Принципы уголовного процесса


 Понятие и значение принципов уголовного процесса

Принцип (от латинского principium - основа, начало). Принци­пами уголовного процесса называются основные правовые поло­жения (нормы общего и руководящего значения), определяющие построение всех его стадий, форм и институтов и обеспечивающие выполнение стоящих перед ним задач. Принципы выражают сущ­ность и содержание уголовного процесса, характеризуют самые важные его свойства и качественные черты, предмет и метод процессуального регулирования. Принципы характеризуют обес­печенность прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе.

Принципы всегда представляют собой первичные нормы права, не выводимые друг из друга и обнимающие более частные нормы, в которых конкретизируется содержание принципов и которые подчинены этим принципам. Нормы-принципы носят императив­ный, властно-повелительный характер, содержат обязательные предписания, выполнение которых обеспечивается всем арсеналом правовых средств. Своим адресатом они имеют человека и граж­данина и соответствующие государственные органы. Органы госу­дарства, ведущие процесс, должны действовать на основе установ­ленных принципов и несут все последствия, связанные с их нарушением.

Конституция РФ закрепила общеправовые принципы, кото­рые, выражая природу и сущность демократического государства, содержат гарантии прав и свобод человека и гражданина.

Эти принципы исходят из признания человека, его прав и свобод высшей ценностью.

Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства (ст. 2 Конституции РФ). Сознавая себя частью мирового сообщества, народ России принял Конституцию РФ, в которой записаны общепризнанные и отра­женные в ряде международно-правовых документов права челове­ка и гражданина, принципы правосудия.

В соответствии с конституционными принципами в отраслевом законодательстве содержатся нормы, имеющие основное, опреде­ляющее значение для всего судопроизводства и отдельных его  стадий.

Принципы записаны в Конституции Российской Федерации, Уголовно-процессуальном кодексе и других федеральных законах. Все принципы неразрывно связаны между собой и образуют единую совокупность правовых начал, одинаково значимых для достижения целей уголовного процесса. Каждый из них опреде­ляет такую сторону судопроизводства, без которой невозможно правильное осуществление его задач.

Большинство принципов закреплено в Конституции РФ, в отдельных статьях закона в виде особых правовых правил (ст. 22, 25, 48, 49 Конституции РФ). Конституционные принципы вклю­чены и в основные положения Уголовно-процессуального кодекса. В других нормах определяется механизм их действия примени­тельно к той или иной стадии производства по делу (сравните, например, ст. 48 Конституции РФ и ст. 47-51 УПК). Какой бы, однако, ни была юридическая форма закрепления принципов, они всегда выступают в качестве норм общего и руководящего значе­ния, имеющих трехчленную структуру: гипотезу, диспозицию и санкцию. Иначе в правоприменительной деятельности соблюда­лись бы не сами принципы, а только конкретизирующие их нормы.

Конституционные принципы являются нормами акта, имеюще­го высшую юридическую силу и прямое действие. Это означает право на применение этих норм непосредственно в случаях, когда соответствующие этим нормам правила отсутствуют в Уголовно-процессуальном кодексе. *

____________________

* См. постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1993 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции РФ» // ВВС РФ. 1994. № 3. С. 12; постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» // ВВС РФ. 1996. j\° 1.


Принципы действуют в рамках целостной системы, где сущ­ность и значение каждого принципа обусловливаются не только собственным содержанием, но и функционированием всей систе­мы, где нарушение любого принципа приводит обычно к наруше­нию других принципов и тем самым к нарушению законности при производстве по делу. Конституция РФ и внесенные в последние годы изменения и дополнения в уголовно-процессуальное законо­дательство значительно углубили и обогатили демократическое содержание принципов, расширили диапазон их применения, усо­вершенствовали формулировку отдельных начал, укрепили гаран­тийную обеспеченность принципов. Новый УПК Российской Фе­дерации должен ознаменовать дальнейшее совершенствование нормативного закрепления принципов судопроизводства и опреде­ления механизма их действия, в частности обеспечения права потерпевшего на судебную защиту, гарантий прав обвиняемого, подозреваемого на защиту, принципа равноправия сторон и состя­зательности, гарантий независимости судей и др.

Есть принципы, которые равным образом действуют на всех стадиях процесса (например, законность, неприкосновенность частной жизни, право на личную и семейную тайну...), но есть принципы, которые не реализуются на всех стадиях процесса. Пределы осуществления того или иного принципа определяются общими задачами уголовного судопроизводства и непосредствен­ными задачами конкретной стадии. Во всяком случае, к принципам процесса относятся те правовые положения, которые гарантиру­ют права и свободы человека и гражданина в уголовном процес­се, определяют построение судебного разбирательства как цент­ральной стадии процесса и находят свое выражение (хотя бы ограниченное) в одной или нескольких стадиях, предшествую­щих судебному разбирательству или следующих за ним.*

_____________________

* См.: Курс советского уголовного процесса. Общая часть. М., 1989. С. 144-173.

В силу особого, решающего значения судебного разбирательст­ва в системе всех стадий уголовного процесса принципы судебного разбирательства являются принципами всего процесса. Это понят­но, так как принципы судебного разбирательства оказывают опре­деленное воздействие и на деятельность в стадиях, предшествую­щих судебному разбирательству. Например, гласность (откры­тость) судебного разбирательства должна предупреждать необъек­тивное, предвзятое предварительное расследование, так как нарушения, допущенные в досудебных стадиях, обнаружатся в условиях гласного судебного разбирательства.

Мы не разделяем принципы организации судебной власти и принципы, определяющие процессуальную деятельность в силу их общего назначения и неразрывной связи между собой.**

_____________________

* Некоторые процессуалисты относят к принципам только правовые положения, свойственные всем стадиям процесса. В новом УПК РФ предполагается установить единые принципы судебного Разбирательства, устранить различия, имеющиеся сейчас между действием прин­ципа состязательности, в зависимости от того, рассматривается ли дело присяжными заседателями или в ином составе судей (ср. ст. 248, 245, 256 и ст. 429 УПК)


Следует отметить, что установленные в УПК «Общие условия производства предварительного следствия» (гл. 10 УПК), «Общие условия судебного разбирательства» (гл. 21 УПК) со­держат нормы, непосредственно конкретизирующие принципы процесса применительно к этим важнейшим стадиям производ­ства по делу.

.Законность

Утверждение верховенства закона во всех сферах государственной и общественной жизни возможно лишь при условии последова­тельного проведения принципа законности. Это тем более относит­ся к уголовному процессу как регулируемой законом деятельнос­ти, направленной на охрану и укрепление законности и правопо­рядка (ч. 2 ст. 2 УПК). Раскрыть преступление, изобличить виновного, назначить ему справедливое наказание и не допустить привлечения к уголовной ответственности и Осуждения невинов­ного, защитить права и свободы человека в сфере уголовного судопроизводства можно только на основе строжайшего соблюде­ния законности.

Общеправовой принцип законности закреплен в п. 2 и 3 ст. 15 Конституции Российской Федерации, а применительно к уголов­ному процессу выражен в ст. 49, 120, 123 и др. Конституции РФ и развит в многочисленных нормах уголовно-процессуального права. Он заключает в себе требование точного и неуклонного соблюдения и исполнения законов органами предварительного расследования, прокуратуры, судом и всеми лицами, участвую­щими в деле.

Закон обязателен для всех субъектов уголовного процесса. Для органов государства, осуществляющих производство по делу, со­блюдение материальных и процессуальных законов составляет их обязанность перед государством и личностью, за нарушение кото­рой к ним могут быть применены различные санкции, а процессу­альные акты, вынесенные с нарушением закона, признаны недей­ствительными

Принцип законности обязывает суд, прокурора, следователя, лицо, производящее дознание, неукоснительно следовать установ­ленному законом порядку производства дел на всех стадиях процесса, совершать процессуальные действия на законных осно­ваниях и в предусмотренных законом процессуальных формах, основывать свои решения на соответствующих нормах материаль­ного и процессуального права, не отступать ни на йоту от закона при применении к лицам мер процессуального принуждения, строго блюсти правила собирания и закрепления доказательств, имея в виду, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением феде­рального закона (п. 2 ст. 50 Конституции). Органы государства должны действовать в рамках установленной для них законом компетенции, охранять права и свободы человека и гражданина.


В уголовном процессе законность стоит на постулате: дозво­лено то, что разрешено законом. Вместе с тем для обвиняемого и защитника установлено, что они вправе использовать средства и способы защиты, «не противоречащие закону» (ч. 3 ст. 46, ч. 2 ст. 51 УПК). В тех случаях, когда то или иное действие сущест­венно затрагивает права и свободы личности, разрешение допол­няется содержащимся в законе запретом, не позволяющим отсту­пать от установленного им порядка производства конкретного действия. Такой запрет выражен, например, в ст. 4 УПК.

Как видно, законность не стоит в одном ряду с собственно процессуальными принципами, не равновелика с ними, она охва­тывает собой весь корпус процессуальных начал и соотносится с ними как общее и особенное. Все принципы и каждый в отдель­ности служат прямым и непосредственным проявлением законнос­ти, и нарушение любого из них есть нарушение законности.

Иные принципы процесса не дополняют принцип законности, а выражают и конкретизируют его, составляют его содержание. Законность же осуществляется не только через специальные прин­ципы, но и непосредственно. Ее требования, в частности, всегда охватывают содержание и внешнюю форму правоприменительной, правореализующей деятельности и служат основным условием правильного применения правовых норм.

Законность - универсальный, всеохватывающий принцип, который находит свое выражение во всех принципах и нормах процессуального права, характеризует все стороны уголовного судопроизводства и потому не может рассматриваться как рав­новеликое начало с собственно процессуальными принципами. Она занимает особое место среди равных ей общеправовых принципов, действующих в уголовном судопроизводстве.

Законность - принцип принципов уголовного процесса. Соб­ственно процессуальные (специализированные) принципы - это принципы реализации законности в уголовном процессе.

Публичность

Принцип публичности состоит в том, что уполномоченные на бдение уголовного процесса государственные органы и долж­ностные лица обязаны в пределах своей компетенции принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, виновных лиц и справедливому наказанию или


предотвратить неосновательное уголовное преследование или незаконное осуждение лиц, а если это имело место, принять меры к реабилитации невиновного.

В силу принципа публичности государственные органы и долж­ностные лица обязаны принимать меры к обеспечению прав и законных интересов потерпевшего от преступления. Эта их обя­занность прямо основана на признании государством необходимос­ти обеспечивать потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст. 52 Конституции РФ).

