МЕЖДУНАРОДНОЕ КРЕДИТОВАНИЕ И ФИНАНСИРОВАНИЕ РАЗВИВАЮЩИХСЯ СТРАН


 Особенности международного кредитования и финансирования раз­вивающихся стран. Финансовые потоки в развивающиеся страны имеют следующие особенности. Во-первых, значительную часть внешних ресурсов эти страны получают в форме льготных креди­тов и субсидий на основе межправительственных соглашений и от международных финансовых институтов {«официальное финансиро­вание развития» ОФР). Отбор стран, которые могут претендо­вать на льготные ресурсы, осуществляется в зависимости от уров­ня экономического развития. Но в расчет принимаются также политические и военно-стратегические факторы. Средства по ли­нии ОФР получают также страны, переживающие экономические кризисы.

Во-вторых, для каждой страны в зависимости от уровня эко­номического развития, экономической ситуации, состояния внутреннего финансового рынка, роли в мировой экономике и по­литике формируется свой особый механизм международного кредитования и финансирования. Развивающиеся страны делят­ся на две категории. Первые (слабо развитые) - привлекают внешние ресурсы преимущественно из официальных источников. Частные ресурсы им мало доступны из-за их жестких условий. К тому же такие страны непривлекательны для частных ин­весторов.

Вторые (относительно развитые) - привлекают преимущест­венно частные ресурсы. Это страны с развивающимися финан­совыми рынками (emerging markets). В таких странах внутренние финансовые рынки уже получили определенное развитие и произо­шла их интеграция в мировую систему при посредстве как кредит­ного, так и фондового рынка.

В-третьих, международное кредитование и финансирование развивающихся стран сводятся преимущественно к отношениям между центром и периферией мирового хозяйства. Лишь неболь­шая часть международных кредитов и субсидий предоставляется в рамках взаимного сотрудничества развивающихся стран.

Роль внешних ресурсов для экономического развития развива­ющихся стран оценивается неоднозначно. Большинство стран, добившихся экономических успехов, активно привлекают внешние ресурсы, хотя и опирались преимущественно на внутренние сбере­жения. Однако ряд стран не смог продвинуться существенно впе­ред по пути социально-экономического прогресса, несмотря на крупные внешние вливания. Эффективность использования вне­шних ресурсов определяется преимущественно поведением заем­щиков (государственных институтов и хозяйствующих субъектов). Вместе с тем важное значение имеет поведение кредиторов.

Формы и этапы кредитования и финансирования. В табл. 7.3 представлена сложившаяся в 90-х годах структура внешнего кре­дитования и финансирования развивающихся стран. Однако эта система под вилянием внутренних и внешних факторов находится в постоянном движении. В связи с этим можно выделить следу­ющие периоды.

Таблица 7.3

 ПОТОКИ ДОЛГОСРОЧНЫХ ВНЕШНИХ РЕСУРСОВ*

 

 

1990

1997

млрд долл.

% к итогу

млрд долл.

% к итогу

Всего

101,2

100

301,9

100

I. «Официальное финансирование развития»

59,4

58,7

45,5

15,0

             в том числе:

 

 

 

 

1) субсидии

29,2

28,8

25,1

8,3

2) кредиты

30,2

29,9

20,4

6,7

            из них:

 

 

 

 

2а) двухсторонние

14,2

14,1

1,8

0,6

26) многосторонние

16,0

15,8

18,6

6,1

II. Частные ресурсы

41,8

41,3

256,4

85,0

            в том числе:

 

 

 

 

1) кредиты коммерческих банков

3,4

3,3

41,1

13,6

2) облигации

1,0

1,0

53,8

17,8

3) прочие долговые обяза­тельства (включая экс­портные кредиты)

10,7

10,5

8,3

2,8

4) портфельные инвести­ции в акции

3,2

3,2

32,5

10,8

5) прямые инвестиции

23,5

23,3

120,7

40,0

* Данные представлены по показателю нетто-потоков (валовые потоки минус погашение основной суммы долга).

 

Первый период - с момента окончания второй мировой войны до середины 50-х годов. В то время мировой рынок ссудных капиталов был дезорганизован. Основным источником кредитова­ния как развивающихся, так и развитых стран были официальные ресурсы. Структура притока внешних ресурсов в развивающиеся страны включала: 63% - официальные кредиты и субсидии, 28% - прямые инвестиции, 8% - частные кредиты. Приток ресурсов в эти страны был крайне ограничен. Большое значение при их распределении играли политические интересы стран-до­норов.

Второй период - с середины 50-х годов до начала 70-х годов. Наиболее характерная его черта - быстрый рост потока офици­альных ресурсов, вначале преимущественно на двухсторонней, а затем и на многосторонней основе. Преобладание официальных ресурсов в финансовых потоках придавало системе устойчивость. Кризисы платежеспособности имели локальный характер и проис­ходили нечасто.

Третий период - с начала 70-х годов до августа 1982 г., т.е. до вспышки глобального долгового кризиса. Основные черты его - уменьшение потока официальных ресурсов и резкий рост банковс­кого кредитования. На рынке синдицированных кредитов доля развивающихся стран достигала 1/2. Сложившейся в то время системе кредитных отношений была присуща большая гибкость в отличие от предшествующей системы, основанной на официаль­ных ресурсах, привлечение которых обставлено множеством пре­пон. Однако усилилась зависимость многих стран, привлекавших в больших размерах банковские кредиты, от конъюнктуры миро­вого рынка ссудных капиталов. Однако далеко не все страны по отмеченным выше причинам наладили прочные связи с междуна­родными банками.

Четвертый период - с августа 1982 г. до начала 90-х годов. Характеризуется резким сокращением притока частных ресурсов, особенно банковских кредитов. Доля последних в общем притоке ресурсов в 1980 г. достигла 38%, а в 1990 г. упала до 3%, а доля всех частных ресурсов уменьшилась соответственно с 65 до 40%. К концу 80-х годов чистый приток ресурсов в развивающиеся страны в неизменных ценах сократился почти в два раза. В центре внимания международных финансовых и других институтов нахо­дилась проблема долгового кризиса, который принял глобальный характер.

В начале 90-х годов начался пятый период. Активный поиск выхода из долгового кризиса дал результаты. Приток частного капитала в страны, испытавшие долговой кризис, возобновился. В государства, избежавшие кризиса и демонстрировавшие устой­чивые темпы роста в 80-х годах, приток ресурсов значительно возрос. Активизировались страны с развивающимися финансовы­ми рынками.

