Психология осмотра места происшествия


 Каждое преступление приводит к определенным изменениям матери­альной обстановки, отражается в сознании людей. Изменения в об­становке места происшествия могут быть обнаружены, зафиксированы, исследованы и использованы в качестве доказательств.

Осмотр места происшествия, как правило, относится к первоначаль­ным следственным действиям, а по большинству дел об особо опасных преступлениях против личности расследование начинается с осмотра места происшествия. Успех или неуспех при этом в значительной степе­ни предрешает выдвижение правильной версии, раскрытие преступле­ния, изобличение виновных. С другой стороны, ошибки, допущенные следователем при производстве осмотра, нередко отрицательно ска­зываются на дальнейшем ходе расследования, толкают следствие на ложный путь или заводят его в тупик.

Осмотр является самостоятельным следственным действием, имею­щим целью обнаружение следов преступления и других вещественных доказательств, выяснение обстановки происшествия, а равно иных обсто­ятельств, имеющих значение для дела. Вместе с тем осмотр может быть и составной частью других следственных действий: задержания, обыска, съемки, следственного эксперимента, проверки показаний на месте.

Осмотр места происшествия является незаменимым следственным действием, поскольку информацию, получаемую при осмотре, в большинстве случаев невозможно обнаружить в любом другом месте, добыть путем проведения иных следственных действий. Такова, например, ин­формация, заключенная в следах ног и рук преступника, следах при­менения им орудий взлома. Непосредственно в процессе изучения объ­ектов места происшествия следователь использует самые различные формы и методы познания, направленные на установление фактов и обстоятельств, которые дают возможность определить направление расследования и выяснить истинный характер события*.

_____________________________________________________________________________

*См.: Шмидт А.П. Сущность и понятие осмотра места происшествия. Следственные дей­ствия (криминалистические и процессуальные аспекты). Свердловск, 1983, с. 89.

Восприятие обстановки места происшествия позволяет следователю представить картину события, дает необходимую эмпирическую базу для выдвижения версий, проведения других следственных действий. Ясно, что никакой анализ документов, протоколов, схем, фотографий не сможет заменить непосредственно увиденного. Вот почему даже при принятии к производству нераскрытых преступлений прошлых лет, когда обстановка претерпела значительные изменения, все же бывает целесообразно побывать на месте происшествия и ознакомиться с ним.

Очень часто осмотр места происшествия проводится в условиях неоп­ределенной следственной ситуации, которая столь характерна для пер­воначального этапа расследования. Что произошло: преступление, не­счастный случай, инсценировка? Если совершено преступление, то ка­кое? Кто мог его совершить и почему?

Особенностью следственного осмотра является также его неотложный характер. В отличие от многих других первоначальных следственных действии осмотр места происшествия должен быть проведен немедлен­но. Всякая отсрочка может привести к изменениям обстановки, утрате следов и улик, забыванию очевидцами и свидетелями важных для дела обстоятельств. В таких условиях у следователя нет достаточного времени для подготовки к осмотру, обдумывания его тактики, получения кон­сультаций. Он вынужден действовать очень быстро, в то же время понимая, что любая его ошибка трудноисправима, может привести к невосполнимой утрате доказательств. Все это порождает у следователя повышенное чувство ответственности, а у молодых, недостаточно опыт­ных работников нередко возникает своеобразное состояние, которое можно назвать как «страх ошибки». Он выражается в излишнем волне­нии, растерянности, поспешности, снижении разумной активности, це­ленаправленности, приводит к неспособности осуществлять четкую мыслительную деятельность, правильно руководить действиями участ­ников осмотра. В то же время хорошо известно, что квалифицирован­ные следователи в такой же сложной ситуации действуют не только быстро, но и целеустремленно, сосредоточенно. Активизируется их на­блюдательность, мыслительная деятельность, они умело руководит хо­дом осмотра. В целом у таких следователей мобилизуются все духовные и физические силы*.

