Формы государственного регулирования экономики


 По характеру воздействия на процесс экономического развития можно выделить две основные формы государственного регулирования экономики: краткосрочное антициклическое регулирование (конъюнктурная политика) и среднесрочное и долгосрочное целевое регулирование (оно включает структурную политику и политику общего стимулирования экономического роста на определенную перспективу).

Антициклическое регулирование

До Второй мировой войны, а во многих странах до середины 50-х гг. воздействие государства на состояние хозяйственной конъюнктуры осуществлялось спорадически, от случая к случаю и диктовалось обычно чрезвычайными обстоятельства, т.е. свершившимися фактами негативного характера. В первой половине 50-х гг. такое воздействие приобрело непрерывный характер, превратившись в а н т и ц и к л и ч е с к о е р е г у л и р о в а н и е, которое западными учеными и политиками обычно именуется « к о н ъ ю н к т у р н а я п о л и т и к а » . Оно нацелено на сглаживание циклических колебаний хозяйственной конъюнктуры, предотвращение особенно глубоких циклических кризисов и такой массовой безработицы, которая угрожала бы самим устоям рыночного хозяйства и демократического общества, а также на создание благоприятных условий для среднесрочного и долгосрочного регулирования экономики, способствующего ее непрерывной модернизации и прогрессу.

В 50-е - первой половине 70-х гг. в подавляющем большинстве стран Запада антициклическое регулирование осуществлялось преимущественно на базе кейнсианской теории. Высокие государственные расходы на собственные инвестиции (например, в транспортную сеть и прочие отрасли хозяйственной и социальной инфраструктуры), стимулирование частных инвестиций и закупки товаров через государственные заказы увеличивали совокупный спрос и поддерживали конъюнктуру. Кейнсианская политика во многом способствовала тому, что в указанный период темпы роста ВВП оказались самыми высокими в истории капитализма, а уровень безработицы - самым низким (более того, спрос на рабочую силу, особенно в Западной Европе, превысил ее предложение, что положило начало ее массовому импорту из-за рубежа). Такая политика диктовалась не только внутриэкономическими потребностями послевоенного восстановления и перестройки народного хозяйства, но и обстановкой острой борьбы двух общественных систем и «холодной войны».

В указанный период в Западной Европе и Японии, правда, отмечались циклические колебания темпов роста ВВП, но не было сколь-нибудь заметных циклических кризисов. В США такие кризисы наблюдались неоднократно, с более или менее ярко выраженной периодичностью, но они не шли ни в какое сравнение с «великим кризисом», когда капиталистическое производство было отброшено на 30-40 лет назад. Отдельные кризисные проявления быстро преодолевались кейнсианскими методами. Особенно впечатляющим в этом смысле было преодоление всего за 5-6 месяцев первого в послевоенной истории ФРГ циклического кризиса 1966-1967 гг.

Кейнсианское дефицитное финансирование антициклического регулирования и экономического роста способствовало быстрому расширению денежного обращения и развертыванию инфляционных процессов. В том же направлении действовала «мягкая» денежно-кредитная политика государства, нацеленная на обеспечение низкого уровня ссудного процента, благоприятствующего инвестициям. Для этого также различными способами увеличивалась обращающаяся денежная масса, что давало инфляционные эффекты.

Такие эффекты сознательно принимались в расчет. Умеренная, ползучая инфляция рассматривалась как неизбежная плата за рост и меньшее зло по сравнению с глубокими циклическими кризисами и массовой безработицей. Кейнсианская политика в целом, безусловно, способствовала созданию высокоразвитой системы социального обеспечения и страхования, ее финансированию, хотя это и было связано со значительными инфляционными издержками.

Дефицитное финансирование по рецептам Дж.М. Кейнса постепенно неизбежно вело к глубокому бюджетному кризису и переходу ползучей инфляции в галопирующую. То, что этот кризис действительно разразился, стало очевидным к 1974-1975 гг., когда Запад столкнулся (вследствие совпадения по времени последствий целого ряда негативных факторов) с «букетом» кризисов - циклического и структурных (энергетического, экологического, сырьевого). Бюджетный кризис был обусловлен и тем, что кейнсианское дефицитное финансирование экономического роста и социального обеспечения дополнялось дефицитным финансированием крупных военных расходов, необходимость которых обосновывалась «холодной войной».

Кризисы середины 70-х гг. и превращение инфляции из умеренной (при норме 3-5% в год) и социально терпимой в галопирующую и выходящую из-под контроля (8-10% и более в год) побудили правящие круги стран Запада, где социал-демократические и либеральные правительства стали одно за другим сменяться правоконсервативными правящими элитами (под руководством М. Тэтчер - в Великобритании, Р. Рейгана -в США и т.д.), к смене экономического курса. В теории и практике госрегулирования на смену «кейнсианской революции» пришла «неоконсервативная контрреволюция», нашедшая свое идейное обоснование, прежде всего, в теориях монетаризма и экономики предложения (см. гл. 7) и выразившаяся в «дерегулировании» (см. 26.5).

В 80-90-е гг. конъюнктурная политика в целом приобрела более плавный и сдержанный характер. В массированных нео-кейнсианских мероприятиях по «закачиванию» в экономику дополнительного инфляционного спроса для антициклического регулирования динамики ВВП и занятости в этот период уже не было необходимости вследствие перехода развитой рыночной экономики к очередному долгосрочному более или менее устойчивому росту, обусловленному технологическими сдвигами (новый этап научно-технической революции, прежде всего на базе массового распространения микроэлектроники). Динамика ВВП и занятости стали определяться не столько движением спроса, сколько технологическим развитием и мирохозяйственными факторами. По этой причине конъюнктурная политика сконцентрировалась на ее антиинфляционных аспектах - поддержании сложившихся в первой половине 80-х гг. и характерных также для 90-х гг. низких темпах инфляции и недопущении ее новых скачков в моменты резкого повышения темпов роста ВВП.