В 90-х годах возникло новое явление - интеграция развива­ющихся финансовых рынков в мировой рынок. Прежде всего это выразилось в быстром увеличении потока ресурсов и изменении структуры потока в пользу частных источников. Их доля достигла 85% в 1997 г. Вместе с тем интеграция в мировой рынок обус­ловила изменения в структуре частных потоков. Размеры банковс­кого кредитования хотя и возросли, но заняли скромное место. Вместе с тем повысилась роль различных инструментов фондово­го рынка, а также прямых капиталовложений. На развивающиеся страны распространилась характерная для финансового рынка тенденция секьюритизации потоков.

Интеграция выразилась также в том, что по мере разви­тия фондовые рынки в развивающихся странах стали открываться для иностранных инвесторов. Еще одним признаком интеграции следует считать переориентацию потока ресурсов с государ­ственных заемщиков (включая государственный сектор) в пользу частных получателей. До интеграции на государство приходилось до 4/5 долговых обязательств и лишь 1/5 - на частных заемщиков. К середине 90-х годов пропорция изменилась на противоположную.

Интеграция в мировой рынок - это объективная тенденция для стран, в которых рынки капиталов (особенно фондовые) получили определенное развитие и которые движутся в напра­влении открытой экономики. Однако в силу ряда причин, как внутренних, так и внешних, многие развивающиеся страны, а та­кже бывшие социалистические государства периодически пере­живают валютно-финансовый кризис, обусловленный рядом фак­торов, в том числе поспешной интеграцией в мировой рынок капиталов.

Официальное финансирование развития (ОФР). Официальные ресурсы занимают скромную долю в финансовых потоках (15% в 1997 г.). Однако для многих слаборазвитых стран, лишенных возможности привлекать частный капитал, они являются единст­венным источником внешнего финансирования.

В табл. 7.3 представлены официальные кредиты на двухсторон­ней и многосторонней основе. Субсидии выделяются преимущест­венно в двухстороннем порядке. Многосторонние кредиты посту­пают в основном от международных финансовых институтов. Поскольку их деятельность рассматривается в главе 8, то остано­вимся на двухстороннем ОФР.

Основная масса ОФР приходится на субсидии и льготные кре­диты. Этот вид финансирования носит название официальной по­мощи развитию (ОПР). Термины ОФР и ОПР были введены в упо­требление Комитетом содействия развитию ОЭСР. Этот комитет координирует стратегию помощи, обобщает статистические и иные материалы, публикует их. Согласно установленным крите­риям к ОПР относятся субсидии, а также кредиты, в которых грант-элемент (элемент субсидии) не ниже 20%. Данный показа­тель рассчитывается с учетом стоимости кредита, его срока и льготного периода. Соответственно для субсидий, не подлежа­щих возврату, грант-элемент равен 100%. Средние условия креди­тов в рамках ОПР таковы: стоимость - 3% годовых, срок - 30 лет, льготный период - 10 лет. Основная масса ОФР приходит­ся на ресурсы, причисляемые к ОПР (до 4/5).

Льготный характер ОПР предполагает наличие стратегии, ко­торая оправдывала бы в глазах налогоплательщиков стран-до­норов изъятие ресурсов из национального дохода на финансирова­ние иностранных государств. Основной аргумент в пользу такого перераспределения заключается в том, что бедность в развива­ющихся странах является глобальной проблемой, порождающей вооруженные конфликты и войны. Правительства ряда госу­дарств, особенно тех, где у власти находятся социал-демократы, рассматривают ОПР с гуманитарных позиций. Страны - получа­тели помощи требуют ее предоставления, поскольку, по их мне­нию, Запад должен возмещать освободившимся странам ущерб, связанный с колониальным периодом. Однако ряд политических деятелей и исследователей на Западе считают, что ОПР следует ограничить, поскольку наличие незаработанных ресурсов развра­щает общество.

Средства на двухстороннюю помощь выделяются из бюджета, размеры ее зависят от состояния бюджетов стран-доноров. Обыч­но на эти цели приходится 1-3% бюджетных расходов. Однако поскольку бюджетное устройство стран различно, то усилия стра­ны-донора по оказанию помощи измеряются показателем ОПР/ВВП в процентах. В 1970 г. в ООН консенсусом был принят соответствующий показатель в 0,7%, т.е. страны-доноры согласи­лись направлять на оказание помощи не менее 0,7% ВВП. Фак­тически в 1996 г. на эти цели было выделено лишь 0,25% ВВП стран-доноров. Происходит не только относительное, но и аб­солютное сокращение ОПР. Лишь Дания, Норвегия, Швеция и Ни­дерланды превысили норму в 0,7%. Из стран «семерки» самый высокий показатель был у Франции (0,5%), которая поддерживает устои зоны франка. США, долгое время бывшие лидером, занима­ют 4-ю строчку среди стран-доноров (после Японии, Франции и Германии) по абсолютному размеру выделяемой ОПР. Это объясняется тем, что помощь США в большей мере, чем помощь других западных государств, имела политическую направлен­ность, и после прекращения холодной войны необходимость в крупных ассигнованиях для США отпала.

В расчете на душу населения страны с низкими доходами полу­чают больше ОПР, чем страны со средними доходами. Однако если в 1991 г. в страны с низкими доходами направлялось 2/5 двухсторон­ней ОПР, то в 1996 г. - менее 1/3. Вместе с тем потребность стран с низкими доходами в помощи не снижается. Число людей, живу­щих за чертой бедности в этих странах (доходы менее 1 долл. в день), растет. Одна из причин относительного снижения потока ОПР в наиболее отсталые страны заключается в том, что в 90-х годах помощь на двухсторонней основе (в том числе субсидии) стали получать и бывшие социалистические страны.

Целевые установки ОПР стали формироваться с начала 50-х годов. Первоначально при выделении ресурсов страны-доноры отдавали предпочтение решению политических и военно-стратеги­ческих задач. Постепенно на передний план выдвигаются экономи­ческие проблемы, прежде всего борьба с бедностью. В 50-х - 60-х годах основная масса ресурсов направлялась на капиталоемкие инфраструктурные проекты. Однако социальный эффект такой стратегии был низок. С 70-х годов финансирование инфраструк­туры по-прежнему является важным направлением, но значитель­ная часть ресурсов выделяется на так называемые «основные нужды» (пища, жилье, чистая вода, здравоохранение, образова­ние). В 90-х годах целевые установки меняются. Приоритетной задачей провозглашается формирование жизнеспособного частно­го сектора с тем, чтобы результаты экономического роста ощуща­ли все слои населения и активизировалась интеграция стран - получателей помощи в мировую экономику.

Первоначально ОПР предоставлялась преимущественно стра­нам Дальнего Востока, Юго-Восточной и Южной Азии. Но затем акцент сместился на сохраняющиеся очаги крайней отсталости, которые находятся в Африке. Для ряда стран длительное финан­сирование в рамках ОПР не дало существенного результата. Но некоторые государства (прежде всего Южная Корея и Тайвань), опираясь на ОПР, сумели совершить экономический рывок, что позволило им отказаться от получения льготных кредитов и суб­сидий.