В силу принципа публичности органы дознания, следователь прокурор обязаны при наличии повода и основания возбудить уголовное дело, принять все меры, необходимые для его законного разрешения, независимо от воли и желания каких-либо учрежде­ний, организаций, граждан. Исключение составляют дела частного и частно-публичного обвинения, возбуждаемые не иначе как по жалобе потерпевшего (ст. 27 УПК). Но и по ним ради охраны прав и интересов потерпевшего диспозитивность, т.е. право потер­певшего распорядиться своим правом на возбуждение дела, соче­тается с правом прокурора возбудить уголовное дело при наличии предусмотренных ч. 3 и 4 ст. 27 УПК условий.

Привлечение к уголовной ответственности только при наличии условий, указанных в ст. 27 УПК, является исключением из принципа публичности при совершении преступления против ин­тересов службы в коммерческих и иных организациях, если это преступление не причинило вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства.

Принцип публичности наделяет государственные органы ши­рокими властными полномочиями, ставит их в положение актив­ных субъектов процесса, обязанных производить все необходимые процессуальные действия по выявлению, пресечению и раскрытию преступлений, изобличению виновных и их справедливому нака­занию и недопущению привлечения к уголовной ответственности и осуждению невиновных.*

___________________

* Статьи 2, 3 УПК наделяют суд, наряду со следователем и прокурором, не свойственными суду обвинительными полномочиями, в том числе и обязанностью возбуждения уголовного дела. Статья 418 УПК, наделявшая такими полномочиями суд, в 1997 г. исключена (см. об этом подробно в гл. 22 учебника).


Государственные органы должны основывать свои выводы на такой совокупности собранных, всесторонне и объективно иссле­дованных доказательств, которая делает эти выводы обоснован­ными и справедливыми. В силу принципа публичности только

государственные органы, ведущие уголовный процесс, могут при­менять нормы права, меры процессуального принуждения, прини­мать решения о начале, движении и судьбе уголовного дела. Использование этих и других полномочий позволяет государствен­ным органам надлежащим образом выполнять возложенные на них функции. Социально-правовой смысл принципа публичности в социальном государстве проявляется в органическом сочетании интересов государства в охране прав и свобод человека и гражда­нина, в том числе обвиняемого и потерпевшего, с задачей предот­вращения преступлений и справедливого наказания виновного. Защита прав и законных интересов участвующих в деле лиц является публично-правовой обязанностью государственных орга­нов и составляет конструктивный элемент начала публичности.

Каждый государственный орган, в производстве которого на­ходится уголовное дело, обязан не только разъяснять участвую­щим в деле лицам их права, но и обеспечивать реальную возмож­ность их осуществления, а при необходимости обеспечивать лич­ную и имущественную безопасность. Законные и обоснованные просьбы и ходатайства участвующих в деле лиц должны удовле­творяться. Публично-правовой характер принципа проявляется и в том, что органы государства на стадии предварительного произ­водства по своей инициативе обязаны собирать и исследовать доказательства, которые опровергают возведенное против подозре­ваемого подозрение или предъявленное обвиняемому обвинение, и реабилитировать невиновного. Государственные органы обязаны строго соблюдать установленный законом порядок возмещения государством обвиняемому и подозреваемому ущерба, причинен­ного незаконным действием (или бездействием) должностных лиц при производстве по делу (ст. 53 Конституции, ст. 58' УПК).

Принцип публичности пронизывает все производство по делу и обеспечивает как достижение общих целей процесса, так и выполнение непосредственных задач в каждой отдельной его стадии. Суд выполняет свое публично-правовое предназначение путем осуществления правосудия.

Равенство прав человека и гражданина перед законом и судом

Принцип равенства всех перед законом и судом (ст. 19 Конститу­ции) действует в уголовном процессе, как и во всех сферах общественной и государственной жизни. Сущность его в уголовном процессе проявляется в том, что ни имущественное и долж­ностное положение, ни пол, ни расовая и национальная принад­лежность, ни образование, ни язык, ни отношение к религии, ни место жительства, ни убеждения и принадлежность к обществен­ным объединениям или политическим партиям, ни другие обстоя­тельства не создают никаких привилегий или оснований для дискриминации ни одному лицу, участвующему в деле, и не влияют на ход и исход его Нормы закона ни на одном этапе судопроизводства не ставят правовой статус гражданина в зависи­мость от указанных признаков.

Суды не отдают предпочтения каким-либо органам, лицам, участвующим в деле в качестве стороны по признакам их государ­ственной, социальной или иной, указанной выше, принадлежности (ч. 2 ст 7 Закона «О судебной системе Российской Федерации») Это важное условие, обеспечивающее процессуальное равноправие сторон в судебном разбирательстве, а именно равноправие проку­рора - государственного обвинителя, обвиняемого и его защит­ника (ст. 245 УПК).

Все субъекты уголовного судопроизводства, занимающие то или иное процессуальное положение, равны перед законом и судом, прокурором и органами предварительного расследования Каждый из них в рамках своего процессуального положения обладает равной возможностью пользоваться предусмотренными законом процессуальными правами и исполнять возложенные на него обязанности.* Для лиц, которые по тем или иным причинам не имеют равных с другими возможностей осуществлять свои права и защищать свои интересы, закон устанавливает дополни­тельные гарантии, например обязательное участие защитника по делу, предоставляет лицу, не владеющему языком, на котором ведется судопроизводство, права пользоваться родным языком или языком, которым он владеет, и бесплатной помощью перевод­чика и др.

___________________

* В уголовном процессе нет единого правового статуса личности Каждое участвующее в деле лицо имеет свой процессуальный статус обвиняемого, потерпевшего, истца и т д См Петру хин И.Л. Свобода личности и уголовно-процес суальное принуждение М , 1985 С 7


Равенство граждан перед законом и судом проявляется также в равной обязанности всех подчиняться уголовному закону и нести равную ответственность за его нарушение. Лица, совер­шившие преступления, привлекаются к уголовной ответствен­ности и подвергаются действию одного и того же уголовного закона независимо от занимаемой должности, рода занятий и других факторов, по общим для всех процессуальным правилам.

Особый порядок привлечения судей к уголовной ответствен­ности (ст. 122 Конституции РФ, ст. 16 Закона «О статусе судей в РФ»), задержания, ареста, обыска членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы (ст 98 Конституции), конечно, является исключением для этой категории лиц из положений принципа равенства всех перед законом, что обусловлено особым характером выполняемых ими функций и необходимостью огра­дить их от необоснованного подозрения, обвинения'

Подобная дифференциация судопроизводства не является от­ступлением от принципа равенства всех граждан перед законом, она вызвана объективными причинами и вполне оправданна

Охрана чести и достоинства личности, неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны

В ст. 21 Конституции Российской Федерации записано* «Досто­инство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления»

В соответствии с ч 2 ст. 21 Конституции никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижаю­щему человеческое достоинство обращению или наказанию Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицин­ским, научным или иным опытам Из этого конституционного принципа следует ряд принципиальных положений для уголовно­го судопроизводства.

_____________________

* См. постановление Конституционного Суда РФ о г 20 февраля 1996 г, по делу о проверке конституционности положений ч 1и 2ст 18, ст 19 и ч 2сг 20

Ферального закона от 8 мая 1994 г «О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ // РГ 1996 20 Февр, СЗ РФ 1996 № 9 Ст. 828


В уголовном процессе, где в интересах обеспечения правильно­го хода и исхода дела приходится применять меры принуждения в отношении не только обвиняемого и подозреваемого, но и потерпевшего, свидетеля и других лиц, выяснять обстоятельства личной жизни граждан, необходим особенно прочный механизм гарантий от неосновательного стеснения этих ценностных личных благ. Такую охранительную функцию выполняет принцип, который основан на комплексе правовых норм и выражает обязан­ность суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, при выполнении процессуальных действий и вынесе­нии решений не допускать унижения чести и достоинства участ­вующих в деле лиц и применять к ним меры процессуального принуждения только в случаях действительной необходимости и не иначе как на основании, в порядке и пределах, предусмотрен­ных законом. Более того, органы государства обязаны принимать необходимые меры к охране безопасности, чести и достоинства участвующих в деле лиц, членов их семей или близких родствен­ников от возможных на них посягательств со стороны кого бы то ни было. Закрепленный в ст. 21 и 23 Конституции РФ принцип определяет взаимоотношения между органами государства и уча­ствующими в деле лицами таким образом, что первые обязаны оберегать честь и достоинство участвующих в деле лиц, вторые располагают широким комплексом средств защиты от унижающего с ними обращения, в том числе обжалование любых действий и решений должностных лиц, если этими действиями и решениями нарушены или иным образом ущемлены их права. Названный принцип служит преградой для выполнения действий, могущих причинить личности физический, моральный или иной ущерб. Так, при производстве следственного эксперимента, освидетельст­вования, личного обыска не допускаются действия, унижающие честь и достоинство участвующих в них лиц или опасных для их здоровья (ст. 172, 181, 183 УПК). Никто из участников судопро­изводства не может без его добровольного согласия подвергнуться медицинским, научным или иным опытам, в частности для полу­чения доказательств.

Суд не вправе включать в оправдательный приговор формули­ровки, ставящие под сомнение невиновность оправданного или порочащие его честь и доброе имя. Закон запрещает органам дознания, следователю, прокурору и суду домогаться показаний обвиняемого и других лиц путем насилия, угроз и других незакон­ных мер (ст. 20 УПК). Закон не позволяет также производить процессуальные действия в ночное время, кроме случаев, не терпящих отлагательства (ст. 150 УПК).

Рассматриваемый принцип находит свое проявление и в требо­ваниях закона о возмещении ущерба реабилитированному лицу, Если в результате незаконного привлечения к уголовной ответст­венности, незаконного задержания, незаконного применения меры пресечения, незаконного осуждения невиновному причинен ущерб, то такой ущерб в случае вынесения оправдательного приговора или прекращения дела по любому реабилитирующему


основанию возмещается в полном объеме независимо от вины органов дознания, следователя, прокурора и суда, причем за реабилитированным сохраняется право на возмещение не только имущественного и иного ущерба, связанного с пенсионными, трудовыми, жилищными и другими отношениями, но и морально­го ущерба - восстановление доброго имени, чести, достоинства, репутации (ст. 581 УПК).

Конституционное право каждого на неприкосновенность част­ной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ст. 23 Конституции) должно гарантироваться в уголовном процессе.

