замед­ление скорости полета пули, что приводит к появлению слепых ранений. Нередко частицы преграды заносятся пулей в раневой канал, что может помочь выяснению механизма образования повреждений.

При экспертизе огнестрельных повреждений, когда возни­кают подозрения о возможном рикошете пули или же о преодо­лении пулей какой-либо преграды, большое значение имеет ос­мотр места происшествия. При рикошете пули от твердых пред­метов на последних остаются следы воздействия пули. Обнаружение на преградах следов дополнительных факторов выстрела позволяет более правильно решить вопрос о дистанции выстрела, о возможности ранений из определенного вида ору­жия или местоположении стрелявшего.

 

Повреждения холостыми патронами и патронами специального назначения

 

Холостыми называются патроны, не имеющие пули или другого снаряда. Повреждения холостыми патронами встречают­ся при неумелом обращении с оружием, при выстрелах в упор или с очень близкого расстояния. Они могут сопровождаться серьезными и даже смертельными повреждениями. Обширные ранения при этом объясняются высоким давлением пороховых газов и большой скоростью их движения. Такие повреждения обычно бывают случайными, связанными с незнанием разруши­тельного действия пороховых газов.

 

Пример (А.П. Громов, 1970 г.).

На сцене клуба силами самодеятельности ставился любительский спектакль, по ходу которого один из действующих лиц должен был вы­стрелить в себя из револьвера системы наган холостым патроном. Актер выстрелил в левую половину груди, упал и вскоре умер. При вскрытии трупа на мундире погибшего обнаружен округлый дефект диаметром 1 см. Соответственно этому дефекту в третьем межреберье слева констатирова­на рана размером 10 х 0,7 см неправильной формы, заполненная сгустками крови, выходное отверстие отсутствовало. В верхней доле левого легкого отмечалось слепое ранение диаметром 4 см. В левой плевральной полости обнаружено значительное скопление крови. Экспериментальный выстрел из этого револьвера с аналогичным холостым патроном дал на трупе сходные повреждения.

 

К пулям специального назначения относятся трассирующие, зажигательные, пристрелочные. При определенных условиях они могут причинять повреждения, не характерные для обыч­ных пуль. При близких дистанциях, или когда трассирующее вещество еще не начало выделяться или уже выделилось, по­вреждения имеют обычную для огнестрельных ранений картину.

При ранениях трассирующими пулями у входного отверстия по краям появляется сероватая кайма, напоминающая копоть, или поясок загрязнения. Она появляется обычно на вторые су­тки после ранения и представляет собой омертвение ткани от действия специальных веществ. При разрывах таких пуль (при рикошете, преодолении преград) независимо от расстояния, которого произведен выстрел, повреждения напоминают ране­ния от выстрела с близкой дистанции. Диагностика в этих слу­чаях основывается на обнаружении в ране специфического со­става трассирующего вещества.

Своеобразные повреждения возникают при разрыве пристрелочных пуль перед поражением тела. При этом происходит ране­ние осколками и специальными деталями пули, осколками преграды и др. Поражения в этих случаях очень разнообразны по характеру, форме, объему и могут быть похожими на повре­ждения от взрывов запалов к ручным гранатам. Диагностике этого вида повреждений способствует обнаружение в ранах ос­колков и деталей пули.

При ранениях бронебойно-зажигательными пулями входное отверстие часто ничем не отличается от обычного огнестрель­ного ранения. В тех случаях, когда пуля встречает на своем пути кости, происходит ее разрыв, в результате чего возникают об­ширные повреждения мягких тканей. Определению этого вида ранений помогают особенности повреждения тканей тела, обна­ружение сердечника пули и изменение тканей вследствие дейст­вия зажигательных веществ (фосфора), а также химическое ис­следование.

 

Повреждения из дефектного и самодельного оружия

 

Дефектное оружие (обрез) представляет собой деформиро­ванное стандартное оружие (винтовка, карабин, автомат), у ко­торого обрезан ствол, удалена часть или все ложе. Такая дефор­мация производится с целью облегчения незаконного хранения и ношения оружия. Обычно для стрельбы из дефектного оружия применяются стандартные патроны (винтовочные, пистолет­ные). В мирное время наиболее часто встречаются обрезы из охотничьих ружей.

Деформация оружия резко изменяет его баллистические свойства. При этом наблюдаются разрывы оболочки пули, пуля нередко летит, кувыркаясь, и причиняет обширные рваные ра­ны. От выстрела из такого оружия обычными патронами на близком расстоянии сильное повреждающее действие оказывают газы. Кроме того, при выстрелах из обрезов сильно выражено термическое воздействие, так как часть пороха не успевает сго­реть в канале ствола.

Если разрыв оболочки пули произошел до попадания в тело, то от одного выстрела могут образоваться несколько входных ран, что может давать сходство с дробовыми ранениями. Отли­чить эти повреждения помогает довольно значительный поли­морфизм входных ран по сравнению с дробовыми ранениями. При разрыве пули внутри тела отмечается несколько выходных отверстий, в то время как входное было одно.

