ВСЕМИРНОЕ ХОЗЯЙСТВО: ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ И ИХ ВЛИЯНИЕ НА МЕЖДУНАРОДНЫЕ ВАЛЮТНО-КРЕДИТНЫЕ И ФИНАНСОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ


 На исходе XX столетия мировая экономика как совокупность национальных хозяйств и их экономических и политических взаимо­отношений обретает новое качество: важнейшей формой и одновре­менно новым этапом интернационализации хозяйственной жизни становится глобализация. Эксперты МВФ определяют этот феномен как «растущую экономическую взаимозависимость стран всего мира в результате возрастающего объема и разнообразия международных сделок с товарами, услугами и мировых потоков капитала, а также благодаря все более быстрой и широкой диффузии технологий».*

*World Economic Outlook. - 1997. - May. - Р. 45.

В результате глобализации экономика возрастающего числа стран и регионов становится органичной частью мирового рыноч­ного хозяйства, включается в мирохозяйственные связи. Рушатся институциональные, юридические и технологические барьеры, раз­деляющие национальные хозяйства. Силы сцепления берут верх над силами отталкивания. Экономически мир обретает черты целостности в планетарном масштабе. Во всемирном хозяйстве расширяется сфера действия общих экономических законов (ин­тернациональной стоимости, глобальной конкуренции и др.) и фу­нкциональных взаимосвязей (дальнейшее развитие международ­ной специализации и кооперирования и др.).

Движущими силами глобализации стали углубление междуна­родного разделения труда на базе растущей дифференциации вы­сокотехнологичных конечных продуктов и полупродуктов, раз­витие международной транспортной инфраструктуры, транснационализация экономики, информационная революция на базе микроэлектроники. Роль «мировой паутины», Интернета, сравни­вают по своему значению с появлением книгопечатания. В результате гигантски ускорились международное движение товаров и услуг, миграция рабочей силы, трансграничный переток капита­ла как производительного, так и ссудного, передача технологий производства. Размывается былая относительная обособленность рынков ссудных капиталов разных стран.

Международная сфера экономики развивается быстрее внутрен­него производства. Существенно увеличилась открытость наци­ональных экономик - их втянутость в систему международного разделения труда. Возрастает часть национального производства (ВВП), идущего на экспорт, а также внутреннего потребления, покрываемого за счет импорта. Увеличивается значение внешних (экзогенных) факторов развития национальных хозяйств. Их судь­бы все более определяются внешнеэкономической средой.

Одно из важнейших проявлений глобализации - растущая либерализация (смягчение) торгово-политического режима в систе­ме международных экономических отношений - сначала в от­ношении товарных рынков, потом - рынков услуг, капиталов, затем фондовых рынков. На очереди либерализация рынков рабо­чей силы. На путь либерализации внешнеэкономической деятель­ности становится все большее количество стран. Если в 1947г. Генеральное соглашение о тарифах и торговле (ГАТТ) подписали лишь 23 развитых государства, то соглашения Уругвайского раун­да переговоров ГАТТ (1986-1993 гг.) - 125 развитых и развива­ющихся стран. С 1948 по 1990 г. единый уровень таможенной защиты национальных рынков промышленных товаров развитых государств уменьшился с 40 до 6,3%. К 2000 г. он должен снизить­ся до 3,8%. С 1996 г. на смену ГАТТ пришла Всемирная торговая организация (ВТО). Ее членами ныне являются 134 государства, на которые приходится более 90% мировой торговли. Заявки на присоединение к ВТО подали еще около 30 стран. Режим либера­лизации в рамках ВТО распространяется на торговлю сельскохозяйственными продуктами, сферу услуг, а также на связанные с международным товарооборотом права на интеллектуальную собственность. В марте 1997 г. был принят «глобальный пакт» о либерализации рынка телекоммуникационной информационной технологии, вступивший в силу в 1998 г. Он предусматривает освобождение от импортных тарифов свыше 90% товаров этого рынка. В декабре 1997 г. страны - члены ВТО подписали соглаше­ние о либерализации рынка финансовых услуг с 1999 г. Пред­полагается снятие барьеров на рынках ссудных капиталов и сво­бодный допуск иностранных конкурентов в национальные бан­ковские, страховые и финансовые сферы.

Развитие глобализации связано с обострением общечеловечес­ких проблем. Рост масштабов хозяйственной деятельности не только в центрах мирового хозяйства, но и на периферии резко усилили давление на ресурсный потенциал Земли и природную среду. К важнейшим глобальным проблемам относятся защита окружающей среды, рациональное природопользование. Речь идет о разрушении озонового слоя Земли, «парниковом эффекте», т.е. глобальном потеплении климата, радиационном загрязнении, со­кращении площади лесов, опустынивании, деградации земель и т.д. Человечество оказалось в безальтернативной ситуации: ему предстоит либо изменить парадигму своего развития, либо обречь себя на самоуничтожение. Суть новой эпохи - переход к состоя­нию, которое наиболее часто называют «устойчивым развитием»: поддержание экологического равновесия не менее важно, чем эко­номический рост. Задача состоит в том, чтобы примирить эти две цели развития на глобальном уровне. Неотложными общечелове­ческими задачами являются надежное обеспечение растущего на­селения планеты энергосырьевыми ресурсами и продовольствием, преодоление отсталости развивающихся стран, борьба с голодом (в мире регулярно недоедают 800 млн человек), нищетой, болез­нями, в частности со СПИДом. Транснациональный характер приобрели такие явления, как организованная преступность, тер­роризм, незаконный оборот наркотиков и «грязных» денег. Повы­шаются риски, связанные с крупномасштабными техногенными катастрофами, уничтожением большого количества накопленного ядерного, химического, биологического оружия, захоронением ра­диоактивных отходов.

В этих условиях в мировой политике появляется необходи­мость проведения согласованных действий, координации экономи­ческой, в том числе валютно-кредитной и финансовой, политики государств. Растущее единство мирового хозяйства требует осо­бой ответственности за международные последствия националь­ных решений. Отсюда попытки найти оптимальное сочетание рыночных механизмов, национального и международного регули­рования, компромисс между национальными и общими интереса­ми стран.

Возрастает значение международных регулирующих институ­тов в мировой экономике, таких, как ВТО, МВФ, Всемирный банк, ЕБРР, ОЭСР, Международная организация труда и т.д., ежегод­ные встречи руководителей и министров финансов ведущих стран. Все шире применяются единые для всех стран стандарты на тех­нологию, охрану окружающей среды, деятельность финансовых институтов (пруденциальный надзор), бухгалтерскую отчетность, национальную статистику (систему национальных счетов) и т.д. Эти стандарты распространяются на образование и культуру. Через международные организации внедряются одинаковые кри­терии макроэкономической политики, происходит унификация требований в валютно-кредитной, налоговой, внешнеэкономичес­кой политике, политике в области занятости, разрабатываются международные правила конкуренции и т.д.

Однако мировая экономика еще не стала действительно гло­бальной и находится в начале этого пути. Примерно половина населения развивающихся стран живет в замкнутой экономике, мало затронутой увеличением международного экономического обмена и движением капитала. Государствам с переходной эконо­микой потребуется немало времени, чтобы полностью интегриро­ваться в мировое рыночное хозяйство. Последнее не является единой системой и с социально-экономической точки зрения. На всемирном рынке взаимодействуют производители, находящиеся на различных ступенях общественного развития.