Поскольку средства на ОПР выделяются из бюджета, то их движение контролируется парламентами. Мобилизовать эти ресур­сы в короткие сроки затруднительно. Средства эти обычно имеют связанный характер, т.е. привязаны к поставкам определенных то­варов, цены на которые завышаются. Значительная часть ОПР привязана к финансированию определенных объектов. Но страны-реципиенты стремятся к увеличению так называемой «программной помощи», в рамках которой возможна свобода выбора. Однако ослабление контроля со стороны стран-доноров нередко ведет к не­эффективному использованию и разворовыванию ресурсов.

Таким образом, двухсторонняя ОПР - это специфический фи­нансово-кредитный механизм перераспределения ресурсов от цен­тра мирового хозяйства к периферии на некоммерческой основе. Это финансирование не связано с состоянием рынка ссудных капиталов, поскольку средства поступают из бюджетов. При их выделении правительства стран-доноров руководствуются социа­льно-экономическими, политическими и военно-стратегическими соображениями. Каждая из стран-доноров при этом преследует свои цели. Однако они реализуются в рамках общей стратегии Запада, которая разрабатывается Комитетом содействия разви­тию при ОЭСР.

Банковское кредитование. Долгое время развивающиеся стра­ны, используя ОФР и прямые проектные инвестиции, были слабо связаны с мировым кредитным и фондовым рынками. До начала 70-х годов основной, хотя и слабой нитью, которая связывала развивающиеся страны с мировым рынком ссудных капиталов, были экспортные кредиты.

Экспортное кредитование относится к категории «смешанно­го», поскольку в нем принимают участие как частные субъекты (в основном коммерческие банки), так и государство, обычно в лице экспортно-импортных банков. Участие банков в экспортных кре­дитах определяет зависимость их условий от состояния кредит­ного рынка. Участие государства позволяет смягчать условия и использовать эти кредиты для завоевания рынков. Такие дейст­вия, создавая опасность конкуренции, вынудили страны-кредито­ры заключить «джентльменское соглашение» (консенсус) о до­пустимых пределах льготного кредитования. В соответствии с си­туацией на мировом кредитном рынке каждые полгода согласуются нижний предел процентной ставки, максимальный срок кредита и максимальный льготный период.

Экспортные кредиты обычно предоставляются при поставках машин и оборудования. Поэтому их объем связан с инвестицион­ным процессом. Экспортные банковские кредиты обычно страхуются экспортно-импортными банками. Поэтому коммерческие банки, участвующие в таком кредитовании, несут минимальные убытки в случае долгового кризиса страны-заемщика.

Банковское кредитование развивающихся стран в форме долго­срочных синдицированных кредитов фактически стало доступно развивающимся странам лишь в 70-х годах, когда они увеличива­лись ежегодно на 20%, а их доля на этом рынке достигала 1/2. Эта тенденция была обусловлена следующими факторами. Во-первых, резко возрос дефицит по текущим операциям платежного баланса стран - импортеров нефти в связи с энергетическим кризисом и повысился спрос на кредиты для покрытия этого дефицита. Во-вторых, образовались большие излишки нефтедолларов, которые рециклировались через банки, которые в поисках сфер их вложе­ния шли на большие риски. В-третьих, западные страны только приступили к структурной перестройке экономики, и их спрос на кредит был невысок. Сочетание этих факторов и дало толчок рискованной банковской экспансии в развивающиеся страны. Эти­ми кредитами ежегодно пользовались до 50 развивающихся стран. Однако позаимствования большинства из них были малы. Подав­ляющая масса кредитов была предоставлена десятке наиболее развитых стран Латинской Америки, Юго-Восточной и Восточной Азии.

К середине 80-х годов ситуация коренным образом изменилась. Цены на нефть снизились, масса нефтедолларов сжалась. Спрос на кредиты на Западе возрос. А главное - разразился долговой кризис, который выявил неплатежеспособность многих заемщиков из числа развивающихся стран. В условиях кризиса банки пред­оставляли ряду развивающихся стран только «вынужденные кре­диты», которые использовались на выплаты процентов по их же ссудам.

В 90-х годах после стабилизации ситуации синдицированное банковское кредитование стало осуществляться в умеренных мас­штабах. Банки настороженно относятся к странам, которые пре­бывали в состоянии долгового кризиса. Однако им удается при­влекать внешние ресурсы путем размещения ценных бумаг. В 80-х годах основная масса синдицированных кредитов привлекалась государством и использовалась для покрытия дефицита текущих операций платежного баланса, а также для капиталовложений. В условиях интеграции развивающихся рынков в мировой рынок большая часть ресурсов приходится на частных заемщиков (до 2/3 в 1996-1997 годах).

В соответствии с существующей практикой развивающимся странам выдаются ролловерные синдицированные кредиты. Пла­вающая процентная ставка пересматривается обычно через пол­года, как правило, на базе ЛИБОР. Сверх ЛИБОР устанавливается спрэд, уровень которого фиксирован и зависит от платежеспособности заемщика. У благонадежных заемщиков из числа развива­ющихся стран спрэд находится на том же уровне, что и у западных клиентов. Для неблагонадежных заемщиков он фиксируется на отметке, в несколько раз превышающей эту величину.

В 90-х годах в развивающихся странах значительно возросли масштабы международного проектного финансирования. К середи­не 90-х годов оно увеличилось по сравнению с серединой 80-х годов более чем в 16 раз, в том числе доля частного сектора с 7 до 70%. Однако в условиях валютно-финансового кризиса в конце 90-х годов рост проектного финансирования затормозился, а в страны Юго-Восточной Азии потоки средств резко уменьшились из-за замораживания капиталовложений. Большая часть ресурсов посту­пала без государственных гарантий, за исключением экспортных кредитов. При проектном финансировании используются разные источники - банковские кредиты, эмиссия облигаций и акций. Из них 2/3 приходится на синдицированные банковские кредиты.

Для развивающихся государств наибольшее значение имеют долгосрочные синдицированные банковские кредиты. Однако в 90-х годах в связи с интеграцией развивающихся рынков в мировой ры­нок значительно возросли потоки краткосрочных кредитов (табл. 7.4).

Таблица 7.4

МЕЖДУНАРОДНОЕ КРЕДИТОВАНИЕ РАЗВИВАЮЩИХСЯ СТРАН

(млрд долл.)