При проведении освидетельствования, экспертиз, других про­цессуальных действий не подлежат разглашению сведения частной жизни граждан, а равно другие сведения личного характера, которые лицо считает необходимым сохранить в тайце (например, тайну усыновления).

В связи с этим участники следственных действий могут быть предупреждены о недопустимости разглашения указанных сведе­ний, ставших им известными в ходе следствия, о чем у них отбирается подписка. Такого рода сведения могут рассматриваться судом в закрытом судебном заседании.

В законе следует предусмотреть правило о том, что личная переписка и личные телеграфные сообщения граждан, если они имеют отношение к делу, могут быть оглашены в открытом судебном заседании только с согласия их авторов и лиц, которым они адресованы. При отсутствии такого согласия они должны оглашаться в закрытом судебном заседании.

Тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, теле­графных и иных сообщений гарантируется законом.

Ограничение этого права путем наложения ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, ее осмотр и изъятие, прослуши­вание телефонных переговоров допускаются только на основании судебного решения (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ).

Неприкосновенность личности

В Международном пакте о гражданских и политических правах записано, что каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность.

1. Никто не должен быть лишен свободы, иначе как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые уста­новлены законом.


2. Каждому арестованному сообщается при аресте причина его ареста и в срочном порядке сообщается любое предъявляемое ему обвинение (п. 1 и 2 ст. 9 Международного пакта о гражданских и

политических правах).

Конституционное право каждого на свободу и личную непри­косновенность (ст. 22) гарантируется в Конституции РФ тем, что арест, заключение под стражу и содержание под стражей допус­каются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов (ч. 2 ст. 22 Конституции).

Предоставление права только суду ограничивать личную не­прикосновенность гражданина в связи с производством по уголов­ному делу вытекает из особых полномочий суда и не должно быть вверено органам, ведущим уголовное преследование и обвинение.

Решение суда не требуется лишь для кратковременного задер­жания подозреваемого, которое может иметь место на срок не

более 48 часов.

В п. 6 Раздела второго «Заключительных и переходных поло­жений» Конституции РФ сказано: «До приведения уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации в соответ­ствие с положениями настоящей Конституции сохраняется преж­ний порядок ареста, содержания под стражей и задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления». Поэтому в настоя­щее время порядок задержания и получения санкции прокурора на избрание в качестве меры пресечения содержания под стражей регулируется ст. 11, 89, 90, 96 У ПК.

Подозреваемому и обвиняемому предоставлено право обжало­вания в суд ареста или продления срока содержания под стражей (ст. 220, 220 УПК).

Неприкосновенность жилища

Конституция устанавливает, что «жилище неприкосновенно». Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц, иначе как в случаях, установленных федеральным законом или на основании судебного решения (ст. 25 Консти­туции).

Статья 25 Конституции говорит о праве проникновения в жилище против воли проживающих в нем лиц только в случаях, установленных федеральным законом или на основании судебного решения,


В условиях действия УПК 1960 г. случаи проведения обыска без решения суда основываются на ст. 168 УПК.

Уголовно-процессуальный кодекс регламентирует основания и порядок производства обыска и фиксирование его результатов (ст. 168-171 УПК).

Закон устанавливает правило о том, что производство выемки и обыска в ночное время, кроме случаев не терпящих отлагатель­ства, не допускается.

Учитывая, что Конституция Российской Федерации имеет выс­шую юридическую силу и прямое действие, Пленум Верховного Суда Российской Федерации рекомендовал судам принимать к

своему рассмотрению и незамедлительно рассматривать материа­лы, подтверждающие необходимость ограничения прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, теле­графных и иных сообщений, материалы, подтверждающие необ­ходимость проникновения в жилище, если таковые представляют­ся в суд. Эти материалы рассматриваются Верховным Судом, судом республики, краевым, областным и приравненными к ним судами, а также районным (городским) судом и военным трибу­налом. По результатам рассмотрения материалов судом выносится мотивированное постановление о разрешении провести оперативно-розыскные или следственные действия, связанные с ограниче­нием права на тайну переписки, телефонных переговоров, почто­вых, телеграфных и иных сообщений или проникновением в жилище, либо об отказе в этом. Если судья не дал разрешения, соответствующие лица могут обратиться по тому же вопросу в вышестоящий суд.*

____________________

*' См. постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1993 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением ст. 23 и 25 Конституции РФ»//ВВС РФ. 1994. № 3.                                     


Осуществление правосудия по уголовным делам только судом

В ст. 118 Конституции записано: «Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом». В ФКЗ от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации» закреплено, что суды учреждаются только в соответствии с Конституцией и названным выше Федеральным конституционным законом.

Создание чрезвычайных судов и судов, не предусмотренных ФКЗ РФ «О судебной системе Российской Федерации», не допус­кается.*

___________________

*ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» // РГ. 1997. 6 янв.; СЗ РФ. 1997. № 1. Ст. 1.


Принцип, сформулированный в ст. 118 Конституции Рос­сийской Федерации, получает свое развитие в ст. 49 Конституции РФ, раскрывающей саму суть правосудия: признать лицо ви­новным в совершении преступления, а также подвергнуть его уголовному наказанию полномочен только суд своим приговором. Только суд вправе принять решение о применении указанных в законе мер процессуального принуждения, ограничивающих права и свободы человека и гражданина. Только суд вправе принять решение о применении к лицу принудительной меры медицинского характера.

Это придает судебному разбирательству значение важнейшей стадии процесса, а суд выделяет из всех иных органов, ведущих производство по делу, ставит его в особое положение, обязывая выступать гарантом прав и свобод человека и гражданина.

Принцип осуществления правосудия только судом не огра­ничивается судебным разбирательством в суде первой инстанции, а характеризует все судебные стадии процесса. В каждой из них правосудие осуществляется в тех формах, какие соответ­ствуют характеру и назначению разрешаемых в данной стадии

задач.

Принцип определяет такой правовой режим, при котором отме­на или изменение судебных решений допускается, не иначе как вышестоящим судом и в порядке осуществления правосудия по уголовным делам. Ни одно судебное решение не может быть отме­нено или изменено каким бы то ни было государственным органом, в том числе высшей государственной властью. В этом проявляется не только исключительность, но и полнота судебной власти: всту­пившие в законную силу решения суда обязательны для органов государственной власти, физических и юридических лиц.

Исключительное право суда осуществлять правосудие исходит из того, что деятельность суда протекает в особом правовом порядке, который создает такие преимущества в разрешении уго­ловных дел, какими не располагает ни одна иная форма государ­ственной деятельности. Этот порядок заключает в себе наиболь­шие гарантии для вынесения по делу законного и справедливого решения.

Проведение судебной реформы включает внесение изменений в определение содержания самой функции отправления правосу­дия. Судебная власть - хранительница правды, справедливости, прав и свобод личности - должна быть полностью очищена от действий обвинительного уклона. Судьи не должны совершать действия, которые входят в осуществление функции обвинения - вручать подсудимому копию обвинительного заключения и огла­шать его в судебном заседании (ст. 237, 278 УПК), первыми допрашивать подсудимого, потерпевшего, свидетелей на судебном следствии, принимать меры к восполнению доказательств обвине­ния путем направления дела на доследование, возбуждать дело по новому обвинению и в отношении других лиц. Все эти, как и многие другие, действия, выполняемые судом в силу требований действующего УПК, вносят в деятельность суда элементы обвини­тельного уклона, что несовместимо с требованием объективности и беспристрастности суда.

Граждане Российской Федерации участвуют в отправлении правосудия в качестве присяжных, народных заседателей в поряд­ке, предусмотренном Федеральным законом (ст. 8 Закона «О су­дебной системе Российской Федерации»).

Право на судебную защиту. Обеспечение доступа к правосудию

Смысл этого принципа выражен в ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах: «Каждый имеет право при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему... на справедливое и публичное разбирательство дела компе­тентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании Закона».

В ст. 46 Конституции РФ записано: «Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод».

В уголовном процессе этот принцип выражается и гарантиру­ется рядом правил, относящихся к организации и деятельности суда, а также предоставлением только суду права признать обви­няемого виновным.

Ограничение конституционных прав и свобод граждан мерами уголовно-процессуального принуждения требует судебного разре­шения (ст. 23, 25 и др. Конституции РФ).

Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию (ст. 52 Конституции РФ).


Это означает, что обращение потерпевшего в суд в порядке ст. 27 УПК не должно быть связано какими-либо условиями, кроме указанных в УПК.

Потерпевший имеет право обжаловать в суд отказ в возбужде­нии уголовного дела, если этот отказ лишает его возможности защищать свои права и свободы в суде.

Потерпевший имеет право жаловаться в суд на необоснован­ность прекращения дела на предварительном следствии, поскольку такое решение нарушает его конституционное право на судебную защиту и компенсацию причиненного вреда (ст. 6, 7 У ПК).*

________________________

* Постановление Конституционного Суда от 13 ноября 1995 г. по делу о проверке конституционности ч. 5 ст. 209 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан Р.Н. Самигуллиной и А А. Аланасенко // СЗ РФ. 1995. № 19. Ст. 1746.


Подозреваемый, обвиняемый (а в случае смерти обвиняемого его близкие родственники), не согласные с прекращением дела по основаниям, которые затрагивают их доброе имя, нарушают их права, могут требовать судебного разбирательства дела для полной реабилитации (п. 8ч. 1, п. 3, 4 ч. 5 ст. 5, ст. 6, 7 УПК).

С правом на судебную защиту тесно связано правило о том, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которого оно отнесено законом (п. 1 ст. 47 Конституции). Это требует четкого определения в законе дел, подсудных каждому суду, недопустимости вышестоя­щего суда принимать к своему рассмотрению дело, подсудное нижестоящему суду без ходатайства об этом обвиняемого (ст. 35- 38, 40 УПК).

В предусмотренных федеральным законом случаях обвиняе­мый имеет право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей (ч. 2 ст. 47 Конституции, ст. 424 УПК).

Самостоятельность судов. Независимость судей, народных и присяжных заседателей

Самостоятельность суда определяется конституционным принци­пом разделения государственной власти на законодательную, ис­полнительную и судебную (ст. 10 Конституции РФ, гл. 7 Консти­туции РФ «Судебная власть»).

Самостоятельность суда определяют принципы правосудия и организации судебной системы РФ.

Самостоятельность суда требует реализации судебной власти независимыми судьями, присяжными и народными заседателями.