В принципе лежащий в основе глобализации либерализм несов­местим с современной ситуацией, когда одни рынки открыты, а другие жестко регламентированы.

Наиболее глобальным является мировой рынок ссудных капи­талов. Для него характерны внедрение современных электронных технологий, средств коммуникаций и информатизации, либерали­зация национальных рынков, допуск на них нерезидентов, а также дерегулирование рынков, связанное с упразднением ограничений на проведение ряда операций. Результат - гигантское увеличе­ние объема финансовых потоков в мире. Суточный объем сделок на валютном рынке увеличился с 10-20 млрд долл. в 1979 г. до 1,3 трлн долл. в 90-х годов. Он вдвое превышает валютные резервы всех стран. Бурно развиваются интернационализация и глобализация кредитных и фондовых рынков. Объем международного кредитова­ния (банковского кредита и облигационных займов) за последние два десятилетия увеличился в 15-20 раз. Глобализация фондовых рын­ков сопровождается увеличением объема предлагаемых ценных бумаг и их видов. Нарастают масштабы межстранового перелива капитала, связанного с покупкой акций, а также эмиссией об­лигаций, размещенных на зарубежных рынках. В структуре экспор­та частного капитала из стран ОЭСР облигационные займы в се­редине 70-х годов составляли 10%, в середине 90-х годов - 40%, акций-соответственно 5 и 35%. В основе роста предложения ценных бумаг лежали дефициты государственных бюджетов и по­требности частного сектора в финансировании, а также приватиза­ция, сопровождаемая реализацией акций, принадлежащих государ­ству. В начале 80-х годов капитализация мирового рынка состав­ляла около 10 трлн долл., в 1996 г. - 20,4 трлн долл. Львиная часть капиталов вращается среди крупных институциональных инвесторов (пенсионных и страховых фондов, инвестиционных компаний и взаимных фондов), которые аккумулируют денежные ресурсы корпораций и населения и вкладывают их в ценные бумаги. Количество глобальных и международных фондов в мире возросло со 123 в 1989 г. до 667 на начало 1997 г. Суммарный объем аккуму­лированных институциональными инвесторами средств приближа­ется к 10 трлн долл. Глобализация усиливает взаимосвязь между движением валютных курсов, процентными ставками и котиров­ками акций в разных странах. Рынок ценных бумаг создал свою собственную, искусственную реальность. Процесс «виртуализа­ции» мировой экономики привел к тому, что объем капитализации финансовых рынков значительно превосходит мировой ВВП.

Существенно продвинутым в направлении свободной конкурен­ции оказался рынок товаров. Хотя и здесь, с одной стороны, все еще сохранились остатки исторически сложившейся регламентиро­ванности рынков отдельных товаров, с другой - либерализация сочетается с протекционизмом, к которому активно прибегает большинство стран. Речь идет о новых нетарифных средствах защиты рынка - трудовых и экологических стандартах, антидем­пинговых мерах и др. В соответствии с политическими критериями организованы рынки военной продукции и товаров двойного на­значения. Наиболее очевидны ограничения мировой конкуренции на рынке факторов производства, особенно рабочей силы. Жестко контролируются рынки технологий.

Законы свободного рынка не действуют внутри ТНК, где фак­тически реализуются принципы планового хозяйства, устанавлива­ются внутренние (трансфертные) цены, определяемые стратегией корпораций, а не рынком. Между тем на внутрифирменные опера­ции ТНК приходится от одной трети до двух пятых мировой торговли.

Несмотря на общую тенденцию либерализации международ­ного обмена товарами, услугами и капиталом, каждое государство сохраняет определенные инструменты регулирования экспорта и импорта. Их целью является защита отечественных производителей, особенно в период структурной перестройки и преодоле­ния кризисных затруднений, укрепление национальной безопас­ности - сохранение стратегических отраслей, гарантирующих не­прерывность воспроизводственного процесса (энергетика, транс­порт, связь и т.п.), и обороноспособности страны, получение встречных уступок от партнеров в торговле, а также обеспечение бюджетных поступлений. В то же время протекционизм повсемест­но является средством проведения структурной политики, а не решения фискальных проблем. В современных условиях наблюда­ется не столько противостояние идеологии свободной торговли (либерализации) и протекционизма, сколько оптимальное сочета­ние этих двух инструментов хозяйственного регулирования в ин­тересах максимально эффективного включения национальной эко­номики в мирохозяйственные связи. Пропорции и формы подобно­го сочетания в данный момент определяются прагматичными национальными интересами страны.

Наряду с глобализацией активно развивается другая форма интернационализации - регионализация - организация производ­ства и рынка в определенном географическом пространстве. Почти все страны - члены ВТО являются участниками одной или не­скольких региональных торгово-экономических группировок. Регионализация, с одной стороны, представляет определенный этап на пути к глобализации; с другой - особые интересы участников региональных объединений ослабляют согласованные в рамках международных экономических организаций механизмы регулиро­вания и препятствуют глобальной экономической интеграции. Регионализация - основа формирования экономического полицент­ризма в мире.

Одновременно усиливается процесс транснационализации ми­ровой экономики. Их носителями являются транснациональные корпорации и банки. ТНК объединяют национальные хозяйства не столько по географическому критерию, сколько на основе глубо­кой специализации и кооперации производства. ТНК и ТНБ игра­ют ведущую роль в организации мирохозяйственных связей. Транснационализация, осуществляемая прежде всего путем пря­мых инвестиций ТНК в экономику различных стран, помогает распространению новых методов менеджмента, маркетинга, пере­даче новой технологии и тем самым способствует глобализации мировой экономики.

В результате растущей глобализации, регионализации, интег­рации и транснационализации экономики старый, межгосударст­венный механизм регулирования претерпел изменения. Экономи­ческие отношения между странами выходят за рамки двухсторон­них; центр тяжести смещается в сторону многостороннего экономического сотрудничества. И что важнее - этот механизм перестал быть всеобъемлющим. Расширился круг субъектов миро­вой экономики и мирохозяйственных связей. Наряду с националь­ными государствами все более активную роль в международных экономических отношениях (МЭО) играют хозяйственные субъек­ты, действующие на территории многих стран (региональные груп­пировки и интеграционные объединения, ТНК, ТНБ, «глобальные компании»). Влиятельными субъектами мировой экономики стали международные экономические и финансовые организации, регу­лирующие различные сферы мирохозяйственной деятельности. Ог­ромные изменения происходят в функциях этих организаций. Они обусловлены приспособлением регулирующей деятельности к условиям возросшей взаимозависимости государств современ­ного мира, тесного переплетения различных сфер национальной и мировой экономики.

В этой связи встает вопрос о роли национального государства в системе мирового хозяйства и международных экономических, в том числе валютно-кредитных и финансовых, отношений. Усиле­ние тенденции к глобализации и регионализации способствует выходу рыночных сил из-под контроля государства, подрыву его хозяйственных функций, сужению возможности регулирования экономики и обеспечения благосостояния своих граждан. Таковы же последствия деятельности ТНК: подавляющая часть мировой торговли, прямых инвестиций, торговли лицензиями контролиру­ются ими непосредственно; расширяется их международное произ­водство как взаимосвязанное производство им принадлежащих предприятий; международная специализация и конкурентоспособ­ность национальных хозяйств в значительной мере определяются ТНК; международное разделение труда все больше принимает вид разделения внутри и между ТНК. Транснационализация делает экономические границы все более прозрачными. Деление на внут­реннюю и внешнюю экономическую среду во многих случаях становится условным. В таких условиях все больше происходит «размывание» национально-государственных комплексов. Все ча­ще хозяйственные решения диктуются не национальными или государственными соображениями, а интересами транснациональ­ных корпораций, как отечественных, так и иностранных, а также международных экономических и финансовых организаций.