 

 

1991

1995

1997

Долгосрочные кредиты Краткосрочные кредиты

+120,3

+20,7

+242,2

-96,6

+301,9

-118,1

Всего

+141,0

+194,6

+183,8

 

Если в начале 90-х годов движение краткосрочных кредитов слабо влияло на общую картину поступления финансовых ресур­сов, то во второй половине этого десятилетия картина изменилась, и слабо управляемые, подверженные резким колебаниям краткос­рочные кредиты сыграли большую роль в развитии валютно-финансового кризиса в конце 90-х годов. Их негативное воздейст­вие усугублялось вследствие того, что из-за систематической про­лонгации краткосрочные кредиты направлялись на финансирова­ние долгосрочных проектов.

Эмиссия ценных бумаг. До долгового кризиса 80-х годов к эмис­сии облигаций на мировом рынке прибегало в основном неболь­шое число стран Латинской Америки (Аргентина, Бразилия, Мексика). После того как в этих странах разразился долговой кризис, этот канал был для них закрыт на десятилетие. Другие относитель­но развитые (развивающиеся страны) слабо использовали эти фондовые инструменты для привлечения внешних ресурсов, хотя процесс секьюритизации на мировом финансовом рынке уже бурно развивался. Ограниченным было также проникновение нерезиден­тов на фондовые рынки развивающихся стран из-за неразвитости и жесткого контроля этих рынков. Ситуация резко изменилась в 90-х годах в связи с интеграцией развивающихся рынков в миро­вой финансовый рынок. Этот процесс идет по двум направлениям: 1) государственные институты, банки и компании развивающихся стран размещают облигации на мировом рынке; 2) привлекают нерезидентов на внутренний фондовый рынок.

Самым распространенным инструментом эмиссии долговых обязательств развивающихся стран являются еврооблигации (евробонды), номинированные в валюте страны, где они размещают­ся (до 70-80% в долларах). Выпускаются они обычно на 5-12 лет с фиксированной ставкой. Последняя зависит главным образом от кредитного рейтинга, который международные рейтинговые аген­тства присваивают эмитенту (центральному правительству, мест­ному органу власти, компании, банку). В 1990 г. только 10 раз­вивающихся стран имели такие рейтинги, в 1996 г. - 51, из них 25 стран, в основном Юго-Восточной и Восточной Азии, имели самые высокие инвестиционные рейтинги. В результате валютно-финансового кризиса их рейтинги были снижены.

Однако доходность еврооблигаций зависит также от выбора (удачно или неудачно), времени и места эмиссии, ее организации и т. д. При низком рейтинге облигаций бывает высокий спрэд, измеряемый разницей в доходности этой облигации и краткосроч­ной ценной бумаги казначейства США, если облигация номинова-на в долларах. Определяющую роль играют «суверенные рейтинги (центрального правительства)». Согласно правилу рейтинги мест­ных органов власти и хозяйствующих объектов не могут быть выше суверенного рейтинга. В 1996 г. в среднем спрэды по суверен­ному долгу составляли 292 базисных пункта, по частному сектору - 334 пункта. В результате валютно-финансового кризиса в конце 90-х годов доходность по евробондам большинства развивающих­ся стран значительно увеличилась и спрэды повысились. На рынке еврооблигаций ведущая роль пока сохраняется за государством, на его долю приходится 60-70% их эмиссии.

В значительно меньших масштабах, чем евробонды, развива­ющиеся страны используют другие финансовые инструменты ми­рового фондового рынка, в частности евроноты и евровекселя. Эмиссия ценных бумаг осуществлялась правительствами ряда раз­вивающихся стран также при реструктуризации долга и конверсии его в облигации.

Масштабы притока иностранного капитала на рынки ценных бумаг развивающихся стран зависят от степени развития этих рынков. В этом случае долговые инструменты номинируются в национальной валюте и относятся к внутреннему долгу. Однако в целом на национальных рынках ценных бумаг развивающихся стран доминируют банки. Небанковские финансовые институты не получили должного развития, что затрудняет мобилизацию ресур­сов на цели долгосрочного финансирования. На фондовых рынках компании редко прибегают к использованию долговых инструмен­тов, предпочитая эмиссию акций, а не эмиссию облигаций. До­минирующие позиции на рынке облигационных займов занимают ценные бумаги центральных правительств.

Рынок облигаций наибольшее развитие получил в Латинской Америке, где в 1996 г. показатель объема эмитированных об­лигаций к ВВП составлял 32%. В Юго-Восточной и Восточной Азии этот показатель был равен 13%. Систематических данных об участии нерезидентов на рынке облигационных займов нет. Но, например, в Индонезии их доля достигала 1/3, хотя рынок развит слабо. В 1996 г. в Бразилии нерезидентам принадлежало облига­ций (главным образом государственных) на сумму 10 млрд долл. при объеме облигационного рынка 162 млрд долл.

Некоторые развивающиеся страны используют ограничения на рынке облигаций по отношению к нерезидентам. Например, в Чили устанавливается минимальный период, в течение которо­го нерезиденты не могут продавать принадлежащие им облигации на вторичном рынке, и к тому же они обязаны осуществлять операции исключительно через национальные структуры. В не­которых других странах существуют ограничения на объемы облигаций, приобретенные нерезидентами. Но все же рынок об­лигаций подвержен ограничениям в меньшей степени, чем рынок акций.

Таким образом, у развивающихся стран существует выбор - мобилизовать внешние ресурсы при посредстве облигационных займов, выходя на мировой рынок, или привлекать нерезидентов на внутренние финансовые рынки. По объему операций преоб­ладает первое направление.

Портфельные инвестиции в акции. Если инвестиции в облигации распределяются между государственными институтами и хозяй­ствующими субъектами, то портфельные инвестиции в форме акций мобилизуются исключительно предприятиями и банками. Повышение их удельного веса с 3 до 11 % в финансовых потоках является одним из важнейших показателей интеграции развива­ющихся рынков в мировой рынок. Как и долговые инструменты, долевые ценные бумаги поступают в развивающиеся страны по двум каналам. Во-первых, путем выхода заемщиков на мировой финансовый рынок. Во-вторых, за счет привлечения иностранных инвесторов на внутренний фондовый рынок. Соотношение между этими потоками выглядит следующим образом (табл. 7.5).

Таблица 7.5

 

 

 

Портфельные инвести­ции в форме акций

в том числе: размещаемые на миро­вом рынке

размещаемые на внут­реннем рынке

1990

1991

1995

1996

млрд долл.

3,2

 

0,1

 

3,1

%к итогу

100

 

3

 

97

млрд долл.

7,2

 

4,7

 

2,5

% к итогу

100

 

65,2

 

34,8

млрд долл.

32,1

 

8,7

 

23,4

%к итогу

100

 

27,2

 

72,8

млрд долл.

45,7

 

14,5

 

31,2

%к итогу

100

 

31,8

 

68,2

 

Более 2/3 приходится на вложения нерезидентов на внутренних фондовых рынках. Увеличение этого потока в 11 раз за 1990- 1996гг. прежде всего было обусловлено ожиданиями высоких доходов на развивающихся рынках, главным образом в Юго-Восточной и Восточной Азии. Инвесторы-нерезиденты играли важную роль в росте капитализации развивающихся рынков.