В ст. 120 Конституции РФ записано: «Судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и Федеральному закону». Их независимость гарантируется организационными принципами судебной системы, порядком формирования судейского корпуса и привлечением к судопроизводству присяжных и народных заседа­телей, мерами государственной, социальной защиты судей, при­сяжных и народных заседателей, процессуальными принципами их деятельности, определенным в законе порядком рассмотрения и разрешения дел.

Эти гарантии нашли свое закрепление в ряде законов, приня­тых в последние годы. В них определены важные положения, обеспечивающие самостоятельность суда и независимость судей. Это:

формирование корпуса суда, присяжных и народных заседате­лей (ст. 13 Закона о судебной системе, ст. 3-6 Закона о статусе судей, ст. 80-85 Закона о судоустройстве);

неприкосновенность судей, присяжных и народных заседате­лей (ст. 122 Конституции РФ, ст. 16 Закона о статусе судей, ст. 5 Закона о судебной системе);

меры государственной защиты судей (ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контроли­рующих органов» (СЗ РФ. 1997. № 17. Ст. 1455) и др.

Судьи, присяжные, народные заседатели рассматривают и раз­решают уголовные дела, руководствуясь Конституцией РФ, уголовно-процессуальным, уголовным законом и другими федераль­ными законами. Всякое вмешательство в деятельность судьи по осуществлению правосудия преследуется по закону. Никто не вправе оказывать давление на судей, присяжных, народных засе­дателей и указывать, как должно быть разрешено конкретное уголовное дело. Вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия наказывается в уголовном порядке (ст. 294 УК).

Как указано выше, независимость судьи, присяжного, народ­ного заседателя обеспечивается «предусмотренной законом проце­дурой осуществления правосудия». Это означает, что сама проце­дура осуществления правосудия должна обеспечивать судьям сво­бодное от чьих-либо влияний, мнений, в том числе и сложившихся в ходе предварительного расследования, рассмотрение и разреше­ние дела, в том числе и выражение своего убеждения по делу при совещании судей («тайна совещательной комнаты»).

Гарантией от незаконного воздействия на присяжного заседа­теля является запрет участникам процесса, а также свидетелям, экспертам, специалистам, переводчикам на протяжении всего разбирательства дела судом присяжных общаться, помимо установ­ленного порядка, с присяжным заседателем, участвующим в рас­смотрении этого дела (ст. 445 УПК).

Присяжный заседатель может быть отстранен председательст­вующим от дальнейшего участия в деле в случае, когда у него возникнут основания полагать, что этот присяжный заседатель утратил объективность, необходимую для разрешения дела в соответствии с законом, в результате оказанного на него незакон­ного воздействия. Судья не обязан давать какие-либо объяснения по существу рассмотренных или находящихся в производстве дел, а также представлять их кому бы то ни было для ознакомления, иначе как в случаях и порядке, предусмотренных процессуальным законом (ст. 10 Закона «О статусе судей в Российской Феде­рации»).

Подзаконность и независимость судей - две стороны одной и той же медали. Независимость судей возможна при условии подчинения их только закону, а подзаконность возможна при условии ограждения судей от влияний внешних и внутренних факторов. Независимость без подчинения закону может породить произвол.

Во всех судебных стадиях процесса судья решает все вопросы на основании закона, по своей совести, по своему внутреннему убеждению, в результате исследования всех обстоятельств дела в их совокупности и собственной оценки доказательств (ст. 71 УПК). В судебном разбирательстве суд не связан выводами, изложенными в обвинительном заключении, как не связан мнени­ем сторон при решении вопросов, возникающих в ходе рассмотре­ния дела и при решении дела по существу. Суд (судья) может не признать доказанным все обвинение лица или его часть и в соответствии со своим убеждением изменить обвинение или оправ­дать подсудимого (ст. 254, 309 УПК).

В суде присяжных в случаях, когда обвиняемый полностью признает себя виновным, при наличии определенных в законе условий, судья может ограничить судебное следствие или объявить судебное следствие оконченным. Однако такое решение судьи не зависит только от мнения и поведения сторон, а возможно только тогда, когда сделанное признание «не вызывает у судьи сомнений» (ст. 446 УПК).

Принцип независимости судей и подчинения их только закону определяет также взаимоотношения судов различных инстанций. Кассационная и надзорная инстанции, отменяя приговор и направ­ляя дело на новое судебное рассмотрение, не вправе предрешать выводы судей и связывать своим решением их независимость и


самостоятельность (ч. 2 ст. 352, ч. 7 ст. 380 УПК). При повторном рассмотрении дела суд первой инстанции независим в выводах от вышестоящего суда и самостоятелен не только в части оценки доказательств и установления фактов, но и в отношении примене­ния уголовного закона и назначения наказания. Иное придало бы решению вышестоящего суда, отражающему толкование уголовно­го закона, силу нормативного акта.

Суд принимает решения в соответствии с правовыми положе­ниями, имеющими наибольшую юридическую силу (ч. 3 ст. 5 Закона «О судебной системе РФ»). Суды общей юрисдикции обладают безусловным правом не применять законы, которые они считают не соответствующими Конституции РФ и руководство­ваться при решении конкретного дела (правового вопроса) непо­средственно действующими нормами Конституции РФ.

Вместе с тем во имя конституционного принципа равенства граждан перед законом и судом, суд, обнаруживший неконститу­ционность закона, который подлежит применению или был при­менен, обязан обратиться в Конституционный Суд с запросом о проверке конституционности этого закона. Сами суды общей юрисдикции не вправе признавать закон не соответствующим Конституции РФ и потому утрачивающим юридическую силу. *

____________________

* См постановление Конституционного Суда РФ по делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции РФ // РГ 1998 30 июня, Заявление пресс-службы Конституционного Суда РФ // РГ. 1998 15 июля


Независимость судей и подчинение их только закону проявляет себя не только вовне, но и внутри самой судебной коллегии, усиливая в ней коллегиальное начало. Каждый судья, присяжный, народный заседатель свободно выражают свое мнение по всем обсуждаемым вопросам и при несогласии с вынесенным решением могут изложить свое особое мнение, которое приобщается к делу.

Судья при разрешении дела должен быть свободен от собствен­ных впечатлений, ранее выраженных убеждений по рассматрива­емому делу, поэтому судья, принимавший участие в рассмотрении дела в одной судебной инстанции, не вправе участвовать в рас­смотрении того же дела в другой судебной инстанции, а равно участвовать в новом рассмотрении дела в суде первой инстанции после отмены приговора или определения о прекращении дела, постановленного с его участием (ч. 1 ст. 60 УПК).

Принцип независимости судей и подчинения их только зако­ну - проводник законности и справедливости в правосудии. Его содержание глубоко демократично, нравственно, гуманно. Осо­знание судьями необходимости свято блюсти закон при отправлении правосудия в силу своего долга, принимать по делу справедливые решения по своей совести и внутреннему убеждению независимо от политических взглядов и симпатий (в личностном качестве), решительно пресекать любые попытки вмешательства в разрешение конкретных дел и в предусмотренном законом порядке ставить вопрос о привлечении виновных в этом к ответственности - это и юридический, и нравственно этический аспект независимости судебной деятельности

Исполнение предписаний этого принципа требует от судей высоких профессиональных и морально психологических качеств, мужества и твердости характера, обостренного чувства справедливости, осознания своей независимости, чтобы противостоять любому посягательству на нее и выполнить свой долг так, как повелевает закон и голос совести

Гласность уголовного судопроизводства

Разбирательство дел во всех судах открытое Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом (ч 1 ст. 123 Конституции) В зал судебного заседания доступ свободен для всех желающих лиц, не участвующих в производстве по делу и достигших 16 летнего возраста (ст 18, ч 4 ст 262 УПК) Присутствующие в зале суда вправе вести фиксацию процесса, записывать все происходящее в судеб ном заседании Применение фото кино и видеосъемки в зале суда может производиться с разрешения председательствующего по делу, он вправе запретить применение и других технических средств фиксации, радио и телетрансляции, могущих затруднить ведение процесса или нарушить права и интересы сторон

Гласность обеспечивает социальный контроль за деятельностью органов, ведущих уголовный процесс*

_______________________

* Гласность - процессуальный принцип Публикуемые в печати материалы о ходе и результатах судебного разбирательства передачи о судебных процессах по радио и телевидению становятся достоянием широкой аудитории оказывают на граждан большое общественное воздействие но все это осуществляется за рамками уголовного процесса и является проявлением уже иного вида социальной гласности Судья должен с уважением и пониманием относиться к стремлению средств массовой информации освещать деятельность суда и оказывать им необходимое содействие если эю не будет мешать проведению судебного процесса или использоваться для оказания воздействия на суд - записано в < Кодексе чести судьи РФ» принятом Советом судей 21 октября 1993 г См Сборник нормативных актов «Судебная и правоохранигельная система» М Проспею 1996 С 172


Открытое разбирательство дела в ходе которого проверяются и исследуются все материалы дела представленные органами расследования и дополнительно полученные судом, позволяет присутствующим в судебном заседании гражданам самим судить об обстоятельствах дела и личности подсудимого, оценивать ход и результаты процесса и таким образом формировать общественное мнение об уголовном судопроизводстве в целом Гласный процесс усиливает чувство ответственности судей, присяжных народных заседателей, способствует полному осуществлению всех принципов судопроизводства, укрепляет гарантии прав и законных интересов личности оказывает на граждан определенное правовое воздействие

Одним из внепроцессуальных средств усиления гласности служит широкое освещение в печати, по радио и телевидению наибо лее актуальных судебных процессов

Отступление от принципа открытого судебного заседания может иметь место только в случаях, предусмотренных законом.

В соответствии со 1ст 18УПК дело должно быть обязательно рассмотрено при закрытых дверях, когда необходимо охранить государственную тайну Закрытое судебное разбирательство, - кроме того, допускается по делам о преступлениях лиц не достигших шестнадцатилетнего возраста, по делам о половых преступлениях, по другим делам в целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц, по делам, по которым необходимо обеспечить безопасность потер певшего, свидетеля или других участвующих в деле лиц, а также их семей или близких родственников По этим делам суд определяет имеются ли в каждом отдельном случае конкретные обстоятельства, вызывающие необходимость в полном или частичном разбирательстве дела в закрытом судебном заседании При наличии таких обстоятельств суд не только вправе, но и обязан заслушать все дело или провести процесс частично при закрытых дверях

В ст. 14 Пакта о гражданских и политических правах записано, что печать и публика могут не допускаться на судебное разбирательство по соображениям морали, общественного порядка, государственной безопасности или когда этого требуют интересы част ной жизни сторон

Решение о полном или частичном рассмотрении дела при закрытых дверях по любому из названных в ст. 18 УПК оснований принимается судом в подготовительной части судебного заседания после выслушивания мнений сторон и выражается в мотивирован ном определении или постановлении судьи Предварительное решение данного вопроса при назначении дела к слушанию не исключает возможности решить вопрос о закрытом слушании дела в ходе судебного разбирательства. Приговор суда во всех случаях провозглашается публично. В нем не должны разглашаться сведе­ния, ради сохранения тайны которых судебное заседание было закрытым

Уголовно-процессуальный кодекс содержит неполный пере­чень случаев ограничения гласности, и нормы других отраслей права восполняют его.