Однако преждевременно делать вывод, что понятие «нацио­нально-хозяйственный комплекс» и тем более «национальные эко­номические интересы страны» лишаются смысла. Национальные хозяйства по-прежнему являются основными центрами организа­ции производства, обмена, распределения и потребления продук­тов труда, а также экономической деятельности. От уровня раз­вития национальных хозяйств, особенностей их отраслевой и тер­риториальной структур, внутреннего разделения труда зависят в конечном счете масштабы и степень развития международного разделения труда, структуры мирохозяйственных связей. Иными словами, национальные хозяйства в их совокупности отражают материальную основу, на которой развивается система междуна­родных экономических, в том числе валютно-кредитных и финан­совых отношений.

Каждое государство обладает спецификой, порожденной осо­бенностями исторического, экономического, социо-культурного развития. Попытки слепо копировать опыт других стран, а также применение навязываемых международными организациями еди­ных рецептов экономической политики оказываются, как правило, малопродуктивными, а подчас ведут к ухудшению экономической ситуации. Не случайно, что в последнее время деятельность этих организаций подвергается суровой критике. Несмотря на усилива­ющуюся глобализацию, экономическое развитие отдельных стран по-прежнему происходит неравномерно, сохраняется асинхронность цикла. Интересы национального государства остаются важнейшим фактором общественного развития и международных отношений. Государство продолжает играть ведущую роль в реше­нии многих экономических, финансовых, социальных, экологичес­ких вопросов, в обеспечении национальной безопасности. Национальные государства и хозяйства и поныне остаются основными субъектами мировой экономики и финансов.

Более того, по мере интернационализации производства и ка­питала в различных ее формах и расширения круга проблем, решаемых на межгосударственном и наднациональном уровнях, усиливается контртенденция - национальные государства все ре­шительнее отстаивают свои интересы, выступают против передачи части суверенитета в хозяйственных вопросах существующим и вновь возникающим международным органам регулирования. Возрастает противоречие между национальным и глобальным началом в мировой экономике и финансах.

Глобализация, с одной стороны, способствует усилению цент­ростремительных тенденций в мировом хозяйстве. Тесное эконо­мическое взаимодействие способствует возникновению в различ­ных странах сходных тенденций развития, сближает динамику агрегированных показателей. В известных пределах происходит выравнивание хозяйственных структур. С другой стороны, глоба­лизация вызывает в мировой экономике и финансах новые очаги конфликтов и противоречий. Блага глобализации, получаемые в результате снижения и ликвидации барьеров между националь­ными хозяйствами, распределяются неравномерно. Наибольшие выгоды от либерализации получают развитые страны. Следствием глобализации стало укрепление мировых экономических позиций США, которые навязывают свои стандарты во всех областях. Вместе со своими партнерами и подконтрольными им наднацио­нальными институтами они стремятся обеспечить единство и це­лостность мировой экономики путем распространения западных моделей социально-экономического развития и ценностей на все регионы мира. В этой связи многие развивающиеся страны активно выступают против глобализации мировой экономики.

Глобализация оборачивается ростом зависимости стран от ме­ждународной конъюнктуры, динамики цен - усиливается неста­бильность развития государств, экономика которых в большой степени зависит от экспорта сырья. Новое состоит в том, что если прежде передача негативных импульсов из одного региона в другой происходила в первую очередь по каналам внешней торговли, то в настоящее время в связи с ростом мобильности капиталов важнейшим механизмом такой передачи становится валютная и финансово-кредитная сферы. Многократно возрастает опасность возникновения и глобального распространения финансовых и ва­лютных кризисов. Это еще раз показал мировой финансовый и валютный кризис 1997-1999 гг.

Радикально изменилась социальная структура мирового хозяй­ства. Результатом развала мировой социалистической системы стал отказ от прежней классификации субъектов мирового хо­зяйства. Отпала необходимость выделения группы социалистических государств и стран, строивших социализм и претендовавших на особый путь развития. По той же причине потеряло право граж­данства и понятие «третий мир». Возникла новая классификация. Во-первых, страны подразделяются на развитые и развивающиеся. Постсоциалистические государства и все еще официально провозг­лашающие целью своего развития строительство социализма (КНР, КНДР, Вьетнам, Куба), за малым исключением, оказались в числе развивающихся. Во-вторых, эта классификация, исходя из рыночного характера современного мирового хозяйства, делит государства мира на страны с рыночной экономикой (развитые и развивающиеся) и страны с переходной экономикой. Развитые страны образуют «центр (ядро)» мирового хозяйства, развива­ющиеся объединяются условным понятием «периферия». В эконо­мической литературе эти две группы стран нередко условно назы­вают «Север» и «Юг».

Выделение стран в те или иные группы связано с особенностями их исторического, социально-культурного и политического раз­вития, положения в международном разделении труда. Обычно они включают государства, имеющие близкие базовые социально-экономические характеристики, сходную институциональную струк­туру хозяйственного управления, основные принципы организации производства и общие проблемы. Однако критерии, определяющие мирохозяйственные позиции, быстро меняются. В былые времена сам факт налаженного выпуска средств производства во многом предопределял более сильные позиции страны. В настоящее время решающее значение приобретают такие качества, как гибкость, маневренность хозяйства, его способность быстро адаптироваться к меняющейся обстановке, умение найти свои ниши в динамично обновляющемся международном разделении труда.

Развитые (передовые, индустриальные) страны отличают высо­кий уровень экономического развития - ВВП на душу населения, многоотраслевая экономика, в которой значительное место зани­мают передовые наукоемкие производства и развитая сфера услуг. Эти страны выделяются высоким качеством технологии, продук­ции, жизни населения. Будучи сосредоточением ТНК, они фор­мируют международное разделение труда, определяют «правила игры» на мировом рынке.

Для большинства развивающихся стран характерен низкий уро­вень производства, отсталая структура экономики, преобладание добывающей и старых, традиционных отраслей обрабатывающей промышленности, архаичное сельское хозяйство, тяжелейшие условия жизни населения. Эти страны чрезвычайно зависят от конъюнктуры цен на сырьевых рынках. Перед ними остро стоит проблема урегулирования внешнего долга. Развивающиеся госуда­рства занимают зависимое положение в системе международного разделения труда. Что касается постсоциалистических стран, то они находятся на различных ступенях перехода от командно-ад­министративной к рыночной экономике. В некоторых из них, прежде всего в России, причудливо переплетаются черты развитой и развивающейся экономики.

В конце 90-х годов в 183 странах проживало 5885 млн чело­век. 28 стран относились к группе развитых стран с населением 841,5 млн человек. Это - США, Канада, страны Западной Европы, Япония, Австралия, Новая Зеландия. В 1997 г. МВФ включил в эту группу Гонконг (вошел в состав КНР), Южную Корею, Тайвань, Сингапур и Израиль. В 1997 г. ВВП в расчете на душу населения в ценах и по паритетам покупательной способности валют 1993 г. составил в развитых странах 21,5 тыс. долл. В 127 развивающихся странах с населением 4635 млн человек ВВП на душу населения равен 3,15 тыс. долл. В 28 странах с переходной экономикой (Центральная и Восточная Европа и бывший СССР) с населением 407,5 млн человек ВВП на душу населения - 3,8 тыс. долл.