_____________________________________________________________________________

*См.: Глазырин Ф.В. Психология следственных действий. Волгоград, 1983, с. 7.

Началу осмотра места происшествия должна предшествовать органи­зационная работа следователя (подбор оперативной группы, подготовка и проверка научно-технических средств, приглашение специалистов, охрана места происшествия и т. п.). Большое значение имеют относи­тельное постоянство оперативных групп, хорошее знание всеми их участниками своих функций, четкое взаимодействие. Организуя опера­тивную группу, необходимо помнить о целесообразности сочетания профессионального и жизненного опыта ее участников, их психологи­ческой совместимости (готовности вместе работать, помогать друг другу, сохранять в любых ситуациях выдержку, благожелательность, самооб­ладание, взаимное уважение, умение быстро преодолевать возникающие конфликты).

Осмотр места происшествия относится к тем немногим следственным действиям, при проведении которых следователь действует публично, в присутствии других людей. Это также требует определенной психоло­гической подготовки, в частности умения сосредоточиться, сохранять устойчивость, концентрированность и переключаемость внимания и в то же время руководить действиями участников осмотра, поддержи­вать необходимую дисциплину, атмосферу сотрудничества.

Осмотр места происшествия - это вид сложной комплексной де­ятельности, состоящей из действий следователя, сотрудников органа дознания, специалистов и понятых при руководящей роли следователя. Деятельность следователя складывается из ряда операций и реализуется в познавательном, поисковом, организационном и удостоверительном элементах*. Кратко их обозначим.

_____________________________________________________________________________

*См.: Дулов А.В. Судебная психология. Минск, 1975. с, 50-135.

Познавательный элемент деятельности составляют: восприятие об­становки, фактов, явлений; установление между ними причинной свя­зи; выдвижение предположений, версий. Поисковый элемент деятель­ности - это поиск, обнаружение изменений, вызванных действиями преступника; изъятие следов, вещественных доказательств. Организаци­онный элемент включает в себя действия по руководству оперативной группой в ходе осмотра (организация охраны места происшествия, по­мощь потерпевшему, распределение функций между участниками ос­мотра и т. д.). Удостоверительный элемент деятельности следователя - это закрепление, удостоверение и фиксация выявленных в ходе осмотра следов, вещественных доказательств, установленных фактов. Следова­тель составляет протокол осмотра места происшествия, чертежи, схемы и т.п.; сам или с помощью специалистов производит фотографирование, киносъемку, видеозапись. Нередко встречаются протоколы, подо­бные инвентарной описи, где перечислены, казалось бы, все предметы, находящиеся на месте происшествия. Действуя подобным образом, сле­дователь не задумывается о значении отдельных обстоятельств, стремит­ся «объять необъятное», и эта заведомо обреченная на неудачу попытка мешает определить рамки осмотра, сосредоточить внимание на сущест­венных признаках.

Перечисленное нами выше выделение сторон деятельности следова­теля при проведении осмотра места происшествия носит в известной степени условный характер. На практике деятельность следователя в процессе осмотра места происшествия представляет единое целое.

В оперативной группе между участниками необходимо четкое рас­пределение функций в зависимости от характера выполняемых дей­ствий. Успешность осмотра места происшествия во многом зависит от коллективных действий всех его участников, их согласованности. Ос­новной организационно-тактической формой взаимодействия следова­теля, работника органа дознания, специалиста, эксперта на первона­чальном этапе расследования является совместный выезд на место пре­ступления в составе оперативно-следственной группы. Их взаимодей­ствие при осмотре места происшествия предполагает не дублирование работы, а обязательное и четкое распределение функций. Если следова­тель производит непосредственно осмотр места происшествия, отыс­кивает и закрепляет доказательства, фиксирует результаты осмотра в протоколе, то оперативный работник по указанию следователя прово­дит комплекс оперативно-розыскных мероприятий, направленных на раскрытие преступления, а специалист или эксперт оказывают помощь следователю в обнаружении, закреплении, изъятии следов и т. д. Эти мероприятия должны проводиться одновременно с осмотром места про­исшествия и обеспечивать условия, необходимые следователю для более качественного осмотра и расследования в целом.

