НАРОДНЫЕ ПЕСНИ


 

КОЛЫБЕЛЬНАЯ ПЕСНЯ. ПОЭЗИЯ РАННЕГО ВОЗРАСТА

В песнях отражаются вековые ожидания, чаяния и сокровенные мечты народа. Их роль в воспитании огромна, пожалуй, ни с чем не сравнима. Как-то на одной из дружеских встреч герой-космонавт Андриян Николаев сказал: «Человек, если помнит главные песни своего народа, никогда не перестанет быть его настоящим сыном. Пусть даже возникнут трудности с материнским языком... Благодаря поэтическим словам и красивым мелодиям, они оказывают на чувства и сознание детей сильное влияние и надолго сохраняются в их памяти».

Песни уникальны музыкально-поэтическим оформлением идеи - этической, эстетической, педагогической. Красота и добро в песне выступают в единстве. Добрые молодцы, воспетые народом, не только добры, но и красивы. Народные песни впитали в себя высшие национальные ценности, ориентированные только на добро, на счастье человека. Как прокомментировал Иммануила Канта Б.М. Бим-Бад в своей книге «Щит и оборона детства»: «Ребенок должен быть счастлив сегодня, а не завтра... Как ни парадоксально, ребенок счастлив, когда поет. Песни грустные поет редко, хотя есть много очень печальных сиротских песен, но не поют этих песен, эти песни - не их, а о них».

Песни - более сложная форма народного поэтического творчества, чем загадки и пословицы. Главное назначение песен - привить любовь к прекрасному, выработать эстетические взгляды и вкусы. Песенное творчество молодежи всемерно стимулировалось и поощрялось пожилыми. «Она не стала еще девушкой, у ней нет своей песни», - говорили старые чуваши. Понимание прекрасного в слове и мелодии, по народному представлению, предполагает творческое отношение к нему: в процессе исполнения песни допускалось улучшение текста и мелодии.

Песне присуща высокая поэтизация всех сторон народной жизни, включая и воспитание подрастающего поколения. Педагогическая ценность песни в том, что красивому пению учили, а оно, в свою очередь, учило прекрасному и добру. Песней сопровождались все события народной жизни - труд, праздники, игры, похороны и т.п. Вся жизнь людей проходила в песне, которая наилучшим образом выражала этическую и эстетическую сущность личности. Полный песенный цикл - это жизнь человека от рождения до смерти. Песни поют младенцу в колыбели, ненаучившемуся еще понимать, старцу в гробу, переставшему уже чувствовать и понимать. Ученые доказали благотворную роль нежной песни в психическом развитии ребенка в утробе матери. Колыбельные песни не только усыпляют младенца, но и ласкают его, успокаивают, доставляют радость. У итальянцев есть пробудительные песни - чтобы младенец проснулся в хорошем настроении и встретил наступающий день в радости.

Песни поют и слушают все. Ни об одном другом жанре, кроме песни, нельзя этого сказать: пословицы, сказки, загадки становятся понятными, начиная с определенного возраста, теми или иными из них пользуются преимущественно в определенный период жизни. Конечно, и песни имеют свой «любимый возраст»: девушки пятнадцати-двадцати лет поют столько песен, сколько они не спели до этого возраста и не споют до конца своей жизни.

В песнях определенно присутствует педагогическая идея, она обусловливает образовательно-воспитательную функцию песен.

Некоторые категории песен рассчитаны на конкретные возрастные группы, хотя, конечно, большинство песен не могут быть резко разграничены и распределены по возрастам. Иные песни взрослых малые дети поют с особым воодушевлением. Поэтому речь может идти только о преимущественном исполнении тех или иных песен в том или ином возрасте. Колыбельная песня предназначена младенцу, поет ее преимущественно мать, но зафиксированы случаи исполнения ее четырех-пятилетними детьми, укачивающими своих младших братьев и сестер. Колыбельная педагогика - самая природосообразная педагогика за всю историю человечества (первой колыбелью были руки и колени стоящей и сидящей дикарки-матери).

Назначение колыбельных песен убаюкать, усыпить ребенка. Творцами колыбельных песен преимущественно являются матери и бабушки, а пользуются ими все, кто нянчит детей. О колыбельных песнях встречаются воспоминания в пословицах, сказках, песнях. В одной из песен казаков, например, старший брат представлен нянькой. Он поет колыбельную песнь, которая могла быть в сущности создана и им самим:

А брат сестрицу

В люлечке качает:

«Сестрица родная,

Расти поскорее».