Таблица 1.1

ДОЛЯ РАЗЛИЧНЫХ ГРУПП СТРАН В ВВП МИРА

(В ЦЕНАХ И ПО ПАРИТЕТАМ ПОКУПАТЕЛЬНОЙ

СПОСОБНОСТИ ВАЛЮТ 1993 г.,

В ПРОЦЕНТАХ К ИТОГУ)

Страны

1950

1970

1990

1997

Развитые

65,3

61,2

59,3

52,8

Развивающиеся

27,3

26,6

32,6

43,2

С переходной экономикой*

7,4

12,2

8,1

4,0

* В 1950, 1970, 1990 rr. - страны, входившие в СЭВ.

Источник. Расчеты ИМЭМО РАН; Мировая экономика и международные отношения. - 1998. -№10.-С. 118-119.

 

Из табл 1.1 видно что в мировом производстве возросла доля развивающихся стран. Однако значительная часть их экономики находится под контролем ТНК развитых государств. Повышение удельного веса развивающихся стран произошло за счет неболь­шого числа преуспевающих стран с доходами на душу населения, намного превышающими средние по группе развивающихся госу­дарств. Это прежде всего восточноазиатские новые индустриаль­ные страны, государства Латинской Америки, ближневосточные нефтеэкспортеры. Возрастание роли развивающихся стран в значительной мере отражает усиление позиций КНР, доля которой в мировом ВВП поднялась с 3,5% в 1950 г. до 10,7% в 1997 г. По этому показателю КНР обошла Японию и занимает второе место в мире после США.

Темп прироста населения в развивающихся странах был сущест­венно выше, чем в развитых. В 1950 г. удельный вес развивающихся стран в численности населения мира составлял 71,4%, в 1997 г. - 78,8%. Соответственно доля развитых государств упала с 22,7 до 14%. В результате, несмотря на опережающие темпы роста ВВП в развивающихся странах по сравнению с развитыми, разрыв в уровнях экономического развития - по ВВП на душу населе­ния - между этими двумя группами государств за последние десятилетия сократился незначительно.

Происходившее до 80-х годов укрепление экономических пози­ций государств, расположенных ныне на постсоветском экономи­ческом пространстве, а также стран Центральной и Восточной Европы сменилось их ослаблением, особенно в начале 90-х годов. Падение доли стран с переходной экономикой в мировом произ­водстве было вызвано как объективными причинами - трудностя­ми системной трансформации, переходом к рыночной экономике, так и субъективными - ошибками и просчетами при проведении экономических реформ. За 1990-1997 гг. доля России в мировом ВВП упала с 3,7 до 1,7%, а в мировой промышленной продук­ции - с 4,6 до 1,8%. За годы реформ по объему ВВП Россия опустилась с 8-9-го на 14-е место в мире, по ВВП на душу населения - с 43-го на 58-е место. При международных сопо­ставлениях нужно иметь в виду, что Госкомстат РФ не полностью учитывает «теневой» оборот. Это занижает позиции России по общему и душевому объему производства и потребления.

Существенные изменения произошли в группе развитых стран. В начале 50-х годов превосходство США над конкурентами было подавляющим. В последующие десятилетия Западная Европа и Япония, оправившись от последствий второй мировой войны, стали опережать США по темпам роста экономики. Произошла известная нивелировка (выравнивание) уровней и условий раз­вития. К началу 70-х годов на смену американоцентризму пришла новая трехполюсная система: США, Западная Европа и Япония. В долгосрочном плане происходит ослабление позиций США. Однако этот процесс идет не прямолинейно. Так, в 90-е годы по темпам роста экономики США существенно опережали своих ос­новных соперников. Лидирующее положение США в мировой экономике опирается на мощный научно-технический потенциал и усиление стратегической роли государства в стимулировании фундаментальных и прикладных исследований, огромные инвести­ционные возможности американских ТНК, создавших обширную «вторую экономику» США за их пределами, а также лидирующее положение доллара в мировой валютной системе. Важным фак­тором развития американской экономики в 80-е годы стало усиле­ние ее социальной направленности - значительное увеличение вложений в человека (среднее и высшее образование, науку, здраво­охранение). В обозримом будущем вряд ли кому-либо из конкурен­тов удастся достичь и превзойти экономический и научно-технический уровень США.

В последнее десятилетие окрепли позиции Западной Европы в связи с развертыванием в этом регионе интеграционных процес­сов вглубь и вширь. Важными этапами на этом пути в 90-е годы стало создание основ единого внутреннего рынка, экономического и валютного союза ЕС. В Европе формируется единый рынок ссудных капиталов, кредитный и фондовый рынок. Образование Европейского центрального банка, введение евро, бросившего вы­зов доллару, и осуществление единой денежно-кредитной политики ускоряют процесс создания в ЕС целостного хозяйственного комп­лекса и укрепляют положение региона в мировой валютной систе­ме. Вступление в ЕС новых, менее развитых по сравнению с нынеш­ними членами ЕС стран, прежде всего Центральной и Восточной Европы, хотя и приведет на первых порах к немалым трудностям, в конечном итоге будет способствовать изменению баланса сил в пользу Европы.

В послевоенный период на авансцену мировой экономики вы­двинулась Япония, которая до начала 90-х годов развивалась чрезвычайно быстрыми темпами. В экономический лексикон вош­ло выражение «японское экономическое чудо». В его основе лежа­ли сдерживание текущего потребления в пользу накопления; от­носительно низкие военные расходы; экспортно-ориентированная модель развития (экспорт Японии развивался по классической схеме: от трудоемких - к капиталоемким и наукоемким произ­водствам); сильная регулирующая роль государства; стимули­рование конкуренции между мощными финансово-промышленны­ми группами; согласование интересов государства, бизнеса и профсоюзов, широкое использование иностранной технологии и др.

По мере усиления трудностей в экономике, связанных с экс­портом японских товаров вследствие повышения курса иены, обо­стрения конкуренции со стороны товаров из Юго-Восточной Азии, возрастания преград на пути японского экспорта в США и Западную Европу Япония увеличивала экспорт капитала. С 80-х годов задачей ее правительства стало расширение внутреннего спроса. Однако она оказалась неосуществимой. С середины 80-х годов гипертрофированное развитие в стране получили рынки спекулятивных активов (экономика «мыльного пузыря»). Крах на рынке недвижимости и корпоративных акций вызвал в японской экономике глубокую депрессию в 90-х годах.

Крупные изменения происходят на периферии мирового хо­зяйства. Сюда частично «перемещаются» некоторые трудо-, мате­риало- и энергоемкие, а также опасные для окружающей среды производства. Вместе с тем в 80-90-е годы обозначились новые тенденции: наиболее преуспевающие, а также относительно раз­витые развивающиеся страны интегрируются в мировое хозяй­ство посредством специализации на отдельных капитало- и на­укоемких производствах.