Самодельное оружие (самопалы) состоят обычно из трубки, один конец которой закрыт наглухо. Трубка присоединяется к деревянной или металлической рукоятке. Трубка заряжается по­рохом, серой от спичек, кусочками киноленты, затем заклады­вается пыж и снаряд в виде кусочков свинца, гвоздей, камешков и пр. Через отверстие в стенке трубки взрывчатая смесь поджи­гается; происходит выстрел. Нередко вместо выстрела взрывает­ся сама трубка, распадаясь на отдельные части, которые могут причинить даже смертельные повреждения.

 

Пример (А.П. Громов, 1970 г.).

Труп К., 13 лет, был доставлен в морг с округлой раной на лбу, про­никающей в полость черепа. На лице отмечалось вкрапление буроватых и синеватых частиц диаметром до 0,2 см. На правой кисти в первом межпальцевом промежутке обнаружены следы копоти. Правая штанина сатино­вых шаровар почти полностью отсутствовала, края дефекта обгорелые. На правой ноге обнаружены следы обширных посмертных ожогов.

Из протокола осмотра трупа на месте его обнаружения известно, что труп К. найден на окраине города. Труп лежал на спине, между раздвину­тых ног трупа в землю была воткнута закопченная металлическая трубка с загнутым концом и с поперечным распилом, какие бывают на самопалах. В окружности трупа под кустом имелись следы обгоревшей травы.

При судебно-медицинском вскрытии трупа К. обнаружено: дефект ко­жи на лбу, воронкообразный дефект лобной кости, повреждение мозгового вещества на глубину 1,5 см, причем какого-либо снаряда в мозгу найдено не было. В кусочках мозга, обнаруженных на земле и взятых с места про­исшествия, найден комок ваты со следами копоти.

В заключении эксперт указал, что в данном случае имело место слепое огнестрельное ранение головы с близкого расстояния из атипичного (само­дельного) оружия. Характер ранения дает основание полагать, что оно бы­ло причинено трубкой самопала, которая была извлечена из раны самим пострадавшим, о чем свидетельствуют следы копоти на правой кисти. Обгорание одежды и следы ожогов на трупе могли быть получены в резуль­тате воспламенения сухой травы на месте происшествия при выстреле из представленного на экспертизу оружия.

Заключение было впоследствии подтверждено материалами следствен­ного дела.

 

Характер повреждений из самодельного оружия зависит от конструкции самопала, его величины, состава заряда и предме­тов, использованных в качестве снарядов. Как правило, ранения из самодельного оружия слепые, в связи с чем по особенностям обнаруженного снаряда можно предполагать о возможности применения самодельного оружия. В случаях ранений из само­дельного оружия большое значение имеют осмотр места проис­шествия и проведение следственного эксперимента.

 

Особенности повреждений из охотничьего оружия

 

Охотничье оружие делится на гладкоствольное, нарезное и комбинированное (пульно-дробовое). Гладкоствольное оружие может быть одноствольным и двуствольным. Ранения из нарез­ного огнестрельного оружия дают такие же повреждения, как и из винтовок, карабинов, автоматов. Для судебно-медицинской практики в основном имеют значение повреждения из гладкост­вольного оружия. Характер образующихся от этого вида оружия повреждений зависит от его калибра, характера заряда и снаряда патронов.

Наиболее тяжелые повреждения возникают при выстрелах в упор или с близкого расстояния (до 100 см), когда дробовой снаряд действует компактно. Такой снаряд причиняет одно входное огнестрельное ранение как на одежде, так и на кожных покровах округлой или овальной формы диаметром от 1,5 до 4 см, что зависит от калибра оружия. Края входного ранения обычно бывают относительно ровные или же фестончатые вследствие незначительного рассеивания дроби. Разрывы кожи как правило, не наблюдаются из-за небольшого давления газов.

При дистанции выстрела около 2 м диаметр центрального отверстия обычно 3—3,5 см, вокруг него много мелких отвер­стий от внедрившихся дробинок. При увеличении дистанции до 3—5 м центральное отверстие уменьшается до 1—1,5 см в диа­метре с рассеиванием дробинок на площади диаметром до 15 см. На дистанции выстрела свыше 5 м (при бездымном поро­хе) центральное отверстие исчезает и появляются множествен­ные мелкие отверстия от отдельных дробинок.

Определение дистанции выстрела из охотничьего оружия производится по характеру входного огнестрельного отверстия, отложению на коже дополнительных факторов выстрела, а так­же по рассеиванию дробинок. Степень рассеивания дроби зави­сит от системы оружия, его калибра, количества пороха, разме­ров и формы дроби, характера пыжа. Для точного определения дистанции выстрела большое значение имеют эксперименталь­ные выстрелы.