Подобные народные поэтические произведения интересны тем, что демонстрируют всеобщую любовь к детям. Большинство колыбельных песен раскрывает огромную силу прежде всего материнской любви. Но одновременно они внушают любовь к детям всем, кто исполняет их в процессе заботливого ухода за ребенком, т.е. так или иначе стимулируют самовоспитание; особенно это важно в тех случаях, когда за маленькими детьми присматривают дети постарше. Детям, лежащим в колыбели, слова песни еще непонятны, но нежность, вложенная в мелодию и слова пробуждает их душу и сердце, как бы готовит почву, создает благоприятные условия для последующих воспитательных воздействий. Колыбельная песня складывалась веками, в ней - самое оптимальное соотношение мысли, движения и настроения. Лучшие из них до сих пор используются в пестовании, их поют сами дети, укладывая кукол спать. Колыбельная песнь - величайшее завоевание народной педагогики, она нераздельно соединена с практикой воспитания детей именно в том самом нежном возрасте, когда ребенок - еще беспомощное существо, требующее постоянного заботливого внимания, любви и нежности, без которых он просто не выживет.

Основное содержание колыбельных песен - любовь матери к своему ребенку, ее мечты о его счастливом будущем. Они изобилуют поэтическими образами птиц, диких зверей, домашних животных, смешных и страшных, ласковых и сердитых, приходящих к колыбели, окружающих ребенка.

Лисицы спят

Все по кусточкам,

Куницы спят

Все по норочкам,

Соколы спят

Все по гнездышкам,

Соболи спят,

Где им вздумалось,

Маленькие детки

В колыбелях спят.

В колыбельной песне нежность матери представлена необыкновенно концентрированно: девочку называют «моей милой», «моей хорошей», «моей пригожей», «дитей маленькой», «дитей крошечной», употребляются разные варианты ласкательных имен, повторяются ласковые слова «люли», - «баю». В песнях нежность переносится и на окружение ребенка, в них - и «котинька-коток», «кудреватенький лобок», «серенький хвосток», и «пояски все шелковенькие», и «платочек беленький», и «колыбель-люлечка»... Очаровательно нарушение порядка, рядоположенности, утверждающее свободу, создающее проблемную ситуацию: у всех есть определенные места для сна, а соболи спят, где им вздумалось.

В колыбельных песнях любят не только своего ребенка, любят детей вообще, с радостью рассказывают о других детях, которые уже уснули. Умиление вызывает мирная картина жизни многодетной семьи:

Полна горница ребят,

Все по лавочкам сидят,

Кашу масляну едят.

Детям, засыпающим в колыбели, ласково и серьезно рассказывают о делах отца («пошел за рыбою»), матери («пошла пеленки мыть»), бабушки («пошла дрова рубить»), да и самому несмышленому уже обещано трудовое будущее: Зипун сошьем, /Боронить пошлем/ В чистые поля/, В зелены луга.

Вот в такой простой форме преподносится мало что понимающему ребенку колыбельного возраста своеобразный курс «родиноведения», построенный на предметах и явлениях самой близкой действительности: «чистые поля», «зеленые луга». Патриотизм - одно из самых глубоких чувств, оно неотторжимо от любви к детям и во всей полноте проявляется в колыбельных песнях.

В простенькой колыбельной песне мать рассказывала о труде, о Родине, о важности труда в повседневной жизни, рассказывала непринужденно, в удивительно поэтической форме, без всякой назидательности и нравоучения. Например, в одной из песен поется о том, что рано утром нужно отправиться на зайца; если поймать зайца, то можно испечь пирог из заячьего мяса. В этой же песне утешают плачущего ребенка, укачивая колыбель и приговаривая, что мать ушла по ягоды и принесет ягод, отец ушел на базар - принесет калач.

В колыбельных песнях матери рассказывают об окружающей действительности, вслух думают о цели и смысле жизни, выговаривают свои заботы, радости и печали. В колыбельной песне мать находит выход своим чувствам, возможность до конца выговориться, высказаться и получить психическую разрядку.

Поэтизация окружающей природы делает укачиваемого ребенка неразрывной ее частью. В марийской колыбельной песне все время повторяются строки: «Ой, дитя мое, дитятко, ой, дитя мое, дитятко»... Однотонное, нежное их повторение действует на ребенка успокаивающе, усыпляюще. В эту нежность вплетаются строки, так или иначе воспевающие марийскую природу: «Пусть рубашкой твоей будет вязовый лист», «постелью твоей будет липовый лист», «пусть отцом твоим будет заяц-русак». В этой древней песне ребенок - часть природы, ее дитя. Мать, любя своего ребенка, попутно выражает свою любовь к родной природе. Мордовская мать напевала песню ребенку:

Баю-бай, баю-бай,

Баю-бай, мой родной, засыпай,

Глазки, маленький мой, закрывай.

Спит кукушка средь темных ветвей,

До утра задремал воробей, -

Так ложись ты в постельку свою,

Баю-бай я тебе пропою...

Колыбельные песни народов собирались плохо, утеряны многочисленные импровизации, отличавшиеся, как можно полагать, изумительными поэтическими и педагогическими достоинствами.

У всех народов были свои поэты, создававшие колыбельные песни. В устах мамушек и сенных девушек, вынянчивших не одного ребенка, массовые колыбельные песни получили особенно богатую художественную обработку. Эти талантливые исполнители и создатели колыбельных песен - баюкалы, баюкальщицы, баюкалки, пестуны, припеваши - всегда были выходцами из народа. Улучшая народные творения, они возвращали их обратно народу, таким образом, шел процесс постоянного обогащения песенного арсенала.