В результате усиливается дифференциация развивающихся стран. На первый план вышли новые индустриальные страны (около двух с половиной десятков). В их числе: Южная Корея, Тайвань, Сингапур, Гонконг (в настоящее время Сянган - прови­нция КНР), которые МВФ относит к категории развитых стран, а также государства АСЕАН - Малайзия, Таиланд, Филиппины и др. В Латинской Америке - Мексика, Бразилия, Аргентина и др. Их особенность - высокие темпы экономического развития вплоть до последних лет. Однако в 1997-1999гг. значительную часть этих стран поразил валютно-финансовый кризис. В резуль­тате они оказались в тяжелом экономическом положении.

Повышение цен на нефть в середине 70-х и на рубеже 70-80-х годов усилило позиции в мировом хозяйстве производителей энер­гетического сырья, прежде всего 13 развивающихся стран, входя­щих в созданную в I960 г. Организацию стран - экспортеров нефти (ОПЕК). В последние годы в связи со значительным превы­шением предложения жидкого топлива над спросом позиции этих стран на мировом рынке существенно ослабли.

В большинстве стран Африки и Латинской Америки сохраняет­ся глубокое противоречие между требованиями модернизации и традиционными ценностями и формами организации местного общества. В них преобладает застойная экономическая и социаль­ная структура, снижение ВВП на душу населения. В особо трудном положении оказались 46 наименее развитых, беднейших стран (в основном в Африке), в которых проживает около 450 млн че­ловек. Их отличают низкая продолжительность жизни, высокая детская смертность, голод, болезни. В обозримой перспективе этим странам не удастся решить свои проблемы.

Экономическое взаимодействие между развивающимися и раз­витыми государствами осуществляется прежде всего через ТНК и ТНБ, которые, очевидно, сохранят за собой ведущую роль в организации системы мирохозяйственных связей. Однако многие проблемы взаимодействия зрелых экономических структур с менее развитыми национальными хозяйствами, не обладающими над­лежащими адаптационными механизмами, не могут быть решены в традиционных формах предпринимательской деятельности ТНК, ибо последние мало заинтересованы в освоении отсталых экономик. Поэтому интенсивность такого взаимодействия, степень охвата им периферии мирового хозяйства зависят от возмож­ности согласованных действий развитых государств по целенаправ­ленной поддержке развивающихся стран, включая меры по защите и восстановлению окружающей среды.

Под воздействием научно-технической революции значительные перемены происходят в отраслевой структуре мирового хозяйства. Наиболее быстрыми темпами развивается сфера обращения и услуг. В 1950-1995 гг. ее доля в ВВП развитых стран увеличилась с 48 до 66%; развивающихся государств - с 15 до 48%. Преимущественное развитие получают те отрасли сферы услуг, которые связаны с науч­но-техническим прогрессом: наука, образование, здравоохранение, информационный комплекс, услуги бизнесу (компьютерные, кон­сультационные, по маркетингу, менеджменту, юридические, инжене­рно-строительные, реклама и др.). Возрастает значение деятель­ности финансовых, кредитных, страховых учреждений.

Динамичным участком производства остается промышлен­ность. Ее удельный вес в ВВП повышался до начала 90-х годов (в развитых странах соответственно в 1950 г. - 20% и 32% в 1990г.; в развивающихся - 16 и 30%), а затем сокращался главным образом за счет падения доли добывающей промышленности в ре­зультате снижения материалоемкости производства (затратам сы­рья, энергии на единицу конечного продукта). Сокращается производство или падают темпы роста в старых, традиционных отраслях (кожевенной, текстильной, судостроении, черной металлургии). Многие отрасли промышленности меняют свою технологическую базу. Переход от массового выпуска стандартизированной продук­ции к производству мелких и средних партий узкоспециализирован­ной продукции стал генеральной тенденцией. Расширяется сфера и возрастает интенсивность промышленного применения нововве­дений. Основной потенциал роста экономики все более сосредото­чивается в технологически сложных, наукоемких отраслях обраба­тывающей промышленности. Среди них производство ЭВМ, мик­роэлектроника, роботехника, биотехнология, производство новых конструкционных материалов и др.

В результате повышения производительности труда в сельском хозяйстве доля этой отрасли в ВВП снижается; с 1950 по 1995 г. в развитых странах с 7,3 до 3,0%, а в развивающихся - с 38 до 12-13%. В то же время возрастает значение отраслей переработки сельскохозяйственной продукции, которые вместе с сельским хо­зяйством образуют продовольственный (аграрно-промышленный) комплекс.

* * *

Отмеченные сдвиги не только вносят новый качественный эле­мент в мировое хозяйство, но и преобразуют характер междуна­родных экономических, в том числе валютно-кредитных и финансовых отношений. Все большую роль играет международное производство с углубляющейся специализацией, теснящее тра­диционные формы торговли и товарно-денежных отношений и способствующее утверждению новых форм экономического сотрудничества.

Современные международные экономические отношения - си­стема разнообразных хозяйственных отношений между различ­ными субъектами мирового хозяйства. Важнейшими из них явля­ются государства и ТНК. В последние годы возрастает значение интеграционных группировок и международных экономических организаций. В наше время внешнеэкономическая сфера мирового хозяйства обладает сложной и разветвленной структурой. Она включает международную торговлю товарами, услугами, мигра­цию рабочей силы, производственную кооперацию, научно-тех­нические связи, валютно-кредитные и финансовые отношения, дви­жение капиталов, деятельность ТНК и ТНБ, региональную эконо­мическую интеграцию. Эти направления внешнеэкономической деятельности взаимосвязаны и дополняют друг друга.

В последние десятилетия определились долговременные тен­денции в международной торговле товарами. Прежде всего это небывало высокие темпы роста, не знающие равных за всю ис­торию мирового рынка. За 1913-1938 гг. физический объем (т.е. в неизменных ценах) экспорта возрос на 20%, а за 1950- 1998 гг. увеличился более чем в 7 раз. В 50-90-е годы XX в. мировой торговый оборот расширялся в 1,5-2,0 раза быстрее реального ВВП. В результате растущая часть производства опос­редована международным обменом. Увеличивается экономичес­кая открытость стран, т.е. повышается экспортная квота эконо­мики - доля продукции стран, идущая на внешний рынок, и им­портная квота - доля внутреннего потребления товаров, покрываемая за счет импорта. В 1938 г. средняя мировая экс­портная квота составляла 9,9%, в 1958 г. - 10.9, в 1997 г. - 22,1%.

Значительные изменения происходят в географическом распре­делении международного товарооборота. Лидирующее положение на мировом рынке занимают развитые страны: в 1950 г. их доля в мировом экспорте равнялась 67%, в 1997 г. - 73%. Наиболее высокими темпами расширяется торговля внутри региональных торговых группировок. Снизился удельный вес США в мировой торговле, однако эта страна продолжает возглавлять список круп­нейших экспортеров, за ней идут ФРГ, Япония, Франция и Вели­кобритания. Вместе с тем с середины 80-х годов абсолютные темпы роста экспорта развивающихся стран стали опережать рост вывоза из индустриальных стран. В основе этой тенденции - зна­чительное увеличение экспорта большой группы стран Восточной и Юго-Восточной Азии, а также ряда ведущих государств Латинской Америки. Однако финансовый кризис в 90-х годах привел к снижению масштабов вывоза товаров из этих стран.