При выстрелах в голову в упор и с очень близкого расстоя­ния повреждения часто носят характер почти полного разруше­ния головы. Мягкие покровы оказываются разорванными на не­сколько лоскутов, череп сломан на множество осколков, голов­ной мозг частично или полностью разрушен и выброшен из че­репа. В таких случаях для установления характера ранения очень важно обнаружение дробин, мелких вдавлений на костях от дробин, а на обрывках твердой мозговой оболочки — мелких пробоин.

 

Основные вопросы, решаемые судебно-медицинской экспертизой при огнестрельных повреждениях

 

1. Все ли обнаруженные на пострадавшем повреждения яв­ляются огнестрельными?

2. Где расположены входное и выходное отверстия раны?

3. Какое направление имеет раневой канал в теле человека?

4. С какого расстояния производился выстрел?

5. Каким огнестрельным снарядом нанесено повреждение?

6. Из какого огнестрельного оружия производился выстрел?

7. Нет ли признаков поражения через преграду, после ри­кошета?

8. Собственной или посторонней рукой нанесено повреж­дение?

9. Какова возможность причинения повреждений из кон­кретного экземпляра оружия?

10. Какова возможность образования всех повреждений в за­данных условиях происшествия?

11. В случаях исследования трупов — является ли огне­стрельное повреждение причиной смерти?

12. К какой категории причинения вреда здоровью должно быть отнесено данное повреждение по характеру и степени тя­жести?

13. Не принимал ли пострадавший незадолго до смерти ал­коголь (наркотические вещества)?

14. Соответствуют ли повреждения на одежде и теле постра­давшего?

При множественных ранениях, кроме того, могут быть ре­шены также следующие вопросы:

15. Сколько огнестрельных снарядов попало в тело?

16. Не автоматической ли очередью причинены обнаружен­ные повреждения?

17. В какой последовательности наносились повреждения?

18. Не причинены ли все повреждения одним снарядом, по­следовательно прошедшим через несколько частей тела?

19. Каково было положение потерпевшего в момент причи­нения ему повреждения?

 

Повреждения из газового оружия

 

В настоящее время широкое распространение у граждан Российской Федерации получили различные виды самозащиты, в том числе газовые пистолеты, револьверы, аэрозольные бал­лончики, снаряженные веществами слезоточивого и раздра­жающего действия, что привело к увеличению поражений людей этими средствами. Специфичность и многообразие вопросов, возникающих у судебно-следственных органов при расследова­нии дел по применению газового оружия, обосновывают необ­ходимость проведения судебно-медицинской экспертизы таких повреждений.

Газовое оружие — это оружие, предназначенное для времен­ного поражения живой силы путем применения токсических веществ, разрешенных к использованию Министерством здраво­охранения РФ. Вместе с тем закон определяет, что на террито­рии страны запрещается оборот патронов для газового оружия, снаряженных нервно-паралитическими, отравляющими и дру­гими сильнодействующими веществами, а также оружия, спо­собного повлечь вред здоровью средней тяжести за счет воздей­ствия слезоточивых раздражающих веществ или причинить лег­кий вред здоровью человека, находящегося на расстоянии более 0,5 м. Оружие, применяемое для стрельбы газовыми патронами, по своей общей конструкции, внешнему виду и размерам в ос­новном является аналогом известных моделей боевого оружия. С целью исключения возможности использования газового ору­жия для стрельбы метательным снарядом его стволы не имеют нарезов. Внутри ствола есть жестко вмонтированная перемычка (рассекатель), свободно пропускающая струю газа и существен­но затрудняющая попытку рассверливания ствола под пулевые боеприпасы. Крупнейшие производители газового оружия —не­мецкие фирмы «Reck» и «Vairayx». Закон РФ «Об оружии» за­прещает использование боеприпасов с дробовыми снарядами для пистолетов и револьверов. Вместе с тем такие боеприпасы изготавливаются иностранными фирмами и для газового ору­жия. При этом эксперименты показывают, что развиваемая при отстреле из газового оружия энергия дробового заряда зачастую достаточна для причинения значительных повреждений челове­ку даже при наличии рассекателя.

Патроны газового оружия в зависимости от назначения де­лятся на два основных вида: газовые и шумовые. Газовые патро­ны снаряжаются зарядом активного химического вещества. Стартовые и шумовые патроны создают звуковой эффект и при­меняются для имитации стрельбы, для подачи звуковых и свето­вых сигналов.

В зависимости от назначения патрона и химического реаген­та, которым снаряжен патрон, пластмассовая заглушка окраши­вается в определенный цвет.

Судебно-медицинская практика показывает, что поврежде­ния из газового оружия могут причиняться специальными или самодельными патронами, а также патронами, снаряженными мелкой дробью.