Переходу к более сдержанной и предсказуемой конъюнктурной политике способствовало и значительное усовершенствование, благодаря прогрессу экономической науки, инструментария и методики прогнозирования конъюнктуры, которая применяется различными исследовательскими институтами и центрами.

 

Долгосрочное регулирование

Данная форма нацелена на обеспечение модернизации экономики и ее прогресс. Она предполагает использование в соответствии с избранными государством в каждый период приоритетами структурной политики и политики роста взаимоувязанных среднесрочных и долгосрочных прогнозов и программ для всей экономики, а также отдельных отраслей и регионов.

В теории и практике госрегулирования данная форма получила различные названия: макроэкономическое, рамочное и индикативное планирование, планификация, глобальное регулирование и проч. Что же касается «программирования», то под ним на Западе понимаются по-разному трактуемые феномены из области информатики и производства программного продукта для ЭВМ.

В основе рамочного планирования лежит с р е д н е с р о ч н о е (на 4-5 лет) и д о л г о с р о ч н о е п р о г н о з и р о в а н и е экономического развития. Среднесрочные прогнозы, как правило, разрабатываются по «скользящему» методу, т.е. ежегодно корректируются и продлеваются на год (скажем, прогноз на 1994-1998 гг. преобразуется в прогноз на 1995-1999 гг.). Первоочередное назначение этих прогнозов состоит в том, что они служат отправным пунктом для расчета ожидаемых доходов и расходов госбюджета в прогнозируемый период.

Как правило, правительство поручает разработку подобных прогнозов одновременно нескольким авторитетным и постоянно выполняющим его заказы научно-исследовательским институтам. Из нескольких прогнозов выбирается один или производится какой-то симбиоз из них. В результате формируется целевой прогноз, служащий основой среднесрочного планирования финансов. Предпринимаются попытки более или менее взаимоувязанно использовать для реализации установок такого прогноза весь рассмотренный выше инструментарий госрегулирования.

Достижению макроэкономических целей, которые преследует правительство, служат также о т р а с л е в ы е и р е г и о н а л ь н ы е п р о г р а м м ы , содержание которых определяется приоритетами государственной с т р у к т у р н о й п о л и т и к и . Последняя нацелена на смягчение кризиса, стабилизацию или экономическую экспансию тех или иных отраслей или регионов - «структурно-кризисных» (по каким-либо причинам слаборазвитых в данной стране или депрессивных) или новых, зарождающихся. Для нужд структурной политики используются такие инструменты, как кредитные гарантии и льготы, субсидии и налоговые послабления. В ЕС национальные отраслевые и региональные программы сочетаются с «коммунитарными», т.е. совместными для стран - членов Союза.

Среди отраслей хозяйства подобными льготами длительное, заранее не ограниченное время пользуется, прежде всего, аграрный сектор развитых стран. На его поддержку там затрачивается, как правило, 3-4%, а в Швейцарии - даже 6% национального ВВП. В ЕС содействие сельскому хозяйству всех стран-членов оказывается из единого аграрного фонда (ФЕОГА), на который приходится 3/4 всех бюджетных расходов Союза. Такое содействие нацелено на достижение и поддержание как минимум самообеспечения стран - членов ЕС основными продуктами питания умеренного пояса (зерно, мясо, молоко и т.д.) и сохранение достаточно сильной прослойки крестьянства как одной из важных опор социальной стабильности общества (см. 39.5).

Кроме того, длительной поддержкой на безвозмездной основе пользуются структурно-кризисные отрасли промышленности, объем производства которых по тем или иным причинам имеет тенденцию к свертыванию. Так, в Западной Европе к ним относятся угледобыча, текстильная промышленности, черная металлургия и судостроение. Предоставляемая им помощь, прежде всего финансовая, обеспечивает плавное сокращение производства до масштабов, при которых выпускаемая продукция конкурентоспособна и может находить сбыт. Эта помощь смягчает также негативные социальные последствия кризиса указанных отраслей для занятых в них работников, которые переучиваются на новые специальности, получают единовременные пособия или имеют возможность досрочно уйти на пенсию. Типичный пример «коммунитарной» (в рамках интеграционного объединения) программы такого рода - «план Давиньона» для черной металлургии стран - членов ЕС.

Новейшие, «устремленные в будущее» отрасли, как правило, получают государственную поддержку на временной основе, до освоения ими рентабельного массового производства принципиально новой продукции.

Такую помощь, в частности, повсеместно получила микроэлектроника, а в Западной Европе - еще и гражданское авиастроение (изготовление европейских аэробусов «А-310»). Подобная помощь может быть как безвозмездной, так и льготной, возвратной (после достижения соответствующей рентабельности).

Из регионального фонда ЕС осуществляются «коммунитарные» программы экономического содействия структурно слабым регионам. Вся территория ЕС разделена по уровню экономического развития на пять категорий регионов. Чем ниже уровень экономического развития данного региона и соответственно его категория, тем большую поддержку он получает от ЕС. «Коммунитарные» региональные программы в каждой стране - члене ЕС дополняются национальными.




Навигация

« Объекты и направления государственного регулирования экономикиВозможности и границы государственного регулирования экономики »



Не останавливайтесь, читайте дальше:



Популярные лекции
  • По экономике
  • По финансам
  • По праву
Помощь в написании