Дело обязательно рассматривается при закрытых дверях, если предметом исследования становятся сведения военного характера, не подлежащие разглашению, но составляющие не государствен­ную, а служебную тайну. Двери судебного заседания могут быть закрыты и при исследовании таких обстоятельств, которые каса­ются врачебной тайны, тайны усыновления, тайны нотариальных действий и денежных вкладов, защиты интересов гражданина, изображенного в произведениях изобразительного искусства.

В закрытых судебных заседаниях рассматриваются жалобы на заключение под стражу как меру пресечения или продление ее срока (ст. 220, 220 У ПК), а также разрешение на выемку почтово-телеграфной корреспонденции, обыск, прослушивание те­лефонных переговоров.

Такой порядок, видимо, будет сохранен в дальнейшем при решении судом вопросов о заключении подозреваемого, обвиняе­мого под стражу.

Как видно, круг дел или решение вопросов, по которым закон требует или допускает исключения из гласности, достаточно широк. Гласность недопустимо использовать во вред интересам личности, общества, государства. Гласность призвана ограждать честь и достоинство личности, а не унижать ее.

Четкий законодательный перечень ограничений гласности дол­жен служить ее гарантией Все, что лежит за пределами ограни­чений принципа, должно быть гласным. Закрытое разбирательст­во дела при отсутствии к тому законных оснований - грубое нарушение закона.

Содержание принципа гласности и условия его применения ст. 18 У ПК излагаются применительно лишь к судебному разби­рательству. Эти положения ст. 334 УПК распространяет и на кассационное производство.

На иной основе строится деятельность органов дознания и предварительного следствия. Особые условия предварительного производства требуют значительного ограничения гласности.


Преждевременное разглашение данных расследования может вос­препятствовать раскрытию преступлений, а в ряде случаев причи­нить серьезный вред и обвиняемому. Поэтому данные следствия могут быть преданы гласности лишь в том объеме, в каком это признает возможным следователь или прокурор (ст. 139 УПК). Тем не менее предварительное расследование не лишено гласнос­ти. Данные, полученные в ходе расследования, доводятся в допус­тимых пределах до сведения общественности и средств массовой информации.

Язык, на котором ведется судопроизводство

Определение языка, на котором ведется уголовный процесс, яв­ляется проявлением государственных гарантий национального равноправия граждан во всех сферах жизни и свободного упот­ребления ими национальных языков. Его исходные положения сконцентрированы в ст. 26 и 68 Конституции. Государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык. Республики вправе устанавливать свои государст­венные языки.

В соответствии с этим судопроизводство и делопроизводство в Верховном Суде РФ, военных судах ведутся на русском языке, в других федеральных судах общей юрисдикции судопроизводство может вестись также на государственном языке республики, на территории которой находится суд.

Судопроизводство и делопроизводство у мировых судей ведут­ся на русском языке либо на государственном языке республики, на территории которой находится суд (ст. 10 Закона «О судебной системе РФ»).

Устанавливая государственный язык, Конституция вместе с тем гарантирует каждому право пользоваться родным языком (ч. 2 ст. 26 Конституции). Поэтому участвующим в деле лицам, не владеющим языком судопроизводства, обеспечивается право да­вать показания, выступать в суде на родном языке либо на любом свободно избранном языке общения, а также пользоваться услу­гами переводчика.

Лица, владеющие языком судопроизводства, но желающие пользоваться своим родным языком, не лишаются такой возмож­ности. Право гражданина пользоваться родным языком гаранти­ровано законом и не знает никаких исключений.


Уголовно-процессуальный кодекс (ст. 17) распространяет дей­ствие этого принципа на все стадии уголовного процесса. В каждой из них выбор языка судопроизводства определяется законом, а не волею следователя, прокурора и суда. Судья, народные и присяжные заседатели обязаны знать язык, на котором ведется судопроизводство в районе их юрисдикции. Незнание или слабое знание языка не позволяет им надлежащим образом исполнять свои процессуальные обязанности даже с помощью переводчика и вовсе лишает их возможности участ­вовать в вынесении решений в совещательной комнате, доступ в которую для переводчика закрыт.*

____________________

* Председателем суда или председательствующим судьей освобождаются от исполнения обязанностей присяжных заседателей лица, не владеющие языком, на котором ведется судопроизводство в данной местности' (ст. 80 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР»).


Осуществление рассматриваемого принципа гарантирует права и национальные интересы всех участвующих в деле лиц, не владеющих языком судопроизводства. Эти права должны быть разъяснены и обеспечена возможность их реализации. В частнос­ти, обвиняемому должны быть своевременно вручены следствен­ные и судебные документы в переводе на его родной язык или на другой язык, которым он владеет (ст. 17 У ПК). К таким докумен­там, во всяком случае, относятся те, которые обязательно вруча­ются обвиняемому. Это правило должно быть распространено и на иных участников процесса, которым должны быть вручены процессуальные документы. Участникам судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором оно ведется, обеспечивается право делать заявления, давать показа­ния, заявлять ходатайства и отводы, подавать жалобы и выступать в суде на своем родном языке либо ином языке, которым он владеет. В этих случаях, а также при ознакомлении сторон с материалами уголовного дела они вправе пользоваться бесплатной помощью переводчика.

Принцип требует, чтобы в пределах одной и той же терри­тории расследование и судебное разбирательство дел велось на одном языке. Ведение следствия и судебного разбирательства на разных языках допускается, если, например, вышестоящий суд принимает к своему производству дело, подсудное ниже­стоящему суду, и рассматривает его по месту своего нахождения или пересматривает решение этого суда в кассационном или надзорном порядке.

Если лицо не владеет языком судопроизводства, то переводчик в обязательном порядке привлекается к участию во всех процес­суальных действиях, выполняемых с участием такого лица. Учас­тие переводчика не только обеспечивает права и законные интере­сы лица, не знающего языка судопроизводства, но и содействует следователю и суду в получении полной и точной информации, исходящей от допрашиваемых лиц или содержащейся в письмен­ных документах. Ведущие производство по делу лица не вправе даже кратковременно выполнять функцию переводчика.

Учитывая, что подозреваемому и обвиняемому (подсудимому), не владеющему языком судопроизводства, даже с помощью пере­водчика трудно осуществлять свое право на защиту, закон уста­навливает обязательное участие защитника в стадии предваритель­ного расследования и при разбирательстве дела в суде.

Любое ограничение прав подозреваемого, обвиняемого, подсу­димого, защитника, обусловленное незнанием ими языка, на ко­тором ведется судопроизводство, и необеспечение этим лицам возможности пользоваться в каждой стадии процесса родным языком является существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Принцип языка судопроизводства делает доступным и понят­ным уголовное судопроизводство для граждан, гарантирует равен­ство всех участвующих в деле лиц перед законом и судом незави­симо от национальной принадлежности, создает условия для всестороннего, полного и объективного исследования обстоя­тельств дела, обеспечивает реализацию гласности и других начал процесса, позволяет заинтересованным лицам использовать предо­ставленные им законом средства для защиты своих прав и инте­ресов. Отсюда - нарушение правил о языке судопроизводства является основанием для отмены приговора и других процессуаль­ных решений, принимаемых по делу.

Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту

Право подозреваемого и обвиняемого (подсудимого) на защиту образует вся совокупность принадлежащих им прав, осуществле­ние которых дает возможность оспаривать выдвинутое против них подозрение или обвинение в совершении преступления, доказы­вать свою непричастность к преступлению, невиновность или


меньшую степень вины, защищать другие законные интересы в деле (моральные, имущественные, трудовые и др.).

Право подозреваемого и обвиняемого на защиту включает в себя и право иметь защитника, призванного выяснять все обсто­ятельства, говорящие в их пользу, а также оказывать им необхо­димую юридическую помощь.

В ст. 48 Конституции записано: «Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случа­ях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно». При оказании бесплатной юридической помощи опла­та труда адвокатов по защите лиц, освобожденных от оплаты полностью или частично органом дознания, предварительного следствия, прокурором или судом, в производстве которых нахо­дится дело, от несения расходов на оплату юридической помощи, а также при участии их в производстве дознания, предваритель­ного следствия или в суде по назначению, без заключения согла­шения с клиентом, производится из средств республиканского бюджета (ч. 2 ст. 47 УПК). Права, которыми наделяется защитник для выполнения своих обязанностей, входят в качестве составной части в содержание права на защиту. Их нарушение всегда нарушает и право подзащитных.

Право на защиту неотделимо от гарантий его осуществления. Органы дознания, следователь, прокурор и суд обязаны обеспе­чить подозреваемому, обвиняемому возможность защищаться ус­тановленными законом средствами и способами, а также охрану их личных и имущественных прав (ч. 2 ст. 19, ст. 58 УПК). Без такой обеспеченности права на защиту со стороны органов госу­дарства оно превратится в пустую декларацию. Объективность следствия означает необходимость выявлять по каждому делу, наряду с изобличающими подозреваемого и обвиняемого обстоя­тельствами, оправдывающие и смягчающие их вину обстоятельст­ва, причем независимо от того, выявлены ли они защитой.

Подозреваемый, обвиняемый имеют право избрать себе желае­мого защитника, а если защитник не был ими приглашен по соглашению, то заявить просьбу о его назначении, которую органы государства обязаны удовлетворить.

До 1992 г. защитник участвовал на предварительном следствии по общему правилу лишь с момента его окончания и предъявления обвиняемому для ознакомления всех материалов дела. Только по делам о преступлениях несовершеннолетних и лиц, лишенных в силу физических или психических недостатков возможности лично осуществлять защиту, защитник вступал в процесс с момен­та предъявления обвинения. Подозреваемый вообще не имел права на участие в деле защитника.