Показатель рыночной капитализации (рассчитывается путем умножения эмитированных акций на их рыночную цену) по 18 странам с наиболее развитыми фондовыми рынками вырос с 200 млрд долл. в 1985 г. до 2,1 трлн долл. в 1997 г. До валютно-финансового кризиса развивающиеся рынки росли быстрее фон­довых рынков развитых стран. Однако их рыночная капитализа­ция оценивалась примерно в 1/10 фондовых рынков США, Японии и Великобритании. Для инвестиционных фондов и других институ­циональных инвесторов развивающиеся рынки представляют мар­гинальную, рискованную зону инвестирования. Поэтому при по­трясениях на одном важном фондовом рынке инвесторы склонны покидать и другие, особенно соседние рынки, перемещая свои капиталы на Запад («уход в качество»).

Для сравнения уровня капитализации различных стран исполь­зуется показатель:

Рыночная капитализация ВВП

В середине 90-х годов этот показатель у Южной Кореи был равен около 50%, Таиланда - примерно 30%, Индонезии - лишь 7%. В 1997 г. курс акций в Юго-Восточной и Восточной Азии упал на 50% и продолжал снижаться. В связи с этим после периода повыше­ния капитализации в этом регионе, как и на других развивающихся рынках, произошло снижение этого показателя. В большой степени эта тенденция была обусловлена оттоком капиталов нерезидентов.

Выход компаний развивающихся стран на фондовые рынки развитых стран (еврорынок акций развит слабо) осуществляется при помощи депозитарных расписок. Они являются производными ценными бумагами на основе акций. Впервые эти расписки, позво­ляющие обходить законы о запрете вывоза акций, были примене­ны в 20-х годах. Депозитарные расписки используются при заимствованиях компаниями как из развитых, так и развивающихся стран. Но настоящий их бум произошел в 90-х годах в связи с выходом при помощи этого инструмента компаний из развива­ющихся стран на западные, особенно на американский, рынки. В конце 70-х годов программы депозитарных расписок имели 4 развивающиеся страны, в 1996 г. - 63, капитализация этого рынка равнялась 280 млрд долл. Из развивающихся стран лидиру­ющие позиции на рынке депозитарных расписок занимала Арген­тина - 11,3%, Гонконг - 8,2%, Мексика - 5%, Брази­лия - 3,5% (в 1996 г.). Для сравнения отметим, что доля Анг­лии - 17,4%, Японии - 11,3%.

В зависимости от того, на каком рынке было получено раз­решение комиссии по ценным бумагам на эмиссию депозитарной расписки, американском или европейском, различают американс­кие депозитарные расписки (АДР) и глобальные депозитарные расписки (ГДР).

Эмиссия публичных депозитарных расписок, обращающихся на вторичном рынке, осуществляется с разрешения комиссии по цен­ным бумагам. Процедура получения этого разрешения длительная и дорогостоящая. Поэтому эмитировать депозитарные расписки могут только крупные компании. Существуют три уровня депози­тарных расписок. Наименьшие требования предъявляются при эмиссии депозитарных расписок первого уровня. Но осуществить первичную эмиссию невозможно. К тому же такие ценные бумаги обращаются только на внебиржевом рынке. Второй уровень дает право купли-продажи на бирже, но первичная эмиссия также не­возможна. И только при выпуске расписок третьего уровня раз­решается первичная эмиссия. Обычно эмитент начинает эмиссию с первого уровня и стремится получить право на выпуск расписок третьего уровня.

Кроме того, с 1990 г. в США практикуется частная (ограничен­ная) эмиссия депозитарных расписок, которая занимает меньше времени, поскольку не требуется разрешения комиссии по ценным бумагам, и обходится дешевле. Но ликвидность этих расписок низка, так как реализация их ограничена узким кругом институци­ональных инвесторов.

Важными звеньями рассматриваемой системы являются банк-кастоди и депозитарный банк. Банк-кастоди находится на тер­ритории страны эмитента акции. Он хранит акции и дает указание депозитарному банку о выпуске расписок под депонированные у него акции. Депозитарный банк составляет реестр владельцев депозитарных расписок; производит операции с дивидендами; предоставляет необходимую информацию. В операциях с депозитарными расписками принимают участие также брокерские компа­нии, находящиеся в стране эмитента ценной бумаги и в стране инвестора.

Депозитарные расписки, несмотря на большие расходы при их эмиссии, рассматриваются многими компаниями в развивающих­ся странах в качестве эффективного финансового инструмента. Они дают возможность публично заявить о себе на ведущих западных рынках. При выпусках расписок первого и второго уровней, не дающих право на первичную эмиссию, возможности эмитента мобилизовать дополнительные ресурсы ограничены. Но после выхода на зарубежный рынок курс акций обычно повышает­ся. Комиссии по ценным бумагам в развивающихся странах насто­роженно относятся к выпуску депозитарных расписок, если их эмиссия приобретает большие масштабы, поскольку тем самым ослабляется роль национальных фондовых рынков.

Прямые инвестиции - это долгосрочные вложения капитала в новые здания, оборудование, товарно-материальные запасы и т.д. В отличие от портфельных инвестиций они носят стратеги­ческий характер и свободны от спекулятивных мотивов. При прямых инвестициях инвестор обеспечивает не только приток финансовых ресурсов, но и передачу технологии, управленческого опыта, способствует сбыту продукции. Эти ресурсы наиболее при­влекательны для финансирования капиталовложений в производ­ственном секторе. Статистика обычно относит к прямым инвести­циям такие вложения, которые составляют как минимум 10% акционерного капитала (иногда 25%). Считается, что такое владе­ние акциями позволяет влиять на принятие решений, особенно если акции распылены или если компания зависит от иностранного инвестора в технологическом или другом отношении.

Ведущими инвесторами являются западные компании, и они же привлекают основную массу прямых инвестиций. Однако в 90-х годах происходило повышение роли развивающихся стран в каче­стве объектов прямого инвестирования. В 60-80-х годах их доля колебалась в пределах 10-20%, а к середине 90-х годов данный показатель повысился до 35%. В 1991 г. прямые инвестиции были эквиваленты 0,8% ВВП развивающихся стран, а в 1997 г. - 2,5%.

Однако приток прямых инвестиций сконцентрирован в неболь­шом числе государств. На десять развивающихся стран приходят­ся 3/4 таких инвестиций. Первое место с большим отрывом занимает Китай, который в 1997 г. привлек прямые инвестиции на сумму 37 млрд долл. (4,2% ВВП). Особенно быстро росли прямые инвестиции в сферу услуг. Из промышленных отраслей наиболее высокий индекс транснациональности имеют химические и фар­мацевтические компании, за ними следуют фирмы электронной и пищевой промышленности.