Событие преступления оставляет во внешнем мире систему следов. Эти следы обладают специфическими особенностями и в целом образу­ют систему, существующую в пространстве и времени. Успешные ос­мотры предопределяются выделением следователем системы следов. Одной из главных причин неудачных осмотров является неумение выде­лить эту систему следов из окружающей действительности. Эффектив­ность осмотра места происшествия в значительной степени обусловлена наличием у следователя глубоких криминалистических знаний. Так, зная основные закономерности образования следов, характер наиболее типичных из них для различных видов преступлений (убийств, изнасилований, разбойных нападений, краж и т. д.), следователь строит мысленные модели преступного события*. Пользуясь такими моделями, он ведет поиск следов преступления не путем сплошного восприятия и об­щей оценки всего того, что он увидел на месте, не случайно, а продуман­но и целенаправленно.

_____________________________________________________________________________

*См.: Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т. 1. М., 1977, с. 36.

В восприятии обстановки места происшествия важная роль принад­лежит также профессиональному и жизненному опыту следователя. Опытный, имеющий большой стаж работы следователь быстрее ориен­тируется на месте происшествия, строит типичные модели случившего­ся, ведет осмотр в определенной последовательности, неоднократно мысленно возвращается к своему опыту, ищет возможные аналогии, совпадения. Профессиональные знания должны дополняться личным жизненным опытом следователя, позволяющим вернее осмыслить слу­чившееся, разобраться в возможных мотивах, прогнозировать дальней­шие события. В связи со значительным удельным весом молодых следо­вателей, приходящих в последнее время на работу, возникает вопрос о способах скорейшего приобретения ими необходимого профессио­нального опыта. Представляется, что этого можно достигнуть постоянной учебой, работой над собой, наставничеством опытных следователей, обменом опытом на совещаниях, конференциях, семинарах, на стра­ницах научных и учебно-методических изданий.

Успешность осмотра места происшествия в подавляющем большин­стве зависит также от криминалистической наблюдательности следова­теля, в основе которой лежит умение планомерно, целенаправленно воспринимать все, что имеет или может иметь отношение к событию преступления (наблюдение). До начала осмотра важно получить общее представление о случившемся. «Весьма полезно до приступа к произ­водству осмотра ознакомление с главнейшими обстоятельствами дела, чтобы предшествующий большому и длительному осмотру обзор, т.е. предварительное ознакомление в основном с фактической стороной преступления, дал правильную ориентировку для производства деталь­ного осмотра»*. Обзор здесь понимается как общее вводное обозрение, способствующее лучшему пониманию деталей обстановки и всего со­бытия при дальнейшем изучении.

____________________________________________________________________________

*Якимов И.Н. Осмотр. М., 1935, с. 2.

Для получения необходимого общего представления о предполага­емом событии преступления следователь внимательно анализирует по­ступившую информацию, заслушивает краткие сообщения о случив­шемся от работников милиции, должностных лиц, очевидцев, свиде­телей, потерпевших, других людей, которые первыми обнаружили преступление. В этих же целях целесообразно обойти все место проис­шествия, определить его границы, основные центры и узлы, наметить план, последовательность осмотра, проведения неотложных действий.