Объектами судебно-медицинской экспертизы в случаях при­чинения повреждений из газового оружия являются: пострадав­шие, а в случаях смертельного исхода и трупы людей, вещест­венные доказательства (газовое оружие, патроны, одежда потер­певших и др.), а также материалы следственных и судебных дел.

При расследовании дел, связанных с причинением пораже­ний из газовых пистолетов и револьверов, на разрешение судеб­но-медицинской экспертизы, как правило, ставятся следующие вопросы:

1. Причинено ли повреждение, обнаруженное у пострадав­шего, выстрелом из газового оружия?

2. С какого расстояния был произведен выстрел, каково его направление?

3. Из какой модели газового оружия причинены поврежде­ния, каков его калибр?

4. Какие использовались патроны (газовые, шумовые, дро­бовые)?

5. Каким химическим агентом были снаряжены патроны га­зового оружия?

6. Какое влияние мог оказать на организм человека химиче­ский агент, которым был снаряжен патрон?

7. Какова наиболее характерная клиническая картина воз­действия данного химического агента?

8. Каковы возможные последствия воздействия этого агента на организм человека?

9. Причинены ли обнаруженные у пострадавшего поврежде­ния одним или несколькими выстрелами?

10. Если повреждения причинены несколькими выстрелами, то какова их последовательность?

11. Каким было взаиморасположение оружия и постра­давшего?

12. Могло ли обнаруженное повреждение быть причинено самим пострадавшим?

13. Могли ли обнаруженные у пострадавшего повреждения образоваться при указанных обстоятельствах?

14. Не принимал ли пострадавший незадолго до смерти ал­коголь (наркотические вещества)?

Кроме перечисленных вопросов решается и ряд общих: о давности и причине смерти, степени тяжести вреда здоровью, способности к самостоятельным действиям, степени алкоголь­ного (наркотического) опьянения и др.

В случаях судебно-медицинской экспертизы поражений, причиненных из аэрозольных баллонов самозащиты, экспертом могут решаться следующие вопросы:

1. Имеются ли у пострадавшего повреждения, свидетельст­вующие о факте применения отравляющих веществ раздражаю­щего действия?

2. Каким отравляющим веществом раздражающего действия снаряжен представленный на экспертизу аэрозольный баллон?

3. Какова наиболее характерная клиническая картина воз­действия данного химического вещества?

4. Какое влияние может оказать на организм человека отрав­ляющее вещество раздражающего действия, которым был сна­ряжен представленный на экспертизу аэрозольный баллон?

5. Каковы возможные последствия действия этого вещества на организм человека?

6. Какова степень тяжести причинения вреда здоровью по­страдавшего, полученного в результате воздействия отравляю­щего вещества?

7. Могли ли все обнаруженные повреждения быть получены при указанных обстоятельствах?

8. Не принимал ли пострадавший незадолго до смерти ал­коголь (наркотические вещества)?

Для решения столь обширного круга вопросов судебно-медицинским экспертам требуется максимальная информация от органов дознания, следствия и суда. В свою очередь наличие этой информации невозможно без грамотного и методически правильно проведенного осмотра места происшествия, целена­правленного опроса пострадавших и очевидцев, тщательного выявления, сбора и упаковки вещественных доказательств.

При осмотре места происшествия, в случаях использования любого вида газового оружия, важным моментом является сбор фактов и вещественных доказательств, свидетельствующих об использовании этого оружия в конкретной обстановке. Обяза­тельному изъятию для проведения последующих экспертиз (ме­дико-криминалистической,  судебно-медицинской,  судебно-химической) подлежат оружие и его части, патроны и снаряже­ние гильзы, аэрозольные баллоны и другие объекты.

В случае обнаружения на месте происшествия трупа, при подозрении на использование газового оружия, осмотр места происшествия проводится по общепринятой методике. Особое внимание при этом следует обратить на специфический запах в помещении, наложение каких-либо веществ со специфическим запахом на одежде и окружающих предметах. Одежда и предме­ты с такими наложениями подлежат немедленному изъятию (по возможности целиком). Каждый из них должен быть герметично упакован в пластиковый пакет и в кратчайшие сроки направлен в судебно-химическое отделение бюро судебно-медицинской экспертизы. Такая необходимость связана с тем, что раздра­жающие вещества, используемые в патронах и аэрозольных бал­лонах, являются летучими соединениями.

Повреждения, образующиеся при выстрелах из газовых пис­толетов и револьверов на близком расстоянии, которые могут быть обнаружены при осмотре одежды и трупа, по своему внешнему виду сходны с повреждениями, возникающими при выстрелах из боевого оружия холостыми патронами.

В случаях, когда пострадавшие живы и способны давать по­казания, сотрудники органов дознания или следствия должны выяснить и зафиксировать все данные, касающиеся фактов применения оружия, состояние пострадавших после их исполь­зования и на момент опроса. В случаях выраженных проявлений действия химического агента на организм пострадавшего должны быть приняты меры для его госпитализации. При указаниях о попадании химически активного вещества на одежду она тоже подлежит изъятию для направления в судебно-химическое отде­ление бюро судебно-медицинской экспертизы.