Крупные изменения претерпела товарная структура междуна­родной торговли. Важнейшими из них стала интенсификация то­варооборота готовых изделий при относительном сокращении международного обмена сырьем. С 1950 г. по 1995 г. доля готовых изделий и полуфабрикатов в мировом экспорте возросла с 9 до 78%, а сырья - снизилась соответственно с 61 по 22%. В насто­ящее время промышленные изделия преобладают в экспорте по­чти всех стран мира с рыночной экономикой, кроме африканских. В пределах основной тенденции наблюдаются значительные раз­личия в динамике торговли отдельными группами товаров. Резко снизилась доля продовольствия - с 25% в 1950 г. до 8,2% в 1996г. Этому способствовала значительная интенсификация националь­ного сельскохозяйственного производства в развитых странах: в результате возросла степень их самообеспеченности продоволь­ствием. Крупнейшим поставщиком аграрной продукции на ми­ровой рынок являются США. Сельскохозяйственный экспорт стал мощным инструментом внешней политики этой страны. Значите­льно упал в мировом экспорте удельный вес промышленного сырья - с 20% в 1960 г. до 4,4% в 1996 г. Сказались как снижение материалоемкости производства, так и изменения в структуре потребительского спроса в развитых странах - увеличился спрос на товары длительного пользования. В лучшем положении оказа­лась группа топлива - в 1950 г. ее доля в мировом экспорте составляла 10%, к началу 80-х годов в связи с бурным ростом цен на нефть в результате энергетического кризиса она превысила 20%, а к 1996 г. вновь снизилась до 8,4%. Ситуация на рынке топлива характеризуется, с одной стороны, растущим использова­нием энергетического сырья в химии и на транспорте; с другой стороны, снижением энергоемкости производства в промышлен­ности и противоречиями между странами - экспортерами нефти, ведущими к снижению цен.

В результате этих процессов изменилась роль центра и пери­ферии в мировом экспорте. На развивающиеся страны приходит­ся менее половины экспорта товаров, а без экспорта топлива - всего 30%. Исключение составляют нефть, натуральный каучук, какао, кофе, бананы, олово, чай, сахар, бокситы, медь, марган­цевая руда, хлопок. Отсюда возрастание зависимости развива­ющихся стран от импорта продовольствия и промышленного сырья из развитых государств. Одновременно сохраняется боль­шая зависимость последних от поставок топлива из развиваю­щихся стран.

В группе готовых изделий повышается доля машин и оборудо­вания, в первую очередь высокотехнологического оборудования. Согласно классификации ОЭСР к нему относятся аэрокосмическая техника, автоматизированное конторское оборудование и инфор­мационная техника, электроника, фармацевтика, точные и измери­тельные приборы, электрооборудование. Удельный вес этого сег­мента мирового рынка готовых изделий в общем объеме мирово­го экспорта повысился с 9,9% в 1980 г. до 20,4% в 1995 г.

В мировой торговле быстро развивается внутриотраслевая спе­циализация. В экспорте продукции машиностроения увеличивается доля узлов, агрегатов, деталей. Нарастают масштабы междуна­родного обмена узкоспециализированной и уникальной продукци­ей. Как следствие, в мировой торговле увеличивается значение адресных поставок, а торговые связи приобретают кооперацион­ный характер. Существенное место в торговле занимают поставки комплектного оборудования для строительства предприятий, осо­бенно в новых отраслях производства.

Растет значение сферы услуг во внутренней экономике и МЭО большинства стран. В 1980 г. мировой экспорт услуг составлял 20,4% товарного экспорта, в 1997 г. - 25,5%, не считая услуг, сопутствующих торговле товарами. Примерно вдвое больший их объем мигрирует между странами скрыто в процессе зарубежного инвестирования капитала (почти половина прямых инвестиций сопряжена с предоставлением множества услуг). В отраслевой структуре этого вида торговли снижается доля транспортных услуг; отчасти это вызвано падением удельного веса сырья в меж­дународной торговле, образованием излишков тоннажа. В то же время возрастает значение туризма; сказываются увеличение до­ходов населения в индустриальных странах, быстрое развитие инфраструктуры этой отрасли. Наиболее активно расширяется торговля банковскими, страховыми, биржевыми услугами, а так­же нетрадиционными услугами, связанными прежде всего с экс­портом технологий, знаний и опыта, в частности услуги в области информатики и телекоммуникаций, лизинг, консультации, подго­товка кадров и т.д. Главными участниками международной тор­говли услугами выступают развитые страны (около 90% мирового экспорта и 80% импорта услуг). В их числе лидируют США, Франция, ФРГ и Великобритания.

Одна из важнейших черт современных МЭО - становление международного рынка знаний, рост международных научно-тех­нических связей в условиях нового этапа научно-технической рево­люции. Меняются цели технологического развития. На первый план выступают развитие интеллектуального потенциала человека и создание средств, позволяющих обрабатывать растущий объем информации и обеспечить экономию живого и овеществленного труда. Расширение международного обмена знаниями является следствием неравномерного развития различных видов техноло­гий. Даже крупнейшие страны не могут развивать науку и технику по всему фронту исследований. Усиливается специализация в деятельности ТНК. Отсюда необходимость расширения научно-тех­нического и технологического обмена.

На современном мировом рынке технология выступает в двух формах: овеществленной (новейшие агрегаты, инструменты, тех­нологические линии, оборудование, материалы) и неовеществлен­ной (знания, опыт, нучно-техническая информация). Объектом технологического обмена в неовеществленном виде является про­мышленная собственность - прежде всего изобретения, товарные знаки и промышленные образцы. Субъекты мирового рынка тех­нологий - государства, фирмы, университеты и фонды, физичес­кие лица (ученые и специалисты). Технология передается на ком­мерческой и некоммерческой основе. Помимо официальной боль­шой размах приобрела нелегальная передача технологий в виде промышленного шпионажа и технологического пиратства.

Основу технологического обмена в неовеществленной форме составляет лицензионная торговля: за 1960-1995 гг. ее оборот возрос почти в 30 раз. В настоящее время 3/4 международного лицензионного оборота приходится на внутрифирменные отноше­ния ТНК. На мировом рынке технологий лидируют развитые страны (80% экспорта лицензий); на первом месте находятся США (2/3 всех продаж лицензий). Крупнейшим покупателем лицензий является Япония. Импорт иностранной технологии явился одной из причин японского «экономического чуда».

При организации международных научно-технических связей возникает вопрос о правовой защите интеллектуальной собствен­ности: промышленной собственности и авторских прав. Основная задача такой защиты - предоставление на определенный срок авторам в качестве вознаграждения за их творческую деятельность исключительного права распоряжаться своими изобретениями и произведениями. В настоящее время на мировом рынке выступа­ют лицензионные соглашения двух типов - патентные и бес­патентные. Патент позволяет расширить выбор средств конку­рентной борьбы, ослабить соперника или устранить его с рынка, обеспечить наилучшие условия продажи лицензий, создавать со­вместные предприятия за рубежом, в которых в качестве вклада вносятся права на изобретения, гарантировать результаты со­вместных НИОКР. На конец 1990 г. в мире было выдано 3,9 млн лицензий. На США и страны Западной Европы приходилось по 40%, государства Азиатско-Тихоокеанского региона - 18%.