Многие следователи при осмотре места происшествия ограничивают его пространство плоскостью (пола осматриваемой комнаты или квар­тиры, асфальтового покрытия, на котором остались следы транспортно­го происшествия, и т. д.), при этом нередко забывают, что всякое пространство имеет три измерения и, в частности, при осмотре места происшествия, кроме поисков следов в определенной плоскости, их следует еще искать выше и ниже ее уровня и в этом направлении активизировать свое внимание. Например, следователь, осматривая по­мещение краеведческого музея, из которого были похищены ценные экспонаты, сосредоточил свое внимание на поисках следов проникнове­ния и ухода преступника через дверь и окна. Однако окна были заде­ланы прочными решетками и не имели повреждений, а двери были заперты изнутри. На основании этих фактов была выдвинута версия о симуляции кражи работниками музея (расположенного в помещении бывшей церкви) с целью сокрытия совершенных ими же хищений. Однако другой следователь, который позднее принял это дело к своему производству, при повторном осмотре поднялся на купол здания и там обнаружил выдавленное стекло из рамы окна и кусок веревки, укреп­ленной на арматуре купола. Возникло предположение, что преступник проник в музей через верхнюю часть купола, спустился вниз по закреп­ленной веревке, похитил экспонаты и вместе с ними поднялся по веревке обратно, затем, используя эту веревку для страховки, спустился по внешней стороне купола, отрезал часть веревки и, перебравшись на ветки росшего рядом дерева, спустился по нему на землю и скрылся. Эта версия давала возможность построить некоторый гипотетический порт­рет преступника: ловкого, обладающего спортивными навыками, дерз­кого человека. Эти предположения полностью подтвердились в ходе дальнейшего расследования*.

_____________________________________________________________________________ *Васильев В.Л. Юридическая психология. С. 344-345.

Успех осмотра места происшествия в решающей степени зависит от мыслительной деятельности следователя. Необходимость всесторонней, объективной фиксации обстановки не исключает, а, напротив, пред­полагает в процессе осмотра места происшествия множество мысли­тельных задач, выдвижение и оценку версий, построение мысленных моделей случившегося. Именно сложная мыслительная деятельность следователя делает осмотр места происшествия рациональным и аффек­тивным, позволяет определить связь обнаруженных объектов с рас­следуемым событием, выявить различные причинные зависимости между обнаруженными явлениями, негативные обстоятельства, распознать возможные инсценировки.

Следователь выехал на осмотр места обнаружения трупа. Жена по­терпевшего, сама позвонившая в милицию, сообщила следователю, что ее муж тяжело болел туберкулезом легких и во время очередного ухуд­шения состояния, сопровождающегося кровотечением из горла, скон­чался. Внешняя картина события, вид трупа, казалось, полностью под­тверждали сообщение заявительницы. Ввиду того что событие произо­шло в сельской местности и судебно-медицинского эксперта или врача поблизости не оказалось, наружного осмотра трупа с участием специ­алиста на месте происшествия не было произведено. Оказавшись во власти одной версии, молодой следователь не рискнул сам осмотреть труп, испугавшись, как он сказал, «вида окровавленного тела», и поэ­тому не заметил имеющихся на голове повреждений. Более того, сам осмотр дома был проведен им поверхностно и поспешно. Он не об­ратил внимания на молоток, лежащий в соседней комнате на столе, не описал и не изъял его. Между тем проведенная впоследствии судебно-медицинская экспертиза установила, что потерпевший умер от удара по голове тупым орудием типа молотка. При повторном осмотре моло­ток обнаружить не удалось. Его выбросила жена потерпевшего - со­участница убийцы*.

_____________________________________________________________________________ *Глазырин Ф.В. Психология следственных действий. С. 14.

Специфика следственного воображения и мышления заключается в выдвижении одновременно целого ряда взаимно исключающих друг друга версий. Следственная версия складывается из разрозненных фак­тов, представляет собой образ для проверки его в действительности. Все воображаемые версии соотносятся с реальной ситуацией и реальным результатом. Таким образом, следственное воображение постоянно ре­гулируется пространственно-временными рамками прошлого со­бытия - преступления.

В ходе осмотра места происшествия многие мыслительные задачи приходится решать в условиях дефицита информации, при этом следо­ватель опирается на обнаруженные факты, явления, признаки, исполь­зует свои знания, профессиональный, жизненный опыт нередко на уровне интуитивных догадок и предположений. Особенно высок удель­ный вес воображения и интуиции в творческой работе следователя над раскрытием убийств - преступлений, совершенных очень часто без очевидцев, которые могли бы дать связную картину события. Чем под­робнее «видит» следователь внутренним зрением картину убийства, тем более правильными будут выдвинутые им на основании этого «внутрен­него видения» версии.