Методика проведения судебно-медицинской экспертизы при расследовании происшествий, связанных с применением газо­вого оружия, состоит из следующих этапов: изучение постанов­ления судебно-следственных органов о назначении экспертизы; составление плана проведения экспертизы; исследование объек­та экспертизы; взятие материала для лабораторных исследова­ний; составление заключения эксперта.

Следует отметить, что повреждения, которые причиняются выстрелами из газового оружия с близкого расстояния, в част­ности в упор, могут приводить к тяжелым ранениям, и даже со смертельным исходом.

В подтверждение приведем два случая из судебно-медицин­ской практики.

 

Пример.

Согласно данным следствия, 13 декабря 1997 г. при попытке задержа­ния гражданин А. был ранен сотрудником милиции выстрелом из газового пистолета «Rеск» с расстояния 1 м. С места происшествия пострадавший был доставлен в больницу, где при осмотре у него в средней трети шеи была обнаружена рана размерами 1,1 х 4,2 см. В ходе проведенной опера­ции было установлено, что в правой доле щитовидной железы имелась рана размерами 1,0 х 1,5 см, слепо заканчивающаяся у передней стенки трахеи. Других особенностей раны в медицинской карте пострадавшего не описано. Через 8 дней пострадавший был выписан на амбулаторное лечение с кли­ническим диагнозом: «Огнестрельное ранение шеи и повреждение щито­видной железы».

Основные вопросы, адресованные судебно-медицинскому эксперту, ка­сались возможности происхождения обнаруженных повреждений при вы­стреле из газового пистолета с расстояния 1 м. В распоряжение эксперта были предоставлены медицинская карта, верхняя сорочка пострадавшего и газовый пистолет «Rеск» с 3-мя патронами. На сорочке в области ворот­ника имелось сквозное повреждение, проходящее через 4 слоя ткани со­рочки в виде дефекта неправильной округлой формы диаметром 0,5 см. Края дефекта неровные, разволокнены, выступающие в просвет поврежде­ния нити частично источены, скручены. В окружности повреждения на уча­стке размерами 1,0 х 1,0 см отмечалось слабо выраженное окопчение серо-черного цвета.

Для решения поставленных вопросов проведен эксперимент: в области шеи биоманекена через 4 слоя сорочки, которая была на пострадавшем в день происшествия, произведено 3 выстрела из представленного газового пистолета с расстояния плотного упора, 50 см и 100 см. При выстреле в упор на всех слоях ткани сорочки образовалось сквозное повреждение с дефектом ткани неправильной формы 0,5 см с неровными, окопченымн краями и интенсивным отложением копоти буро-черного цвета диаметром до 2,0 см. На кожных покровах дефект ткани имел неправильную оваль­ную форму диаметром 1,0 см, края повреждения неровные, обожжены, по­крыты буро-черной копотью. Раневой канал проникал в мышцы шеи на глубину до 2,5 см, соответственно по краям входного отверстия имелись отслойки подкожной основы и окопчение стенок образовавшегося кармана на участке размерами 5,0 х 5,0 см. При выстреле с расстояния 50 см на ткани сорочки отмечались множественные мелкие буро-черные частицы, рассеянные на участке размерами 20 х 20 см, сквозных повреждений тка­ни не было. При выстреле с расстояния 100 см на ткани были видны еди­ничные мелкие частицы черного цвета.

Проведенные экспериментальные исследования позволили подтвердить версию следователя о причинении повреждения гражданину А. выстрелом из пистолета конкретного образца и отвергнуть данные о выстреле с рас­стояния 100 см.

 

Приведенный пример показывает, что основные трудности при проведении судебно-медицинской экспертизы поврежде­ний, причиненных выстрелами из газового оружия, заключают­ся в необходимости дифференциальной диагностики их с по­вреждениями, причиненными выстрелами из боевого огне­стрельного оружия холостыми патронами, в установлении конкретного образца оружия и вида патрона, а также расстоя­ния выстрела.

В ряде случаев в газовом оружии вместо зарядов химически активного вещества может использоваться мелкая дробь.

 

Пример.

Гражданка Н., 17 лет, 27 декабря 1998 г., оставив предсмертную за­писку, выстрелила себе в правую височную область из револьвера «Agent-35», имевшего в стволе стержень-рассекатель. Смерть пострадавшей насту­пила на месте происшествия.