Притоку прямых инвестиций в развивающиеся страны в 90-х годах способствовали следующие факторы. Во-первых, глобализа­ция производства и усиление конкуренции, толкавшие ТНК на путь использования дешевой рабочей силы в развивающихся стра­нах. Во-вторых, улучшение инвестиционного климата во многих странах, в том числе либерализация законодательства. В-третьих, быстрый экономический рост в ряде стран. Этот фактор имеет решающее значение, особенно для инвесторов, ориентирующихся на сбыт продукции на рынке принимающей страны. В-четвертых, приватизация. В некоторых странах приток прямых инвестиций ускорялся параллельно с приватизацией и затухал, когда она заканчивалась. В-пятых, развитие фондовых рынков. Если прежде прямое инвестирование осуществлялось путем финансирования капиталовложений, то при наличии фондовых рынков прямое инвестирование может быть реализовано путем приобретения ак­ций действующих компаний. В-шестых, росту прямых инвестиций способствовал прогресс в сфере связи и транспорта.

В 1997 г. приток прямых инвестиций в развивающиеся страны находился примерно на уровне 1995 г. Однако в страны, нахо­дившиеся в центре валютно-финансового кризиса, начавшегося в 1997 г., прямое инвестирование сократилось примерно на 10%. Это произошло, хотя прямые инвестиции слабее реагируют на кризис, чем портфельные.

Внешняя задолженность и платежеспособность. Развивающиеся страны, не обремененные большим внешним долгом, начали про­цесс независимого развития. Однако затем произошло быстрое наращивание его, поскольку, форсируя экономическое развитие, многие страны бьыи вынуждены прибегать к крупным внешним заимствованиям. Соответственно росли также платежи по обслу­живанию долга.

До 70-х годов развивающиеся страны привлекали преимущест­венно средства из официальных источников, в которых преоблада­ют субсидии. Поэтому их внешний долг рос умеренными темпами. По причине льготного кредитования в расходах по обслуживанию долга процентные платежи были невелики. Однако ситуация изме­нилась после активного выхода ряда развивающихся стран на мировой финансовый рынок.

Самые крупные должники, чей долг превышает 100 млрд долл. или приближается к нему: Мексика (165), Китай (118), Индия (108), Индонезия (94), Аргентина (90) (конец 1995 г.). Приведенные данные (как и данные табл. 7.6) включают только долг по банковским кредитам и ссудам официальных институтов. Статистика, которая отражала бы весь долг зарубежным кредиторам, включая долговые инструменты, размещенные на мировых рынках, и ценные бумаги по внутреннему долгу, приобретенные нерезидентами, отсутствует. Вместе с тем в 90-х годах именно эти ресурсы в ряде стран приоб­рели наиболее взрывоопасный для платежеспособности характер.

Таблица 7.6

ВНЕШНИЙ ДОЛГ РАЗВИВАЮЩИХСЯ СТРАН И ПЛАТЕЖИ ПО ЕГО ОБСЛУЖИВАНИЮ

(млрд долл.)

Годы

Внешний долг

Платежи по

В том числе

 

 

 

 

обслуживанию

проценты

 

 

 

 

долга

 

 

1950

2

...

 

...

 

1970

66

9

2

1980

603

85

48

1990

1443

148

70

1997

2171

269

103

 

К наиболее крупным должникам относятся государства, об­ладающие высоким экономическим потенциалом. Поэтому раз­мер внешнего долга мало о чем свидетельствует. Для оценки платежеспособности необходимо иметь представление об эконо­мической ситуации в стране, которая в конечном итоге определяет платежеспособность. Решающее значение имеет достигнутый уро­вень экономического развития, измеряемый объемом ВВП в аб­солютном выражении и в расчете на душу населения. Но посколь­ку платежи по обслуживанию долга осуществляются обычно в иностранной валюте, то страны с развитым экспортным сек­тором экономики находятся в лучшем положении. Степень уча­стия страны в международном разделении труда определяется экспортной квотой (соотношением экспорта с ВВП). Платежес­пособность зависит от темпа роста ВВП и экспорта. Если они превышают темп увеличения внешнего долга, то платежеспособ­ность страны будет укрепляться даже при быстром росте долга.

Важное значение при оценке платежеспособности страны при­дается ее кредитному рейтингу, степени и характеру интеграции в мировой рынок капиталов. Страны с высоким кредитным рей­тингом, интегрированные в мировые рынки капиталов, обладают высокой кредитоспособностью и легко решают проблемы обслу­живания долга, обусловленные трудностями с ликвидностью. У стран, не имеющих доступа к мировым финансовым ресурсам, проблемы с ликвидностью могут трансформироваться в структур­ный кризис платежеспособности.

Для ряда стран большое значение имеет соотношение государ­ственного и частного долга. В зависимости от этого необходимо анализировать состояние государственных финансов (бюджета) и отраслевых финансов. Если основным должником является госу­дарство, то особое значение приобретает проблема управления государственным (суверенным) долгом.

Кризис платежеспособности наиболее отчетливо проявляется в отказе должника соблюдать график платежей. Однако этот акт у отдельных стран наступает при несхожих обстоятельствах. Одни страны способны выдержать напряженную социально-экономичес­кую обстановку и идти на большие жертвы ради поддержания своей репутации, другие, напротив, в силу слабости политических режимов, особенностей менталитета нации и прочего не в состоя­нии этого делать.

Всемирный банк, который является ведущим институтом, ана­лизирующим состояние задолженности и платежеспособности развивающихся стран, публикует следующие их показатели. Пре­жде всего рассчитывается отношение долга к ВВП и экспорту, что свидетельствует о долговом бремени страны. В зависимости от их величины производится группировка стран с высоким, средним и низким уровнем долга. Однако при схожих показателях долгового бремени страны-должники могут по-разному ощущать тяжесть долгового бремени в зависимости от графика плате­жей и уровня процентных ставок.

В период долгового кризиса 80-х годов и особенно валютно-финансового кризиса 90-х годов взрывоопасная ситуация в ряде стран возникала из-за наличия у них большого краткосрочного долга. Последний часто пролонгируется и используется на цели долгосроч­ного финансирования. Однако при неблагоприятных условиях этот процесс прерывается и наступает кризис платежеспособности.

И наконец. Всемирный банк рекомендует определять ликвид­ность страны по величине централизованных золото-валютных резервов в сравнении с годовым импортом товаров и услуг. Дан­ный показатель рассчитывается в месяцах. Однако применяется и другой показатель ликвидности, выражающий соотношение между централизованными золото-валютными резервами и крат­косрочным долгом.