О роли интуиции в процессе мыслительной деятельности следователя Н.Л. Гранат и А.Р. Ратинов пишут: «Следственная интуиция - это ос­нованная на опыте и знаниях интеллектуальная способность быстро непосредственно находить решение творческой задачи при ограничен­ном исходном материале. Она играет положительную роль в отыскании истины, собирании доказательств, наиболее эффективных приемов рас­следования»*.

_____________________________________________________________________________

*Гранат Н.Л., Ратинов А.Р. Решение следственных задач. Волгоград, 1978, с. 24

При осмотре места происшествия нельзя ограничиваться поиском следов, соответствующих версии следователя, поскольку она может быть неверной. Нужно исследователь любой обнаруженный факт, явление с разных точек зрения, подвергать сомнению наблюдаемые признаки. Все это необходимо не только потому, что первая выдвинутая следова­телем версия, его модель события могут оказаться ошибочными. Нельзя сбрасывать со счетов возможность инсценировки, подготовленной пре­ступником на месте происшествия. А.Р. Ратинов в связи с этим отмеча­ет: «Значение места происшествия как источника сведений о событии и его участниках понимают многие преступники, и потому нередко в следственной практике приходится иметь дело с различными инс­ценировками на месте происшествия. Искажая картину события, со­здавая фиктивную обстановку и фабрикуя отдельные доказательства, преступник стремится направить следствие по ложному пути»*.

_____________________________________________________________________________ *Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. С. 250.

В ходе проверки версии может обнаружиться несостоятельность пер­воначальной версии. Это приводит к двум существенным с психологи­ческой точки зрения последствиям. Прежде всего ведутся поиски недо­стающих данных. Бывают случаи, когда новой информации не поступа­ет и вместе с тем есть основание думать, что решение задачи находится внутри данной совокупности фактов. В таких случаях созданную ранее систему обстоятельств необходимо «расчленить» снова на отдельные элементы и еще раз пересмотреть каждый из этих элементов по другим, не отраженным ранее признакам и связям. В этом проявляется основное свойство мышления - открывать новые признаки объекта через вклю­чение его в новые связи. В новых связях те же предметы, как известно, выступают в новом качестве. На основе этого анализа возникает новая система обстоятельств, а вместе с нею и новые версии.

Проанализируем сказанное на следующем примере.

Следователь осматривал полотно узкоколейной железной дороги - место происшествия. С одной стороны полотна был густой лес, с дру­гой - болото. Ближайший населенный пункт находился в четырех ки­лометрах. Вдоль полотна железной дороги были разбросаны части человеческого тела и одежды со следами от колес поезда. Местные жители опознали в погибшем рабочего леспромхоза С.

Еще до приезда следователя оперативные работники, осмотрев место происшествия, пришли к выводу, что пьяный С. по собственной неосто­рожности попал под поезд. Присутствовавший здесь врач местной боль­ницы заявил, что останки С. можно предать земле, не производя в даль­нейшем вскрытия, поскольку труп расчленен на несколько частей, а причина смерти не вызывает сомнения. Администрация леспромхоза настаивала "поскорее закончить осмотр", поскольку стоит сильная жара и, кроме того, необходимо открывать движение поездов на дороге. Следователь не видел оснований для окончания осмотра, поскольку собрано слишком мало информации. Он обратил внимание присутству­ющих на нечеткие следы ног человека, ведущие от болота на железнодо­рожную насыпь в трех метрах от того места, где были замечены первые капли крови. Оперативные работники заявили, что, очевидно, это и есть следы ног потерпевшего С., который в нетрезвом состоянии вышел из болота на железную дорогу. Вообразив эту картину и сопоставив ее с имеющимися данными, следователь отметил два противоречия: если С. находился в таком состоянии опьянения, что упал под поезд, он не мог бы пройти от поселка по лесу и болоту ночью. А если бы он даже и прошел этот путь, то на сапогах остались бы следы болотной грязи.