В 1992 г. внесены в ст. 47 УПК существенные изменения, направленные на обеспечение права на защиту. Защитник допус­кается к участию в деле с момента предъявления обвинения, а в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступ­ления, или применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения - с момента объявления ему протокола задержания или постановления о применении этой меры пресечения. Закон устанавливает случаи обязательного учас­тия защитника независимо от просьбы подозреваемого, обвиняе­мого, а в некоторых случаях даже вопреки их желанию (ст. 40, ч. 2 ст. 50 УПК).

Обязательное участие защитника предусмотрено для несовер­шеннолетних, немых, глухих, слепых и других лиц, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществлять свою защиту, а также лиц, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство; лиц, обвиняемых в совершении преступлений, за которые в качестве меры наказания может быть назначена смертная казнь; лиц, между интересами которых имеются противоречия и если хотя бы одно из них имеет защитника (ст. 49 УПК). Участие защитника в суде, кроме того, обязательно по делам, в которых участвует государственный или общественный обвинитель; предусмотрено обязательное участие защитника в рассмотрении дела судом присяжных (ст. 426 УПК). Закон предоставил защитнику право иметь свидания наедине с подзащитным без ограничения их количества и продолжительнос­ти с момента вступления его в дело, расширил его права на ознакомление с некоторыми материалами дела уже в ходе предва­рительного расследования и право участвовать при производстве некоторых следственных действий (ст. 51 УПК).

По делам, по которым не производилось предварительное расследование, защитник допускается к участию в деле с момента принятия его судом к своему производству (ч. 3 ст. 47 УПК). Отказаться от принятой на себя защиты адвокат не имеет права.

Обвиняемый во всех стадиях процесса является субъектом права на защиту, но объем его процессуальных прав неодинаков. Наиболее широк объем этих прав в судебном разбирательстве, где обвиняемый занимает положение равноправной с обвинением сто­роны.

Право на защиту не только гарантия интересов личности, но и гарантия интересов правосудия, это социальная ценность. Наличие у защитника широкой возможности оспаривать выводы обви­нительной власти, представлять доказательства и доводы в пользу подзащитного создает наилучшие условия для всестороннего, пол­ного и объективного исследования обстоятельств дела, установле­ния по нему истины.*

___________________

* Права подозреваемого, обвиняемого на защиту в различных стадиях про­цесса более подробно рассматриваются в последующих главах учебника.


Расширение права на защиту не служит помехой раскрытию преступлений, не способствует уклонению преступника от ответ­ственности, а, наоборот, содействует осуществлению задач уголов­ного судопроизводства, предотвращает следственные и судебные ошибки.

Презумпция невиновности

В ст. 49 Конституции РФ записано: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его винов­ность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда».

Презумпция невиновности выражает собой не личное мнение того или иного лица, ведущего производство по делу, а объектив­ное правовое положение. Следователь, который формулирует обвинение, предъявляет его обвиняемому, составляет обвинитель­ное заключение, и прокурор, который утверждает это заключение и приходит в суд поддерживать обвинение, конечно же, считают обвиняемого виновным, убеждены в этом, иначе они не поступали бы таким образом. Обвиняемого невиновным считает закон, который возможность признания его виновным связывает с таким порядком судопроизводства, при котором происходит полное и всестороннее судебное исследование всех обстоятельств дела на основе гласности, устности, равноправия сторон и состязательнос­ти, других демократических принципов процесса, т.е. с обязатель­ным проведением судебного разбирательства - стадии, где сосре­доточены максимальные гарантии прав и законных интересов обвиняемого и проверки доказанности обвинения. Только тогда, когда по делу состоялось судебное разбирательство и вынесенный судом обвинительный приговор вступил в законную силу, госу­дарство принимает на себя ответственность за правильность признания подсудимого виновным и его осуждения . В этом и заклю­чается сущность принципа презумпции невиновности как объек­тивного правового положения, которое обязательно для всех лиц, ведущих судопроизводство, а также и всех иных учреждений, организаций, должностных лиц и граждан, которые не имеют права поступать с обвиняемым как с виновным.*

____________________

* См.: Савицкий В.М. Презумпция невиновности: что означает? Кому нужна? Как применяется? М.: Норма, 1997.


Принцип презумпции невиновности определяет правовой ста­тус обвиняемого не только в уголовном процессе, но и во всех общественных отношениях, в которых он выступает в качестве одного из субъектов. До вступления приговора в законную силу за обвиняемым, содержащимся под стражей, сохраняется право на участие в выборах, право на пользование жилым помещением, его никто не может уволить с работы или отчислить из учебного заведения ввиду его виновности в совершении преступления. Так как признание лица виновным в совершении преступления состав­ляет исключительную прерогативу суда, привлечение к делу в качестве обвиняемого не порождает начала реализации уголовной ответственности. Уголовная ответственность может быть возложе­на только приговором суда на лицо, виновность которого доказана и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Действие презумпции невиновности выражается в следующих важнейших правилах судопроизводства:

1) Обязанность доказать виновность лица, т.е. представить доказательства, убеждающие суд в виновности лица, лежит на том, кто утверждает, что обвиняемый виновен в преступлении, т.е. на обвинителе.

2) «Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность» (ч. 2 ст. 49 Конституции).

3) Обвинительный приговор не может быть основан на пред­положениях и постанавливается лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана (ч. 2 ст. 309 УПК).

4) Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 49 Конституции).

Это правило распространяется и на предварительное производ­ство по делу.

Термин «виновность» в законодательной формуле этого принципа применя­ется как обобщающая категория, характеризующая совершение лицом преступле­ния и признание его виновным в нем.

Все сомнения в доказанности обвинения (подозрения), которые не представляется возможным устранить, разрешаются в пользу обвиняемого (подозреваемого). Это может влечь за собой прекра­щение дела, изменение объема обвинения, изменение квалифика­ции содеянного.

Суды, которые в случаях сомнения в доказанности обвинения вместо вынесения оправдательного приговора направляют дело на дополнительное расследование, фактически отказывают обвиняе­мому в правосудии. Когда вопреки ч. 2 ст. 309 УПК выносят обвинительный приговор, грубо нарушают презумпцию невинов­ности, разрушают ее краеугольный камень - правило о толкова­нии всех неустранимых сомнений в пользу обвиняемого. Верхов­ный Суд РФ неоднократно разъяснял в постановлениях Пленума и решениях по конкретным делам, что при наличии неустранимых сомнений в виновности подсудимого необходимо оправдывать его, имея в виду, что законный и обоснованный оправдательный приговор является важнейшим средством реализации задач по предотвращению осуждения невиновных, по защите свобод и законных интересов граждан. Из презумпции невиновности сле­дует, что недоказанная виновность юридически равнозначна дока­занной невиновности. Это правило имеет абсолютный характер и не знает никаких исключений.

Коллегия присяжных заседателей должна ответить на вопрос о доказанности обвинения на основе доказательств, которые непо­средственно исследованы в судебном разбирательстве. Обвини­тельный вердикт может быть постановлен только при условии, когда присяжные считают вину обвиняемого доказанной.

В напутственном слове председательствующий должен разъяс­нить присяжным сущность принципа презумпции невиновности, положение о толковании неустранимых сомнений в пользу подсу­димого.

Презумпция невиновности отвергает обвинительный уклон во всех формах его проявления и служит важным гарантом права обвиняемого на защиту. Обвиняемый наделяется правом защи­щаться от предъявленного обвинения именно потому, что до вступления приговора в законную силу он считается невиновным. Презумпция невиновности освобождает обвиняемого от обязаннос­ти доказывать свою невиновность, препятствует переоценке созна­ния обвиняемого (ст. 77 УПК) и действует независимо от того, признает ли он себя виновным.

С презумпцией невиновности не вступают в противоречие сообщения средств массовой информации о ходе производства по


уголовному делу, если такие сообщения, сделанные в установлен­ном законом порядке, носят информативный характер, не содер­жат выводов о виновности обвиняемого, не объявляют его преступ­ником до вынесения приговора и не оказывают давления на суд. Лицо, признанное следователем или судом невиновным, наряду с правом на полное возмещение причиненного ему ущерба, может требовать от средств массовой информации сообщения о его реабилитации - опровержения опубликованных сведений, не соответствующих действительности и порочащих его честь и до­стоинство, в том числе публикацию своего ответа в том же средстве массовой информации. При определенных условиях моральный вред, причиненный невиновному, может возмещаться по решению суда в денежной форме (ст. 43, 44, 62 Закона Российской Феде­рации «О средствах массовой информации», ст. 151, 152, 1070, 1099-1100 ГК РФ).

Презумпция невиновности служит не только гарантией для обвиняемого от необоснованного обвинения и осуждения. Ее требования о несомненной доказанности обвинения и истолкова­нии неустранимых сомнений в пользу обвиняемого нацеливают органы государства на объективное, беспристрастное установление обстоятельств дела, без чего невозможно обоснованное и справед­ливое решение дела судом. Малейший отход в сторону от презумп­ции невиновности ведет к нарушению законности в правосудии и ущемлению прав и законных интересов граждан.

Принцип презумпции невиновности является основополагаю­щим кредо всякого цивилизованного государства, он записан во всех международных пактах о правах человека.*

____________________

* См статью 11 Всеобщей декларации прав человека; статью 14 Междуна­родного пакта о гражданских и политических правах.


Всесторонность, полнота и объективность исследования обстоятельств дела

Всесторонность, полнота и объективность исследования обстоя­тельств дела состоит в следующем.

Всесторонность исследования предполагает выяснение со всех сторон юридически значимых обстоятельств и относимых доказа­тельств со всеми присущими им свойствами, качествами и призна­ками, их связей, отношений и зависимостей. Всесторонности исследования содействуют своевременное выдвижение и тщательная проверка всех объективно возможных версий. Такая проверка версий определяет направление доказательственной деятельности, предотвращает односторонность и субъективизм и обеспечивает правильный ход доказывания.

Полнота исследования заключается в выяснении всех обстоя­тельств, подлежащих обязательному установлению по делу, и в привлечении такой совокупности доказательств, которая позволя­ет выполнить эту задачу. К юридически значимым относятся обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела (ст. 68 УПК).

Объективность определяет такой подход к исследованию, ко­торый одинаково учитывает все обстоятельства, говорящие как «за», так и «против» обвиняемого, и выражает отвечающее этому отношение к собиранию, проверке и оценке доказательств. Объ­ективность - правовое и нравственное требование, состоящее в беспристрастном, непредвзятом и добросовестном отношении лиц, ведущих производство по делу и принимающих решение к факти­ческому материалу, и исключающее с их стороны субъективизм, тенденциозность и черствость, ведущие к обвинительному уклону *. Объективность требует отражать в принимаемых решениях обсто­ятельства дела такими, какими они установлены в ходе следствия или судебного разбирательства.