Различаются конъюнктурные и структурные причины кризиса платежеспособности. В развивающихся странах часто имеет место тяжелый структурный кризис платежеспособности. Для его пре­одоления необходимо стабилизировать экономические процессы, сдержать инфляцию, уравновесить платежный баланс и т.д. Для полного выхода из кризиса требуются структурная перестройка экономики, повышение ее эффективности, институциональные пре­образования. Стратегия выхода из кризиса платежеспособности также зависит от того, какие факторы и в каком соотношении его порождают (внутренние и внешние).

Кризисы платежеспособности имеют тяжелые социально-эко­номические последствия. Свертывается производство, сокращают­ся капиталовложения, падает жизненный уровень населения. Ста­билизация и структурная перестройка, необходимые для выхода из кризиса, вынуждают проводить непопулярные меры, которые не­редко сопровождаются социально-политическими потрясениями.

Глобальный долговой кризис 80-х годов. Кризисы платежес­пособности отдельных развивающихся стран стали вспыхивать еще в начале 60-х годов. Однако до 1982 г. они не имели массового характера и не влияли на функционирование мировой валютной системы и мировой рынок капиталов. Принципиально иная ситу­ация возникла в августе 1982 г., когда Мексика и вслед за ней ряд других развивающихся стран заявили о невозможности осуществ­лять долговые платежи по графику и обратились к кредиторам с просьбой о реструктуризации долга на многосторонней основе соответственно через Парижский клуб (официальная задолжен­ность) и Лондонский клуб (долги банкам). О своей неплатежес­пособности за короткий срок объявило более 40 стран, в том числе крупные должники. Кризис платежеспособности принял глобаль­ный характер, поскольку угроза банкротства с вытекающими от­сюда последствиями для всемирного хозяйства нависла над многими ТНБ. Только к концу 1987 г. после того, как банки сформиро­вали крупные резервы для обеспечения сомнительных долгов, кризис утратил глобальную угрозу. В начале 90-х годов дали результаты антикризисные программы. Выходу из кризиса способ­ствовали также методы многостороннего урегулирования (рест­руктуризация) долга. Отработанные в 80-х годах механизмы уре­гулирования долга широко применялись в 90-х годах в отношении бывших социалистических стран.

Существуют разные подходы к урегулированию долга стран с низким и средним уровнем дохода на душу населения (соответ­ственно до 785 долл. и в пределах 786-9635 долл.).* На проблем­ные страны с низкими доходами приходилась 1/10 общей суммы долга развивающихся стран и львиная его доля - на официаль­ных кредиторов. По названным причинам долг этих стран не представлял угрозы для мировых рынков капиталов. Но и рас­считывать на погашение его даже в отделенной перспективе было нереально. Поэтому в отношении этих стран в рамках Парижского клуба широко применяется метод списания долга. Рекомендации относительно размеров этих списаний неоднократно принимались на совещаниях «семерки» ведущих стран и достигли 80% долга. Другая часть долга реструктурируется путем переноса срока пла­тежей. Что касается долга банкам, то он невелик и также регули­руется на льготных условиях.

* Нижняя группа 786-3115 долл., верхняя - 3116-9365 долл.

Непременным условием урегулирования долга обеих групп стран является принятие стабилизационной программы, которая обычно разрабатывается при участии МВФ. Таким образом, Парижский и Лондонский клубы реализуют техническую сторону урегулирова­ния, а МВФ предлагает набор макроэкономических подходов для стабилизации экономики. Если МВФ не согласен с экономической политикой страны-должника, то у нее нет шансов получить одобре­ние кредиторов в рамках этих клубов. Программы основаны на монетаристских рецептах и включают стандартный набор: ограниче­ние бюджетного дефицита (не более 3% ВВП); сдерживание денеж­ной эмиссии и инфляции; приватизация; снижение протекционистс­ких барьеров; либеральный подход к иностранным инвестициям; стимулирование развития экспорта, в том числе путем девальвации.

Долг стран со средними доходами в рамках Парижского клуба урегулируется путем переноса срока платежей по основной сумме долга. Списание долга происходит редко. Стандартные условия таковы: перенос срока погашения на 10-15 лет, льготный период до 6 лет. По стандартной схеме реструктурируются долговые платежи только на текущий год (политика «короткого поводка»). В некоторых случаях долг реструктурировался на нестандартных принципах (см. гл. 9).

Урегулированию подлежат только двухсторонние кредиты. Ссуды международных финансовых институтов не реструктурируются, хотя графики платежей по ним иногда нарушаются.

Процедура урегулирования долга официальным кредиторам отличается простотой и была отработана с самого начала долго­вого кризиса. Что касается долга банкам, который наиболее опа­сен для мирового рынка капиталов, то эти механизмы сформиро­вались лишь к концу 80-х годов. В основе их лежат «рыночные методы», перевод банковского долга, отражаемого на счетах, в долг, выраженный в облигациях. Эти ценные бумаги получили название «облигаций Брейда» по имени бывшего министра финан­сов США, предложившего данную схему. Для банков такая систе­ма привлекательна, поскольку благодаря ей повысилась ликвид­ность долговых обязательств и широкое развитие получил вторич­ный рынок. Но при этом банки вынуждены пойти на частичное прощение долгов при конверсии их в облигации.

При урегулировании долга банкам предоставляется выбор («меню») механизмов, которые они могут использовать. Как по­казала практика, предпочтение отдается дисконтным облигациям. При конверсии долга со счетов в долг в этих ценных бумагах делается скидка и сумма долга сокращается. Но процентная став­ка, как и по банковским кредитам, остается плавающей. Следу­ющий вариант - «паритетные облигации». Конверсия происходит по номиналу, но устанавливается фиксированная ступенчатая про­центная ставка. И те, и другие облигации обычно выпускаются на срок в 30 лет.

При рыночном урегулировании долга Лондонскому клубу важ­но так организовать процедуру, чтобы бремя потерь распределя­лось между банками равномерно. В связи с этим банкам предо­ставляется возможность предоставить новые кредиты должнику («новые деньги») и соответственно улучшить для себя условия конверсии. Однако механизм «новых денег» используется редко.

И, наконец, к рыночным методам причисляется также процеду­ра выкупа долга. Это право предоставляется относительно слабо развитым странам, поскольку выкуп осуществляется с дисконтом и на эти цели требуется финансирование из внешних источников.

Имеет место также конверсия долговых обязательств в инвести­ции в реальный сектор экономики. Механизм этот реализуется следующим образом. Компания, проявляющая интерес к инвести­рованию в экономику страны должника, покупает на вторичном рынке с дисконтом ее долговые обязательства. Затем обменивает их по номиналу по действующему курсу в национальную валюту и осуществляет инвестирование. Такие операции обычно практику­ются в периоды массовых приватизации. Однако они не получили распространения, так как число объектов в реальном секторе, при­влекательных для иностранных инвесторов, ограничено.