У следователя возникли две версии: первая, что С. сам прошел от поселка по шпалам около одного километра навстречу поезду и при загадочных обстоятельствах погиб под его колесами, и вторая, что тело С. кто-то принес и бросил под колеса поезда и этот человек оставил свои следы.

Следователь предложил проверить каждую версию. Стал тщательно осматривать части тела С., при этом очищая марлевым тампоном ма­шинную смазку, он обратил внимание на веретенообразное отверстие в грудной клетке. Осмотрев отверстие, врач предположил, что это но­жевое ранение.

Так возникла новая версия. Прошлой ночью кто-то ударом ножа в грудь убил С., вынес труп через лес и болото на железную дорогу и бросил его под колеса проходившего поезда. Убийца является мест­ным жителем, потому что ночью смог найти дорогу через густой лес и труднопроходимое болото, к тому же он очень сильный человек, так как нес на себе труп С. (около 70 кг).

В ходе обсуждения этой версии участковый инспектор высказал пред­положение, что это убийство мог совершить лесник К., который от­носился к С. неприязненно, угрожал ему расправой. Кроме того, лесник был чрезвычайно сильным человеком. Нашлись также в поселке лю­ди, которым К. хвастался, что он единственный, кто может выйти на железную дорогу через болото, не завязнув в нем. При обыске в доме К. в тайнике был обнаружен нож со следами крови. К. сознался в убийстве С.

В.Л. Васильев пишет, что для успешного осмотра места происшествия рекомендуется решать следующие три задачи именно в той последова­тельности, в которой они будут изложены.

Задача первая - собрать всю информацию, которая может иметь отношение к расследуемому событию. На этом этапе не следует ог­раничиваться сбором сведений под влиянием только одной версии.

Вторая задача - проанализировать собранную информацию и на этой основе попытаться создать версии, которые бы объясняли проис­шедшее событие.

Задача третья заключается в сопоставлении каждой выдвинутой вер­сии со всей обстановкой места происшествия. В ходе такого сопоставле­ния должны быть объективно отмечены все противоречия.

Если при решении второй задачи нет возможности выдвинуть хотя бы одну достаточно обоснованную версию, следует признать, что следователь поторопился, и вернуться к решению первой задачи (сбору информации).

Если же при проверке каждой выдвинутой версии выявляются проти­воречия, необходимо вернуться вновь к решению сначала первой, а за­тем второй задачи*.

_____________________________________________________________________________ *Васильев В.Л. Юридическая психология. С. 352-354.

Осмотр места происшествия позволяет получить сведения не только о событиях преступления, но и о многих особенностях личности пре­ступника (физических, биологических, психологических). Преступле­ние как один из видов сознательной целенаправленной деятельности человека отражает многие особенности личности правонарушителя, поэтому при совершении преступления «доказательства возникают не­избежно, а сам процесс их возникновения носит закономерный харак­тер»*. Между результатом преступных действий и личностью правонару­шителя прослеживается объективно существующая связь. Она может проявляться в виде и способе совершенного преступления, в определен­ных материальных изменениях обстановки места происшествия.

_____________________________________________________________________________

*Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т. I, с. 36.

Группа преступников в составе восьми человек совершила более 20 опасных преступлений, из них значительное количество краж личного и государственного имущества. Чтобы не оставлять следов, преступники надевали перчатки на руки, носки на обувь, засыпали следы веществами с сильным запахом. По окончании преступлений орудия взлома уничто­жали, одежду и обувь сжигали. Однако во всех случаях следы все-таки оставались (повторяемость действий, своеобразие следов обуви и пер­чаток, преступный «почерк», наличие микрочастиц и т. д.). Все это позволило собрать достаточное количество доказательств и изобличить преступную группу.