_________________

* В присяге присяжные заседатели клянутся исполнять обязанности «честно и беспристрастно...» (ст. 443 УПК); обязанность судьи быть беспристрастным указана и в «Кодексе чести судьи Российской Федерации».


Все ходатайства подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, их защитников и представителей о дополнении или проверке доказательств, если они имеют значение по делу, должны удовле­творяться. Жалобы на нарушение законности в ходе судопроиз­водства должны своевременно и тщательно проверяться.

Принцип всесторонности, полноты и объективности исключает возможность использования в доказывании безнравственных средств, в частности получение показаний обвиняемого и других участвующих в деле лиц путем насилия, угроз и других незакон­ных мер (ч. 3 ст. 20 УПК). При установлении подобных фактов, имевших место при производстве расследования, суды должны принимать необходимые меры для привлечения к ответственности виновных в этом должностных лиц.

Рассматриваемый принцип лежит в основе правил о соединении и выделении уголовных дел (ст. 26 УПК), о привлечении лица в качестве обвиняемого (ст. 143, 154 УПК), составлении и утверждении обвинительного заключения (ст. 201, 213, 214 УПК), поста­новления вердикта и приговора (ст. 309, 443 УПК) и др.

Принцип всесторонности, полноты и объективности обеспечи­вается рядом процессуальных гарантий, в том числе правилами об отводе заинтересованных в исходе дела лиц (ст. 59-67', 439, 441 УПК) и нормами закона, предусматривающими случаи, когда нарушение ст. 20 УПК влечет за собой признание вынесенных решений незаконными (ст. 343, 465 УПК).

Очевидно, что принцип всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела находит различную реализацию в деятельности органов предварительного расследования, проку­рора и суда в соответствии с их задачами и функциями.

Прокурор, следователь, орган дознания обязаны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела в целях установле­ния фактических обстоятельств дела такими, какими они были в действительности, т.е. установить истину.

В ходе предварительного расследования подлежат установле­нию как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого обстоя­тельства, а также смягчающие и отягчающие его ответственность. Без такого расследования прокурор не сможет представить суду убедительные доказательства виновности обвиняемого.

Суд, сохраняя объективность и беспристрастность, обеспечива­ет сторонам обвинения и защиты надлежащие условия для объек­тивного, полного и всестороннего исследования обстоятельств, в том числе и своим участием в исследовании доказательств. Однако особое положение суда, его задача - «рассудить», а «не осудить» должны исключать деятельность суда по собиранию доказа­тельств, подтверждающих обвинение. С этой целью суд не должен быть наделен и правом возвращения дела для дополнительного расследования ввиду неполноты представленных обвинением до­казательств.

Суд должен выносить свое решение по конкретному делу на основе доказательств, которые стороны представили суду и кото­рые судом непосредственно исследованы в судебном разбиратель­стве. Неустранимые сомнения в виновности обвиняемого толкуют­ся в пользу обвиняемого.

Это различие между обязанностями органов, лиц, выполняющих функции обвинения, и судом не отражено в ст. 20 УПК РСФСР


Осуществление судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон

Этот принцип записан в ст. 123 Конституции РФ. Принцип состязательности характеризует такое построение судебного процесса, в котором функции обвинения и защиты и примыкаю­щие к ним функции поддержания гражданского иска и возраже­ния против него размежеваны между собой, отделены от судеб­ной деятельности и выполняются сторонами, пользующимися равными процессуальными правами для отстаивания своих инте­ресов, а суд занимает руководящее положение в процессе, сохраняя объективность и беспристрастность, создает необхо­димые условия для всестороннего, полного и объективного ис­следования обстоятельств дела и разрешает само это дело (ст. 123 Конституции, ст. 245, 248, 249, 429 УПК и др.). Таким образом, основными элементами принципа состязательности явля­ются (1) отделение функций обвинения и защиты (поддержания гражданского иска и ответа на него) от функции правосудия и их размежевание между собой, (2) наделение сторон равными про­цессуальными правами для осуществления своих функций, а также (3) руководящее положение суда в процессе и предоставле­ние только суду права принимать по делу решение.

Выделение обвинения и защиты в качестве самостоятельных функций, их размежевание между собой и отделение от судебной деятельности составляют ту основу, на которой стоит и действует принцип состязательности. Соединение данных функций в одном лице несовместимо с законами логики и психологии. При таком построении процесса стороны лишаются возможности осущест­влять свои права, а суд неизбежно превращается в покровителя одной из сторон, чаще всего стороны обвинения. Если же стороны независимо друг от друга выполняют функции обвинения и защи­ты, то должен быть независимый от них суд, объективно разре­шающий обвинение. Лишь при этом условии защита обретает реальную возможность отстаивать свои права и интересы, успешно противостоять обвинению, а судебная деятельность ограждается от субъективизма, односторонности. По тому, размежеваны ли между собой функции правосудия, обвинения и защиты, различа­ют типы уголовного процесса. Закон строго разграничивает функ­ции обвинения, правосудия и защиты (ст. 13, 47, 248, 249 УПК) и под угрозой безусловной отмены приговора исключает совмеще­ние функции обвинения и разрешения дела (ст. 59, 63, 67 УПК).


Размежевание процессуальных функций образует остов состя­зательности, но еще не определяет условий и способов их выпол­нения.

По самому своему существу состязательность подразумевает процессуальное равноправие сторон, отстаивающих перед судом свои интересы. Признание права на состязание - это и признание права за состязающимися использовать равные средства и возмож­ности для обоснования своих утверждений и требований и для оспаривания утверждений и требований другой стороны. Процес­суальное равноправие означает, что все, что вправе делать обви­нитель для доказывания обвинения, вправе делать защита для его опровержения; все, что вправе делать гражданский истец для поддержания иска, вправе делать ответчик для возражения против него. Конституция провозглашает равенство сторон перед законом и судом, а ст. 245 УПК конкретно указывает, что обвинитель (государственный, частный, общественный), подсудимый, его за­щитник (общественный защитник), а также потерпевший, граж­данский истец, гражданский ответчик и их представители пользу­ются в судебном разбирательстве равными правами по представ­лению доказательств, исследованию доказательств и заявлению ходатайств Равенство прав сторон устанавливает и ст. 429 УПК. Процессуальное равноправие гораздо шире перечисленных прав и распространяется не только на фактическую, но и на юридическую сторону дела. Как обвинитель, так и подсудимый с защитником вправе излагать свои соображения и выводы по поводу всех вопросов, возникающих в судебном заседании и решаемых приго­вором, в том числе о квалификации преступления и применении наказания (ст. 248, 249, 298, 447 УПК и др.).

Состязательность получает наиболее полное и последователь­ное осуществление при участии сторон на суде. Поэтому в правилах производства в суде присяжных предусмотрена обя­зательность участия прокурора и защитника (ст. 426 УПК). При отсутствии прокурора в судебном разбирательстве подсу­димый (и его защитник) в качестве стороны защищается от обвинения, выраженного в обвинительном заключении, что, ко­нечно, противоречит самому принципу состязательности и влечет за собой необходимость суду выполнить несвойственные ему обязанности (первым допрашивать лиц, указанных в обвини­тельном заключении, и др.).

 Любые привилегии для обвинителя подрывают устои процессуального Равноправия и ослабляют действие принципа состязательности


Состязательность сохраняет свое значение и тогда, когда обвинитель и защита единодушны в выводе о невиновности подсудимого. Отсутствие полемики между ними не соединяет функции обвинения и защиты Прокурор остается обвинителем, защитник - защитником, и каждый освещает обстоятельства дела и излагает свои выводы с позиции своей процессуальной функции. Состязательность - это право обвинения и защиты на равных основаниях отстаивать свою точку зрения перед судом, а не обязанность вступать между собой в правовой спор по каждому поводу *. Противоположность функций обвинения и защиты не противопоставляет интересы государственного об­винителя законным интересам подсудимого Государственный обвинитель отстаивает в деле государственный интерес - об­виняет в пределах закона и во имя законности лишь действи­тельно виновного, и в той мере, в какой обвинение подтверж­дается данными судебного следствия и правильно по существу. Отказываясь от обвинения, государственный обвинитель при­знает тем самым ошибку при утверждении обвинительного за­ключения или недоказанность обвинения в суде и в соответствии с этим отказывается от обвинения полностью или частично, а не присваивает себе функции защиты.

____________________

* Поэтому необходимо полностью уравнять в правах прокурора с защитой Право прокурора давать «заключения» (ст 248) в судебном заседании по всем возникающим вопросам прошворечит равенству сторон Достаточно выслушать мнение обвинителя в той же форме, в какой выслушивается мнение другой стороны Для государственного обвинителя должна быть оставлена лишь одна «привилегия» в о1личие от других сторон он не только вправе, но и обязан высказать свое мнение но поводу всех допущенных при рассмотрении дела нарушений, кого бы они ни касались и чьи бы интересы ни затрагивали


Не соединяет функции обвинения и защиты и признание подсудимым своей вины

Начало состязательности сочетает активность сторон с руково­дящей ролью суда в процессе

Суд должен создать необходимые условия для всестороннего, полного и объективного исследования дела - он исключает из рассмотрения недопустимые доказательства, какой бы стороной они ни представлялись, решает вопрос об исследовании доказа­тельств, ранее исключенных из разбирательства дела, по ходатай­ству сторон рассматривает новые доказательства; руководит ходом судебного разбирательства и др

При последовательном разделении функций суд не должен возбуждать дело по новому обвинению или в отношении нового лица, не может без ходатайства стороны направлять дело для дополнительного расследования (ст 429 УПК).

Отказ прокурора от обвинения при отсутствии возражения со стороны потерпевшего влечет за собой прекращение дела (ст. 430 УПК).

Принцип состязательности наиболее последовательно проведен в законе, в разд. Х УПК, регулирующем «Производство в суде присяжных». Дальнейшее приведение УПК в соответствие с Кон­ституцией РФ должно изменить полномочия суда и правила судебного разбирательства, независимо от состава суда, рассмат­ривающего дело, с тем чтобы последовательно были разделены функции суда и сторон.

Состязательность и равноправие сторон - могучий метод познания истины, гарантия прав и законных интересов сторон. Состязательное начало определяет лицо всего судебного процесса, весь его строй, придает приговору силу особой убедительности, повышает его правовую и социальную значимость. Помимо судеб­ного разбирательства, состязательность в известных пределах находит свое выражение в предварительном слушании дела в суде присяжных, в кассационном и надзорном производстве.