28 декабря 1998 г. во время судебно-медицинской экспертизы трупа гражданки Н. было установлено следующее; «... в правой височной об­ласти округлое отверстие диаметром 1,0 см с подсохшими фестончатыми краями и осаднением по верхнему краю на ширину 0,3 см. Височная мышца пропитана кровью со свертками, окончена, на ней раневое отвер­стие диаметром 1,5 х 1,0 см при толщине кости 0,3 см. Раневой канал идет в направлении справа налево, спереди назад, по его ходу обширные кровоизлияния с разрушением оболочек мозга. Разрушение головного мозга захватывает участок площадью 1,9 х 2,9 см и достигает глубины 8—10 см. По ходу раневого канала имеются частицы копоти, а также множественные инородные частицы в виде дроби диаметром 0,1 см...».

В медико-криминалистической лаборатории при контактно-диффузион­ном и эмиссионно-спектральном исследованиях в зоне отложения копоти вокруг входного отверстия было установлено повышенное содержание свинца и сурьмы. В результате проведенных медико-криминалистических исследований был сделан вывод о том, что обнаруженные у пострадавшей повреждения причинены выстрелом из газового оружия мелкой свинцовой дробью с дистанции неплотного упора.

Следователем в распоряжение судебно-медицинских экспертов был пе­редан обнаруженный на месте происшествия револьвер с одним патроном, находившимся в барабане, вместе со стреляной гильзой.

Для сравнительного исследования характера повреждений из представ­ленного оружия был произведен экспериментальный выстрел в область бедра биоманекена с расстояния 5 см. В результате выстрела образовалось частично сквозное повреждение мягких тканей бедра длиной 14 см. Вход­ное отверстие имело форму неправильного многоугольника, образованного за счет радиальных надрывов центрального отверстия. Края повреждения крупнофестончатые, неравномерно осаднены; при их совмещении определя­ется дефект ткани округлой формы размерами 0,7 х 0,7 см. Кожа в ок­ружности повреждения покрыта копотью в виде двух зон различного диа­метра на участке размерами 3,0 х 3,0 см, имеются множественные сквоз­ные повреждения неправильно округлой формы диаметром 0,1 см, а также внедрившиеся в кожу инородные частицы, напоминающие полусгоревшие зерна пороха.

Сам заряд — мелкая свинцовая дробь — равномерно располагается по ходу раневого канала до выходных отверстий.

Приведенный пример показал, что газовый револьвер имел патрон, со­держащий не капсулу с кристаллическим химически активным веществом, а дробь, способную причинить механические повреждения.

 

В ходе экспериментальных отстрелов из газового оружия с удаленным рассекателем фирменных патронов, снаряженных дробью диаметром 1,5 мм, последняя внедрялась в сухую сосно­вую древесину на глубину до 4 мм. Отстрел производился с рас­стояния 1 м. С учетом того, что в криминалистическом арсенале отсутствуют средства инструментального измерения кинетической энергии дробовых снарядов, результаты экспериментов, по ана­логии с оценкой пробивного действия одиночных снарядов, раз­вивающих достаточную для отнесения к категории огнестрель­ного оружия кинетическую энергию, являлись относительно объ­ективным основанием для решения вопроса об отнесении экспертами-криминалистами исследуемого оружия и предназна­ченных к нему боеприпасов к категории огнестрельных.

При медико-криминалистическом исследовании поврежде­ний на предметах одежды и биологических объектах (кожные покровы, мягкие ткани, органы, кости) от трупов, пострадавших в результате выстрелов из газового оружия, применяется ком­плекс методов, включающий: визуальный осмотр, исследование в инфракрасных и ультрафиолетовых лучах, измерительные, фо­тографические, рентгенографические методы исследования, а также ряд методов, предназначенных для выявления металлов и частиц снаряжения газовых патронов.

Как правило, все перечисленные методы используются в хо­де сравнительного исследования повреждений, обнаруженных на одежде и теле пострадавших, и повреждений, полученных при экспериментальных выстрелах конкретного образца оружия.

При выстрелах из газового оружия с расстояний, близких к упору, на одежде и теле пострадавшего образуются значитель­ные по тяжести повреждения.

 

Ранения от взрыва гранат, запалов, мин, снарядов

 

Взрыв представляет собой очень быстрое выделение энергии в результате физических, химических или ядерных изменений вещества. При этом всегда происходит расширение объема ис­ходного вещества или продуктов его превращения, в связи с чем развивается очень высокое давление, вызывающее разрушение и перемещение окружающей среды. Наиболее часто взрывы осу­ществляются с помощью взрывчатых веществ, к которым отно­сятся тротил (тол), аммонал, мелинит, гексенал и многие дру­гие. Взрывчатый снаряд содержит заряд взрывчатых веществ, средство инициирования взрыва (детонатор, запал) и оболочку, которая может быть металлической, деревянной, пластмассовой. Взрывчатые снаряды могут и не иметь оболочки (например, шашка тротила).

Кроме взрывчатых снарядов взрывными свойствами облада­ют некоторые газообразные и пылевоздушные смеси (пары бен­зина, ацетона, водород, метан, угольная, мучная, сахарная пыль и др.). Могут взрываться закрытые емкости со сжатыми газами, паровые котлы и т. п.