На основе анализа обстановки места происшествия рассмотрим воз­можности определения особенностей личности преступника. Так, ин­формация, получаемая при осмотре места происшествия, во многих случаях позволяет с большой долей вероятности судить о поле преступ­ника. Известно, что некоторые виды преступлений являются в боль­шинстве случаев «мужскими» (например, изнасилование, убийство с из­насилованием) либо «женскими» (убийство новорожденных, некоторые виды мошенничества).

На пол преступника при проведении осмотра может ориентировать и способ совершения преступления. Так, взлом дверей, сейфа, его перемещение, проломы стен, потолков, полов в жилых помещениях требуют мужской силы. Установление при осмотре места происшествия таких обстоятельств дает основание полагать, что преступник - муж­чина. Если же преступник не отличался физической силой, не применял инструментов и орудий, используемых преимущественно в мужских профессиях (слесарь, механик, электрик и т. д.), это дает в определен­ной степени возможность предположить, что преступление совершено женщиной. На пол преступника могут указывать и характерные следы и предметы, оставленные на месте происшествия: следы губной помады на окурках, одежде, посуде, шпильки, заколки и другие предметы жен­ского туалета; портсигар, трубка, зажигалка, мундштук для сигарет и про­чие вещи, обычно принадлежащие мужчинам.

Место происшествия может содержать и отдельные данные о возрасте преступника. Чаще всего они позволяют определить, взрослыми или несовершеннолетними правонарушителями совершено преступление. Психологические особенности личности взрослого человека и несовер­шеннолетнего зачастую различны. Анализ следственной практики пока­зывает, что если взрослые преступники при кражах похищают обычно в первую очередь деньги, самые дорогие и дефицитные веши (драгоцен­ности, хрусталь, ковры и т. п.), то интересы несовершеннолетних в пер­вую очередь направлены на сладости, спиртные напитки, спортивные и фототовары, часы и т. д. При этом их действия не являются в дос­таточной степени целенаправленными, иногда сопровождаются элемен­тами озорства. По некоторым следам и предметам можно судить о воз­расте преступника и более однозначно (следы рук, ног небольшого размера, следы зубов на продуктах, личные вещи подростков, обнару­женные на месте происшествия: одежда, обувь, учебники, письменно-школьные принадлежности и т. п.).

Осмотр места происшествия может дать определенную информацию о профессии, профессиональных навыках, знаниях и умениях преступ­ников, так как последние часто реализуются в способе совершения преступления (например, слесарь может взломать сейф, электромон­тер - отключить охранную сигнализацию и т. п.).

Проводимый в процессе осмотра места происшествия психологичес­кий анализ позволяет сделать вывод о мотиве совершенного преступле­ния. В большинстве случае мотив определяется характером преступле­ния (например, совершение лицом хищения, кражи, как правило, сви­детельствует о наличии корыстного мотива и т. д.).

В преступлении могут найти отражение черты характера (жадность, злобность, агрессивность, жестокость и пр.), волевые качества преступ­ника (осторожность, смелость, трусость, решительность и т. п.). К при­меру, дерзкие, смелые, решительные преступники чаще всего рассчи­тывают на неожиданность, внезапность, применение физического на­силия. Обстановка места происшествия иногда способна отразить и определенные психологические, в частности эмоциональные, состоя­ния, испытываемые субъектом в момент совершения им преступления. Если преступник точно выбрал время кражи, действовал продуманно и последовательно, взял наиболее ценные вещи, позаботился об уничто­жении следов, от начала до конца преступления вел себя предусмот­рительно (не нарушил обстановки квартиры, погасил свет, запер за собой дверь и т. п.), то это позволяет предположить, что он человек хладнокровный, расчетливый, осмотрительный.




Навигация

« Общая характеристика психологических особенностей следственной деятельностиПсихология обыска и задержания »



Не останавливайтесь, читайте дальше:



Популярные лекции
  • По экономике
  • По финансам
  • По праву
Помощь в написании