Подавляющая часть лицензионной торговли приходится на продажу беспатентных лицензий. Приобретение чистого патента требует дополнительных дорогостоящих научно-исследовательс­ких работ и расходов по его внедрению в производство. Основу лицензионного соглашения составляет ноу-хау, а патент служит преимущественно средством защиты. Ноу-хау - секреты произ­водства, знания и практический опыт, которые представляют коммерческую ценность, применимы в производстве и не обеспечены патентной защитой. Один из основных признаков ноу-хау - кон­фиденциальность, секретность информации. Без знания этих сек­ретов воспроизводство новой техники и технологии лишь по об­разцам, патентным описаниям и опубликованной информации в 90% случаев невозможно. Сохраняя ноу-хау в секрете, зарубеж­ные фирмы на много лет опережают своих конкурентов по уровню техники. Наиболее распространены лицензионные соглашения, предусматривающие комплексный технологический обмен с пре­доставлением ноу-хау и различных услуг по промышленной ре­ализации экспортируемой технологии.

Глобализация усиливает перемещение между странами не толь­ко товаров, услуг, технологий, но и капиталов, в том числе пря­мых инвестиций, на базе которых развивается международное производство. Ежегодный объем их вывоза увеличился с 48 млрд долл. в 1981 г. до 349 млрд в 1995 г. (по текущему курсу доллара). В 1991-1996 гг. ежегодное увеличение прямых зарубежных ин­вестиций вчетверо превышало рост ВВП и вдвое - общемировой торговли товарами и услугами. Значительная часть прибыли на такой капитал реинвестируется в стране пребывания филиалов ТНК, в силу чего объем накопленных прямых зарубежных ин­вестиций растет еще быстрее (500 млрд долл. в 1980 г. и около 3,2 трлн долл. в 1996 г.).

Иностранные капиталы играют все большую роль в инвестици­онном процессе и в функционировании экономики развитых и раз­вивающихся стран. С 1980 г. по 1995 г. их доля в ВВП развитых стран удвоилась, а в ВВП развивающихся стран - почти утро­илась.

Обновляются способы вложения капитала. Растет значение неакционерных форм инвестирования. Осуществление эффектив­ного контроля над деятельностью иностранного предприятия не всегда требует приобретения крупного пакета его акций. Для установления такого контроля порой достаточно предоставлять заграничному партнеру лицензию, ноу-хау, промышленную тор­говую марку, техническую помощь и направлять своих специ­алистов на ключевые посты иностранного предприятия. Развива­ются субконтрактные отношения, особенно в отношениях ТНК с более слабым иностранным партнером. Они используются при налаживании связей с фирмами стран, ограничивающих актив­ность зарубежного капитала на своей территории. Наибольший эффект неакционерные формы инвестирования дают в отраслях высоких технологий.

На протяжении второй половины XX в. в отраслевой структуре прямых заграничных инвестиций наблюдалась последовательная переориентация с добывающей промышленности (50-е годы) на обрабатывающую (60-70-е годы), а затем на сферу услуг (80-90-е годы). В начале 70-х годов на сферу услуг приходилось около 1/4 мирового объема накопленных за рубежом прямых инвести­ций, а к концу 80-х годов ее доля приблизилась к 45% накоплен­ного объема и составила 55-60% годового потока новых вложе­ний. В последние годы заметно возросли зарубежные инвестиции в такие отрасли инфраструктуры, как транспорт, коммуникации, предприятия коммунальных услуг, туризм и т.п. Эта тенденция, по-видимому, сохранится в будущем. Правда, совершенствование технологий дальней связи и расширение возможностей мгновен­ной передачи через границы больших масс электронной инфор­мации в определенных случаях позволяет продавать консультаци­онные и некоторые иные виды услуг заграничным пользователям как обычный товар, не прибегая к прямым инвестициям в страны их пребывания. Это превращает внешнюю торговлю услугами в альтернативу прямому заграничному инвестированию в качестве канала оказания услуг из-за рубежа. Однако таким каналом в рас­тущих масштабах будут пользоваться прежде всего ТНК как во внутренних, так и межфирменных международных операциях. Следовательно, можно ожидать не столько снижения объемов прямого заграничного инвестирования в сферу услуг, сколько ускорения интернационализации этой сферы одновременно в виде инвестиционных и товарных потоков.

Основными экспортерами капитала являются развитые стра­ны. Хотя их доля в балансовой стоимости прямых заграничных инвестиций за последние десятилетия снизилась, возрос удельный вес новых индустриальных стран и стран ОПЕК, развитые госуда­рства в этой сфере по-прежнему доминируют - в 1995 г. на них приходилось 92-94% прямых инвестиций. Лидируют в этой об­ласти США, затем Япония, Великобритания, Германия, Франция. Что касается принимающих государств, то и здесь преобладают развитые страны - в них размещены 70% инвестиций. На перифе­рию приходится лишь 30%. В 80-х годах 3/4 инвестируемого в периферийные страны капитала направлялось в десять наиболее динамично растущих национальных экономик (Сингапур, Брази­лию, Мексику, Китай, Гонконг, Малайзию, Египет, Аргентину, Таиланд, Колумбию). С начала 90-х годов основным центром притяжения капитала на периферии стала Восточная и Юго-Восточная Азия, включая Китай, который делит с США первое - второе места как импортер капитала. С конца 80-х годов фор­мируется новое направление миграции предпринимательского капитала - регион Центральной и Восточной Европы и экономи­ческое пространство бывшего СССР - страны переходной эконо­мики. Однако их доля в импорте капитала не превышает 2-3%.

Движущей силой мирового хозяйства стали ТНК. Среди них выделяются крупные многоотраслевые концерны, особенно хозяй­ственные с многоотраслевой структурой и международной сферой деятельности. ТНК переносят за границу не только товар, но и сам процесс приложения капитала, соединяют его с зарубежной рабо­чей силой в рамках международного производства. Кругооборот капитала в ТНК осуществляется в международном масштабе. В пределах таких интернациональных хозяйственных комплексов осуществляется циркуляция товаров, финансовых ресурсов, патен­тов, ноу-хау и других стратегических ресурсов. Это открыло бес­прецедентные возможности для маневрирования (с учетом срав­нительных преимуществ различных стран) в издержках на сырье, энергию, оплату труда с учетом специфики местных налогов, тарифов и т.п. и выбора оптимальных комбинаций этих слагаемых предпринимательского успеха. Минимизация издержек производ­ства и обращения и максимизация прибыли позволяют ТНК рас­ширять географическое поле их деятельности.

90-е годы характеризовались небывалым масштабом концент­рации капитала. В 1990-1998 гг. число слияний и поглощений компаний в мире составило 177 тыс. Стоимость слившихся и поглощенных активов достигла 8,5 трлн долл., в том числе трансгра­ничных сделок - 2,1 трлн долл.

Число ТНК непрерывно растет: в 1969 г. их насчитывалось менее 7 тыс., в начале 1998 г. - 45 тыс. Они контролируют деятельность более 280 тыс. зарубежных филиалов. На предпри­ятиях ТНК занято около 75 млн работников, в том числе примерно 40 млн - на зарубежных подконтрольных предприятиях. Но эти данные не включают многочисленные фирмы, осуществляющие контроль над зарубежными партнерами в неакционерной форме.