На предварительном следствии, где следователь осуществляет функцию обвинения и сам же принимает решения по всем вопро­сам процесса, осуществляемая обвиняемым и его защитником функция защиты при отсутствии равных прав и возможностей по сбору и представлению доказательств у обвиняемого и его защит­ника, не дает основания считать состязательность принципом расследования При всей связи состязательности и права обвиня­емого на защиту каждый из принципов имеет свои формы прояв­ления Там, где обвинение и разрешение дела соединены в одних руках, принцип состязательности отсутствует, однако, состяза­тельность в предварительном производстве проявляется, напри­мер, при рассмотрении судом жалоб на решение прокурора об избрании в качестве меры пресечения содержания под стражей или продлении срока содержания под стражей (ст 220, 220 УПК).


Право на обжалование действий и решений государственных органов и должностных лиц в уголовном процессе

Конституционное право каждого на обжалование решений и дей­ствий (бездействия) органов государственной власти и должност­ных лиц в суд (ст. 46 Конституции РФ) реализуется в порядке, установленном законом1.

Действия и решения суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, могут быть обжалованы в установлен­ном УПК порядке заинтересованными гражданами, предпри­ятиями, учреждениями и организациями (ст. 22 УПК). Закон устанавливает порядок и сроки обжалования и рассмотрения жалоб на действия лица, производящего дознание, следователя, прокурора (ст. 220 УПК). В силу ст. 220 УПК, ч. 5 ст. 209 УПК действия и решения следователя обжалуются прокурору. Однако в Постановлении Конституционного Суда РФ указано,*  что положение ч. 5 ст. 209 УПК об обжаловании решения о прекращении дела прокурору не может служить основанием для отказа в судебном обжаловании постановлений о прекра­щении уголовного дела.**

__________________

* См Закон РФ от 27 апреля 1993 г «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» с изм. и доп. от 14 декабря 1995 г. // СЗ РФ. 1996 № 1.

** См.: СЗ РФ 1995 № 47. Ст. 4551


Установлены право и порядок принесения жалобы на избрание в качестве меры пресечения содержания под стражей и продление срока содержания под стражей (ст. 2201, 2202 УПК) и право обжалования и опротестования решения суда первой инстанции по этому вопросу (ст. 331 УПК).

Каждый осужденный за преступление имеет право на пере­смотр приговора вышестоящим судом в порядке, устанавливаемом федеральным законом (п. 3 ст. 50 Конституции РФ).

УПК предусматривает порядок принесения частной жалобы, кассационной жалобы и их рассмотрение.

Конституция устанавливает право каждого в соответствии с международными договорами РФ обращаться в межгосударствен­ные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты (ст. 46 Конституции).

Непосредственность исследования доказательств

Принцип непосредственности выражает требование, определяю­щее обязанность полномочных органов государства и должност­ных лиц получать доказательства из первоисточника, лично исследовать и использовать их при обосновании выводов по делу. Принцип непосредственности - важный метод исследова­ния доказательств.

Основное содержание принципа непосредственности приме­нительно к судебному разбирательству раскрыто в ст. 240, 301, ч. 5 ст. 451 УПК, предписывающих суду непосредственно иссле­довать доказательства по делу и основывать свой приговор лишь на тех доказательствах, которые были рассмотрены в судебном заседании. Непосредственность требует, чтобы суд допросил сви­детелей-очевидцев, а не лиц, знающих об обстоятельствах дела со слов последних, исследовал документы в оригинале, а не их копии, осмотрел и исследовал подлинные вещественные доказательства, огласил протоколы и иные документы (ст. 240 УПК). В последнем случае закон имеет в виду протоколы, названные в ст. 87 УПК. Их оглашение и исследование происходит обычно без повторного производства соответствующих следственных действий, потому что одни из них вообще не могут быть произведены в судебном заседании, а другие, хотя и могут быть произведены, но совершен­но в другой обстановке. Данные протоколы отражают результат непосредственного восприятия следователем различных действий, признаков, свойств и следов преступления и являются первона­чальными доказательствами. Без оглашения и исследования этих доказательств суд не может опираться на них в приговоре. Поэто­му, независимо от того, известно ли содержание указанных про­токолов сторонам, суд обязан их огласить. Отказ от оглашения возможен лишь тогда, когда содержащиеся в них данные не имеют отношения к делу или получены с нарушением закона.

В силу принципа непосредственности судебное разбирательство производится непрерывно (ст. 240 УПК) и в неизменном составе суда (ст. 241 УПК). Непрерывность судебного заседания и неиз­менность состава суда обеспечивают свежесть и целостность вос­приятия судьями исследованных на суде доказательств, правиль­ность формирования внутреннего убеждения судей.

   Благодаря действию принципа непосредственности стороны 11 вступают в непосредственный контакт между собой и судом, получают реальную возможность активно участвовать в исследовании всех доказательств, которые могут быть положены в основу приговора.

Отмеченная направленность принципа непосредственности на исследование первоначальных доказательств обусловлена самим механизмом образования доказательств. Первоначальные дока­зательства лишены промежуточных звеньев и способны воссо­здать более ясную, полную и точную картину совершенного преступления, чем производные доказательства, которые всегда опосредованы и пользование которыми повышает вероятность получения неполной и искаженной информации об искомых фактах. Однако в тех случаях, когда первоначальные доказа­тельства недоступны, страдают неполнотой, содержат противо­речия, вызывают сомнения в своей достоверности и т.д., суд в интересах установления истины вынужден отступить от прин­ципа непосредственности и использовать производные доказа­тельства наряду с первоначальными либо вместо них. Важно только, чтобы производные доказательства использовались в порядке и в пределах, предусмотренных законом. Оглашение показаний обвиняемого, потерпевшего, свидетелей и воспроиз­ведение записи их показаний, данных на предварительном след­ствии, может иметь место лишь при наличии обстоятельств, точно указанных в ст. 281 и 286 УПК

Рассмотрение дела, основанное на принципе непосредственнос­ти и устности, позволяет суду и сторонам получать наиболее полную и достоверную информацию об обстоятельствах дела, тщательно проанализировать доказательства, добытые при произ­водстве предварительного следствия и дополнительно привлечен­ные к делу во время судебного заседания, установить, какие из собранных предварительным расследованием и судом доказатель­ства являются достоверными, а какие ложными, и прийти к обоснованному выводу о доказанности или недоказанности обви­нения. Таким же образом поступает суд, когда во время разбира­тельства дела подсудимый отказывается от прежних показаний и заявляет о своей невиновности. Судьи тщательно проверяют мо­тивы отказа подсудимого от первоначальных показаний, всесто­ронне исследуют его показания, данные следователю и суду, и дают им оценку на общих основаниях. Этим суд ни в малейшей мере не обесценивает результаты доказательственной деятельнос­ти следственных органов.


. Устность процесса

Принцип устности закреплен в тех же статьях закона, что и принцип непосредственности (ст. 240, 301 УПК).

Устность определяет форму общения субъектов процесса и является методом исследования доказательств. В силу принципа устности все материалы, имеющие значение для дела, все процессуальные действия, все вопросы, возникающие в су­дебном заседании, излагаются, обсуждаются или совершаются в устной форме, и суд основывает свой приговор лишь на тех доказательствах, которые были рассмотрены и обсуждены. Все, что не составило предмета устного изложения и обсуждения на суде, не может быть положено в основу приговора. Суд должен выслушать устные показания допрашиваемых лиц, ог­ласить протоколы и иные документы, заслушать в устной форме и обсудить объяснения, ходатайства и заявления сторон, вы­слушать судебные прения и последнее слово подсудимого, ог­ласить принятые им решения и т.д. Судебное разбирательство - это производство, протекающее в форме судоговорения. Именно в ходе судоговорения судьи, народные и присяжные заседатели узнают об обстоятельствах дела, о доказательствах, представ­ленных каждой из сторон для обоснования своей позиции по делу.

Устность теснейшим образом связана с непосредственностью, но не сливается с ней. Устность - отдельный, самостоятельный принцип процесса, наполненный собственным содержанием и не совпадающий с непосредственностью в своих конкретных прояв­лениях. В отличие от непосредственности, требующей от суда получать и исследовать первоначальные доказательства, устность распространяет свое действие как на первоначальные, так и на производные доказательства. Суд вправе ссылаться в своем при­говоре на те и другие, если они были рассмотрены на судебном следствии (ст. 301, 451 УПК). Устность шире непосредственности и в том отношении, что она характеризует все судебное разбира­тельство, тогда как непосредственность касается только судебного следствия. С другой стороны, устному восприятию доступны не все виды доказательств, а только те, которые облекаются в форму показаний. Ни вещественные, ни письменные доказательства не Могут быть восприняты в устном виде. В данном случае устность выражается в том, что названные доказательства полностью или частично оглашаются. Ограничением устности, как и непосредственности, будет оглашение на суде показаний лиц, допрошенных на предварительном следствии (ст. 281, 286 УПК). Эти доказа­тельства по своей природе должны быть представлены и воспри­няты в устной форме, а они в силу объективных причин воспри­нимаются судом в письменном виде. Правда, исследование и здесь не лишено устного характера (показания оглашаются и устно обсуждаются), но это происходит без устного допроса лиц, и показания воспринимаются не в том виде, в каком они могли бы быть восприняты при непосредственном допросе лица.

Принцип устности обеспечивает последовательную реализацию гласности, национального языка судопроизводства, состязатель­ности и непосредственности и полноты исследования обстоя­тельств дела и других процессуальных начал.

Оценка доказательств по внутреннему убеждению

Установленный законодателем принцип оценки доказательств в значительной мере определяет тип уголовного процесса и путь к достижению поставленных перед ним задач.

Оценка доказательств по внутреннему убеждению, как прин­цип процесса, включает в качестве основных компонентов правило о том, что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Орган дознания, дознаватель, следователь, прокурор, суд оце­нивают доказательства по своему внутреннему убеждению (ст. 71 УПК).*

____________________

* Подробно об этом см. в § 10 гл. 6 учебника.

Очевидно, что оценка доказательств по внутреннему убежде­нию обеспечивает действие конституционного принципа независи­мости судей и подчинение их только закону и является одним из условий самостоятельности следователя, лица, производящего до­знание, при принятии им решений в пределах прав, предоставлен­ных законом.




Навигация

« Субъекты уголовного процессаДоказательства в уголовном процессе. Общие положения о доказательствах и доказывании »



Не останавливайтесь, читайте дальше:



Популярные лекции
  • По экономике
  • По финансам
  • По праву
Помощь в написании