В зависимости от характера боеприпасов и расстояния от них до объекта картина повреждений при взрывах гранат, мин и снарядов может быть различной. Она зависит от действия возникающих при взрыве металлических осколков, от воздей­ствия взрывной волны, кусков земли, дерева и других вторич­ных снарядов.

Особенностью ранений при взрывах снарядов, гранат, мин является их множественность. Нередко осколки поражают почти всю поверхность тела, обращенную к месту взрыва. При этом имеют место многочисленные повреждения головы, туловища и конечностей. Форма и размеры повреждений могут быть самы­ми разнообразными, что зависит от величины и особенностей образующихся осколков. При рентгенологическом исследовании пораженной области выявляются многочисленные осколки в мягких тканях.

Осколочные ранения иногда напоминают рубленые раны, но не имеют такой гладкой поверхности и ровных краев, как при остром орудии. Но если такое орудие имеет затупленное острие (например, тупой топор), то сходство может быть очень боль­шим. Дифференцировать осколочное ранение от ранений ост­рым оружием удается по особенностям повреждений костей. Последние при осколочных ранениях более обширны и менее правильны, чем при повреждении острым орудием.

Повреждения от взрыва гранаты наиболее часто встречаются при взрывах ее в руке потерпевшего. При этом наблюдаются от­рыв кисти, державшей гранату, размозжение и черноватый от копоти цвет тканей в месте отрыва, множественные поврежде­ния на обращенной к этой руке стороне тела. В раневых каналах обнаруживаются осколки гранаты.

При взрывах запалов в кистях рук характерны более или ме­нее обширные отрывы части кисти и рваные размозженные ра­ны, покрытые темно-серым налетом копоти. При расстоянии между взорвавшимся запалом и кистью до 3—5 см наблюдаются травматическая ампутация отдельных, обычно концевых фаланг пальцев, переломы их или пястных костей. При увеличении дистанции свыше 5 см разрывное действие газов не сказывается, переломы костей отсутствуют. В этих случаях образуются только мелкие ссадины и поверхностные раны, в которых обнаружива­ются металлические частицы.

Обязательно составляется план-схема, на которой обознача­ются взрывная воронка (эпицентр взрыва), положение трупа и оторванных частей его тела. Положение трупа фиксируется так­же видеосъемкой или фотосъемкой (производит следователь или специалист-криминалист).

Все обнаруженные в одежде, между слоями одежды свободно лежащие осколки, детали взорвавшегося устройства, частички взрывчатого вещества, а также иные инородные частицы долж­ны быть изъяты.

Характер повреждений одежды (так же, как и тела) во мно­гом определяется дистанцией взрыва. При неблизком взрыве от осколков оболочки снаряда на одежде могут образоваться по­вреждения, напоминающие пулевые. Если же одежда находилась в зоне действия продуктов взрыва, то возникают ее обширные повреждения, обгорание, опаление, закопчение. В таких случаях врач-эксперт испытывает затруднения при описании поврежде­ний одежды (а также тела). Описание осколочных ранений про­водится практически по той же схеме, как и огнестрельных пу­левых ран.

 

Пример описания повреждений, образовавшихся при близком взрыве:

«Левая кисть и нижняя треть левого предплечья отсутствуют (оторва­ны). Края раны культи неровные, крупнофестончатые, неосадненные. Под­кожная жировая клетчатка и мышцы в области культи размозжены, покры­ты налетом копоти черного цвета. Из размозженных тканей выступают об­рывки сухожилий, сосудов и отломки лучевой и локтевой костей, также покрытые черным налетом. От краев раны к области локтевого сустава от­ходят два линейных разрыва кожи и подкожной жировой клетчатки. Один разрыв, проходящий по локтевому краю предплечья, длиной 9 см; другой, идущий по его передней поверхности, — длиной 11 см. Ногтевые фаланги 1-го и 2-го пальцев правой кисти оторваны, культи покрыты черной копо­тью. На ладонной поверхности этой кисти 18 ран округлой и овальной формы, размерами от 1 х 0,5 до 2 х 1,5 см с неровными осадненными и закопченными краями. Тыльная поверхность правой кисти в области 1-й и 2-й пястных костей закопчена».

 

Следует упомянуть и о компетенции судебно-медицинского эксперта в отношении исследования взрывной травмы, которая не может выходит за пределы установления факта повреждений, причиненных взрывом, и должна включать описание характера, объема и локализации полученных повреждений на трупе и его одежде, а также установление возможной позы и удаления от центра взрыва. Все остальные вопросы, связанные с установлени­ем природы взрыва, типа использованного взрывчатого вещества, массы заряда, особенностей конструкции взорванного устройства, способа его взрывания, механизма приведения в действие и т.п., входят в компетенцию эксперта-взрывотехника. Только исполь­зование профессиональных познаний при исследовании взрыв­ной травмы путем проведения ряда экспертиз (судебно-медицинской, взрывотехнической, комплексной экспертизы ма­териалов и т.д.) позволит получить максимум доказательной ин­формации по уголовному делу, возбужденному по факту взрыва. Взрыв, помимо смертельных исходов, в ряде случаев сопровожда­ется причинением несмертельных взрывных повреждений.