Более 90% всех ТНК базируются в развитых странах, около 8% - в развивающихся и менее 1% - в странах переходной экономики. В настоящее время на ТНК приходится около 1/5 ВВП развитых стран, 1/3 промышленной продукции. Под контролем ТНК находится примерно 80% патентов и лицензий на новейшую технологию. Ликвидные активы ТНК более чем вдвое превышают общие валютные резервы развитых стран и международных валютно-кредитных организаций. Объем продаж зарубежных филиалов ТНК в середине 90-х годов превысил мировой экспорт и составил более 6,4 трлн долл. К середине 80-х годов более половины международной торговли осуществлялось при непосредственном участии ТНК, причем 1/3 ее составлял оборот внутри ТНК.

Укрепление ТНК в экономике превратило их в главный струк­турный элемент мирового хозяйства, валютно-кредитных и фина­нсовых отношений. Возвышение транснационального капитала соответствует качественно новому уровню международного обоб­ществления. Его рост идет не только на основе дальнейшей кон­центрации производства ведущих корпораций, укрупнения их со­бственности. Главным средством становятся глобальные по масш­табам внутрифирменная и межфирменная кооперация производства, совместные научно-исследовательские проекты, углубление ме­ждународного разделения труда на технологической и коопераци­онной базе в основном благодаря межнациональным взаимос­вязям предприятий ТНК. Особенностью процесса транснациона­лизации стало активное развитие новых форм взаимного сотрудничества ТНК разных стран, особенно неакционерных. В основе экономической мощи транснационального капитала ле­жит международная олигополия, а согласованная, скоординиро­ванная политика ведущих производителей разных стран не ис­ключает конкуренции между ними.

Особое положение ТНК в мировом хозяйстве базируется на их активном внедрении в экономику зарубежных стран, создании, по существу, «второй экономики», ставшее возможным благодаря перенесению значительной части операций за границу. Всемирный характер операций ТНК ставит объективные границы на пути национальных регулирующих механизмов, ограничивает сферу государственного контроля и регулирования. Своеобразный ду­ализм присущ ТНК: она является одновременно частью наци­ональной экономики и ключевым элементом мировой экономики. Дуализм создает условия для развертывания противоречия между глобальными целями ТНК и интересами национальной эконо­мики.

На общем фоне интернационализации выделяются процессы региональной интеграции. В мире насчитывается свыше сотни региональных торговых группировок. Однако реальные интеграци­онные процессы, выделяющиеся тесным сплетением национальных хозяйств, постепенным их сращиванием в целостные полигосудар­ственные экономические организации региональных масштабов, происходят только в тех районах, где страны-участницы достигают достаточно высокого технико-экономического уровня развития. Поэтому следует различать реальную интеграцию и процесс фор­мирования торгово-политических группировок в различных реги­онах мира как инструмента борьбы за рынки сбыта.

В настоящее время реальные интеграционные процессы имеют место лишь в Западной Европе (ЕС) и Северной Америке (Северо­американское соглашение о свободной торговле, НАФТА). В 1999г. 11 из 15 нынешних государств - членов Европейского союза (ЕС) вступили в завершающую фазу формирования эконо­мического и валютного союза - ввели единую валюту евро и создали наднациональный Европейский центральный банк. ЕС охватывает 300 млн человек, дает 19,4% мирового ВВП, 18,6% международной торговли и оказывает растущее влияние на ми­ровую экономику в целом. Продолжается расширение ЕС: в 2003-2005 гг. в него будут приняты Венгрия, Чехия, Словения, Польша, Эстония и Кипр. В перспективе предполагается увели­чить состав участников ЕС до 25-27 стран.

В свою очередь, США формируют собственный торгово-экономический блок, не уступающий по потенциалу западноевропейс­кому. В 1989 г. США и Канада создали зону свободной торговли. С 1994 г. функционирует Североамериканская ассоциация свобод­ной торговли в составе США, Канады и Мексики. В конце 1994 г. выдвинут план расширения этого блока, чтобы к 2005 г. создать всеамериканский торговый рынок в составе более трех десятков стран Западного полушария с населением около 800 млн человек.

Особо следует выделить Организацию Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), в которую входит 21 государство. За лидерство в блоке борются Япония и США. В ноябре 1994 г. АТЭС поставила целью создать в регионе к 2010г. зону свободной торговли и инвестиций. На долю этого блока уже сегодня приходится 1/2 мирового ВВП и 40% мирового товаро­оборота. Такой разворот событий позволяет прогнозировать формирование трех беспрецедентно крупных торгово-экономических центров, соперничество и взаимодействие между которыми будут определять не только положение на мировом рынке, но и всю геоэкономическую ситуацию.

В большинстве регионов Латинской Америки, Западной и Юж­ной Азии, Африки региональное сотрудничество не может дать существенного эффекта, пока страны-участницы не достигнут определенной степени технико-экономического и культурного раз­вития.

* * *

Окончание XX в. и вступление в XXI в. знаменуются новой эпохой глобализации экономики. Она охватывает важнейшие про­цессы социально-экономического развития мира, способствует ускорению экономического роста и модернизации. В то же время глобализация рождает новые противоречия и проблемы в мировой экономике. Неравномерность распределения выгод экономической глобализации неизбежно усиливает дифференциацию стран. Ми­ровая экономика, несмотря на радикальные изменения, остается в своей основе рыночной системой. Потому она и впредь будет сталкиваться со своими вечными проблемами - безработицей и инфляцией, социальным неравенством, экономическими кризи­сами. Как и в настоящее время, мировая экономика будет искать выход из противоречий на путях социальной организации своего развития, расширения производства и повышения эффективности. Ключевым фактором ускорения роста мирового хозяйства станут информатизация научно-технического прогресса и повышение ка­чества образования.

Последние годы были отмечены определенным продвижением России по пути интеграции в международное экономическое сооб­щество. Возросло значение внешнеэкономических связей в хозяйственном развитии страны. Расширяются формы ее участия в меж­дународном разделении труда. Россия ведет переговоры о вступле­нии в ВТО, стала членом крупнейших международных валютно-кредитных институтов - МВФ и Всемирного банка, в 1997 г. - Парижского клуба стран-кредиторов, подписала соглашение с Ло­ндонским клубом банков-кредиторов; в 1997 г. вступило в силу Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Россией, Россия принята в Организацию Азиатско-Тихоокеанского эконо­мического сотрудничества.

Интеграция России в мировое хозяйство происходит в неблаго­приятной для нее внутренней экономической обстановке. В этих условиях Россия пока не сумела в полной мере извлечь выгоду из усиливающейся интеграции в мировую экономику. Напротив, в последние годы на экономике страны впервые ощутимо сказа­лись негативные последствия глобализации в финансовой сфере. Финансовый кризис в Азии показал чувствительность российских фондового, кредитного, валютного рынков к внешним экономи­ческим условиям. Снижение цен на традиционные товары российс­кого сырьевого экспорта, прежде всего на нефть, ухудшает ситу­ацию. Опыт последних лет показал, что в условиях глобализации необходимы всемерная мобилизация и разумное использование для хозяйственного развития национальных ресурсов. В экономи­ке России есть отрасли, обладающие большим научно-техничес­ким потенциалом и способные в относительно короткие сроки создать конкурентоспособные изделия. Успешное подключение российской экономики к мировому хозяйству связано с усилиями правительства по макроэкономической стабилизации и структур­ной перестройке хозяйства, подъему национального производства.




Навигация

ПОНЯТИЕ ВАЛЮТНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ВАЛЮТНОЙ СИСТЕМЫ »



Не останавливайтесь, читайте дальше:



Популярные лекции
  • По экономике
  • По финансам
  • По праву
Помощь в написании