В период долгового кризиса были отработаны методы урегули­рования официального долга на двухсторонней основе и долга банкам. Эти механизмы используются и в настоящее время в от­ношении других стран. Однако сфера долговых обязательств, при­вычных для реструктуризации, ограничена. В 80-х годах не подпа­дали под реструктуризацию долги в ценных бумагах и тем более внутренние долговые обязательства, принадлежащие нерезидентам.

Таким образом, кризис платежеспособности 80-х годов, как правило, урегулировался цивилизованными методами через Па­рижский и Лондонский клубы. Односторонние акции были редки. Поэтому после выхода из кризиса многие страны-должники от­носительно легко вернулись на мировой рынок капиталов.

Глобальный валютно-финансовый кризис. Долговой кризис 80-х годов был первым кризисом, который, зародившись на периферии мирового хозяйства, имел глобальные последствия. Валютно-фи­нансовый кризис, вспыхнувший в середине 1997 г. в Юго-Восточной Азии, явился вторым кризисом подобного рода. Но между этими кризисами есть существенные различия.

Во-первых, кризис 80-х годов был обусловлен банкротством центральных органов власти, их неспособностью рассчитываться по своим долговым обязательствам по графику. В 90-х годах неплатежеспособными оказались компании и финансовые институ­ты. Поэтому методы урегулирования долга, давшие эффект в 80-х годах, оказались неэффективными для иной ситуации. Однако макроэкономические программы по выходу из кризиса, составля­емые при участии МВФ, схожи.

Во-вторых, долговой кризис затронул лишь сферу международ­ных кредитных отношений и не отразился на других сегментах финансового и денежного рынков. Валютно-финансовый кризис, также подорвав позиции ряда международных банков, вместе с тем имел последствия для фондовых и валютных рынков как в странах с развивающимися, так и развитыми рынками.

В-третьих, в долговой кризис были втянуты как страны со средним уровнем дохода на душу населения, так и с низкими доходами. Валютно-финансовый кризис - это удел относительно развитых государств с развивающимися финансовыми рынками. Государства с неразвитыми национальными финансовыми рын­ками, слабо интегрированные в мировой рынок капиталов, не имеющие возможности привлекать большие потоки внешних ре­сурсов на рыночных условиях, не вовлечены в этот кризис, за редким исключением.

В-четвертых, долговой кризис возник на основе массирован­ного привлечения и неэффективного использования долгосрочных (синдицированных) банковских кредитов, что в известной мере упрощало процедуру управления долгом. Валютно-финансовый кризис развился на основе притока краткосрочных кредитов и портфельных инвестиций, управлять которыми крайне сложно. О воз­растании этих неустойчивых потоков свидетельствуют данные по странам АСЕАН, где приток краткосрочного кредита и портфель­ных инвестиций увеличился с 0,4% ВВП в 1985-1988 гг. до 5,7% ВВП в 1993-1996 гг. Доля внешних ресурсов в банковс­ких пассивах повысилась с 3% в 1990 г. до 20% в 1996 г.

Такая структура внешних заимствований вызвала разбухание финансовых рынков. Финансовые институты и реальный сектор экономики не были готовы к эффективному использованию этих ресурсов. Поддерживалась высокая норма капиталовложений (35-40% ВВП), однако показатель, характеризующий соотноше­ние объема капиталовложений и прироста ВВП, повысился с 3 в начале 90-х годов до 5 в середине. Ситуация усугублялась в связи с использованием пролонгированных краткосрочных кредитов для долгосрочного вложения. За счет таких ресурсов длительное время продолжается строительный бум, в результате которого было возведено большое количество ненужных объектов. Убыточные компании избегали банкротств, привлекая заемные ресурсы. Все это происходило при слабом контроле за кредитным рынком со стороны центральных банков.

Однако финансовый пузырь не мог раздуваться бесконечно. Когда он лопнул, то обнаружилось, что компании не могут пога­сить долги как зарубежным, так и местным банкам, а последние по этой причине не в состоянии рассчитаться со своими западными кредиторами. Ситуация на кредитном рынке отразилась на состо­янии фондового рынка. Начались сброс ценных бумаг, падение их курса и отток капитала. Соответственно повысился спрос на валю­ту, последовали девальвации. Напряженность на валютных рын­ках вынудила изменить режимы валютного курса и перейти от регулируемых курсов к свободно плавающему.

Подобная ситуация наиболее характерна для категории стран, наиболее пострадавших от кризиса (Индонезия, Таиланд, Южная Корея, Филиппины, Малайзия). Однако кризис продолжался, и чи­сло серьезно пострадавших стран увеличивалось. К ним относится и Россия, хотя здесь развитие кризиса отличалось от рассмотрен­ного выше. Кризис застал страны ЮВА на стадии экономического подъема, высокой (хотя и неэффективной) инвестиционной актив­ности. Это и обусловило просчеты кредиторов и инвесторов, которые не предполагали, что начавшийся «перегрев» экономики может привести к серьезным последствиям.

Страны ЮВА, наиболее пострадавшие от кризиса, стремятся вернуть доверие кредиторов и инвесторов. Для этого необходима как внешняя сбалансированность, так и внутренняя устойчивость. Длительное время эти страны сводили свои текущие операции платежного баланса с отрицательным сальдо. Это позволяло им поддерживать высокую норму капиталовложений. Для выхода из кризиса принимались меры по стимулированию экспорта и сдер­живанию импорта в целях формирования активного сальдо теку­щих операций платежного баланса. Это создает условия для пога­шения внешних долгов и увеличения официальных валютных резе­рвов. Одновременно странам, привыкшим жить в долг и не опаса­вшимся этого в условиях быстрого роста ВВП и экспорта, прихо­дится идти не только на снижение инвестиций, но и деловой активности в целом. А это ведет к росту безработицы, снижению жизненного уровня населения, привыкшего к его повышению.

Что касается управления внутренней экономикой, то можно констатировать, что либеральные реформы положительного ре­зультата не дали и выход из кризиса по сравнению с первоначаль­ными прогнозами затянется. Не исключено, что странам ЮВА, так же как в 80-х годах странам Латинской Америки, предстоит выходить из кризиса методом проб и ошибок. То же относится к другим странам, для которых валютно-финансовый кризис уже имеет или будет иметь негативные последствия.




Навигация

« ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ КРЕДИТНЫХ ОТНОШЕНИЙМЕЖДУНАРОДНЫЕ ФИНАНСОВЫЕ ПОТОКИ И МИРОВЫЕ ФИНАНСОВЫЕ ЦЕНТРЫ »



Не останавливайтесь, читайте дальше:



Популярные лекции
  • По экономике
  • По финансам
  • По праву
Помощь в написании