 

Пример.

12 ноября 1999 г. в коммунальной квартире по улице Песчаной в г. Москве в результате неосторожного обращения гражданина А., 18 лет, с взрывным устройством произошел взрыв части тротиловой шашки (около 100 г) с зажигательной трубкой в виде участка огнепроводного шнура и капсюля-детонатора. При этом гражданин А. получил взрывную травму, сопровождающуюся травматическим отрывом правой голени в средней тре­ти, правого предплечья в нижней трети, ожогами 1—2-й степени левой го­лени, поверхностной рваной раной в области крайней плоти, травматиче­ским шоком 2—3-й степени.

Указанные повреждения признаны судебно-медицинской экспертизой как причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни в момент причинения.

 

Воздействия факторов взрыва, и прежде всего воздушной взрывной волны, способны вызвать как поражения, проявляю­щиеся непосредственно после воздушной контузии (потеря соз­нания, потеря или снижение слуха), так и отдаленные клиниче­ские проявления в виде различных неврологических расстройств, тугоухости, нейроциркуляторной дистонии и т.п. Причину отда­ленных клинико-физиологических последствий и их связь с пре­быванием в зоне действия факторов взрыва установить трудно, если соответствующее медицинское обследование очевидцев со­бытия не было проведено непосредственно после взрыва с при­влечением специалистов соответствующего профиля (невропато­лога, отоларинголога, терапевта, травматолога и др.). Установле­ние такой связи при экспертной оценке состояния здоровья офи­циально не обследованных лиц, предъявляющих характерные жа­лобы через месяцы и годы после воздействия взрыва, нередко за­труднено в силу большого временного разрыва между прошед­шим событием (нанесением травмы) и обследованием.

В заключение считаем необходимым рассмотреть вопросы обеспечения безопасности при экспертном исследовании случа­ев взрывной травмы, при котором возможен контакт со взрыво­опасными объектами непосредственно членов следственно-оперативных групп. Это прежде всего случаи, когда необходим осмотр трупов в зоне боевых действий локальных конфликтов или при их судебно-медицинской экспертизе в моргах, находя­щихся в таких районах. С целью недопущения подрыва исследо­вание трупа рекомендуется начинать с осмотра кистей рук для обнаружения зажатых в них, например, ручных гранат и прово­дить тщательный осмотр снаряжения и обмундирования.

Все осколки оболочки, детали взорвавшегося снаряда, час­тицы непрореагировавшего взрывчатого вещества, обнаружен­ные на месте происшествия, должны быть изъяты для после­дующего исследования. Обнаруженные при осмотре трупа в его одежде, между одеждой и телом осколки оболочки снаряда, вто­ричные снаряды (частицы дерева, грунта и т..п.) также изымают­ся. Указанные объекты заворачиваются в чистую бумагу, поме­щаются в отдельные пакеты (бумажные или полиэтиленовые), снабжаются соответствующей надписью и опечатываются печа­тью следователя.

 

Основные вопросы, решаемые судебно-медицинской экспертизой при взрыве

 

1. Все ли обнаруженные на пострадавшем повреждения об­разовались в результате взрыва?

2. Где расположены входные и выходные отверстия раны?

3. Какое направление имеет раневой канал в теле человека?

4. Какое взрывное устройство взорвалось?

5. На каком расстоянии от тела произошел взрыв?

6. В случаях исследования трупов — что является причиной смерти?

7. В какой позе находился потерпевший в момент взрыва?

8. Каково было взаимное положение снаряда и отдельных частей тела пострадавшего в момент взрыва?

9. К какой категории причинения вреда здоровью должно быть отнесено данное повреждение по характеру и степени тя­жести?

10. Сколько огнестрельных снарядов попало в тело?

11. В какой последовательности наносились повреждения?

12. Причинены ли все повреждения одним снарядом, после­довательно прошедшим через несколько частей тела?

13. Соответствуют ли повреждения на одежде и теле постра­давшего?

14. Какова возможность причинения повреждений самим пострадавшим?

15. Какова возможность нанесения повреждений в заданных условиях?

16. Не принимал ли пострадавший незадолго до смерти ал­коголь (наркотические вещества)?

17. Сохранялась ли способность к самостоятельным действи­ям у смертельно раненного?






Навигация

« Водно-транспортная травмаСпособность к самостоятельным действиям при смертельных повреждениях »



Не останавливайтесь, читайте дальше:



Популярные лекции
  • По экономике
  • По финансам
  • По праву
Помощь в написании