Талантливые создатели и исполнители колыбельных песен одновременно были и талантливыми педагогами, любили детей. И дело отнюдь не в том, что без любви к детям не создать прекрасных колыбельных песен, а еще и в их непосредственном воздействии на ребенка. Редкая из песен проверяется в реальном действии, а колыбельная песня была именно такой: она не исполнялась просто так, ею усыпляли детей в колыбели. Такое соединение таланта поэта с талантом педагога было характерным явлением в народе. Если лучшими создателями колыбельных песен могли быть и воспитатели чужих детей, то лучшими в мире их исполнителями могли быть все-таки только матери. В этом смысле материнское чувство совершенствовало не только поэзию и музыку народа, но и сокровенные движения души человека, его духовное богатство, самые нежные и самые человечные стороны народной нравственности.

Трудно сказать, когда пробуждаются в человеке добрые начала и не является ли решающим фактором этого пробуждения доброта матери. Песню матери Расул Гамзатов называет источником поэзии, зароненным в душу человека. Это - семя поэзии, посеянное матерью в чувствах и мыслях ребенка. «Песня матери - главная песня в мире, начало всех человеческих песен. Если бы не было ее, колыбельной, не было бы на свете и других песен. И, может быть, меньше в мире стало бы радости, меньше счастья, меньше поэзии». Горцы про никчемного человека говорят: «Наверно, мать не пела над его колыбелью». А чуваши про злого человека говорят: «Он слушал, лежа в колыбели, не пение, а ругань».

Современные психологи считают бесспорным существование памяти детства. Психологический портрет человека складывается до пяти лет. Поэтому в высшей степени необходимо, чтобы с первого своего дня ребенок слушал хорошую поэзию и музыку. Не имея совершенно никаких представлений ни о существовании памяти детства, ни о психологическом портрете, уже тысячелетиями матери отдают своим детям лучшие порывы души, самую нежную поэзию и мелодию. Слова Ушинского о педагогическом гении народа, высказанные им в связи с оценкой сказок, могут быть применимы и к характеристике колыбельных песен, педагогическая гениальность которых бесспорна.

Заслуживающими внимание средствами воспитательного воздействия являются пестушки и потешки. В них подрастающий ребенок всецело занимает внимание взрослого. Пестушки получили свое название от слова пестовать - нянчить, носить на руках. Это короткие стихотворные припевы, которыми сопровождают движения ребенка при пестовании. Так, например, чувашские матери высказывают пожелание: «Будь большим, будь большим - при каждом подтягивании по пяди прибавляй в росте». Но пестушки нацеливают ребенка не на физические развитие, т.е. они не есть только простейшие физические упражнения, сопровождаемые песенными благоположеланиями. В них принимаются во внимание все ожидаемые стороны развития младенца, т.е. ближайшая перспектива:

А в ножки - ходунушки,

А в ручки - хватунушки,

А в роток - говорок,

А в голову - разумок.

Пестушки имеют смысл только при сопровождении их тактильным приемом - легким телесным прикосновением. Ласковый массаж, сопровождаемый веселой незатейливой песенкой с отчетливым произнесением стихотворных строк, вызывает у ребенка бодрое, веселое настроение. В пестушках учитываются все основные моменты физического развития ребенка. Когда он начинает становиться на ножки, ему говорят одно; ребенка, делающего первые шаги, учат тверже стоять на ножках и при этом говорят другие пестушки.

Пестушки постепенно переходят в песенки-потешки, сопровождающие игры ребенка с пальцами, ручками, ножками. В этих играх уже часто присутствует и педагогическое - наставление в трудолюбии, доброте, дружелюбии. Например, в русской детской потешке «Сорока», щедрая белобока накормила кашей всех, кроме одного, хотя и самого маленького:

Зачем дров не таскал,

Воды не носил?

Народ не оправдывает лентяя в любом возрасте и считает, что психологическая подготовка к деятельности должна начинаться с момента пробуждения сознания.

При исполнении потешки «Чей нос?» мать, взяв ребенка за нос, спрашивает: «Чей нос?» Ребенок отвечает, ему задают другой вопрос. Заключительная часть диалога следующая:

Что купишь?

Калач.

С кем съешь?

Если ребенок отвечает: «Один» или «Одна», его теребят за нос, говоря: «Не ешь один! Не ешь один!» Маленького ребенка учат помнить о братишках и сестренках, товарищах, делиться с ними.

Позднее, начиная примерно со второго года жизни, детям поют песенки и более сложного содержания, независимо от игр, отдельно от каких-либо действий. Такое самостоятельное существование детских песен свидетельствует о вполне сложившейся в народе системе эстетического и этического воспитания детей. Высокое совершенство песен, определяемых, как прибаутки, свидетельствует о взыскательном поэтическом и музыкальном вкусе многих поколений трудового народа. Эти песни - подлинные золотые крупинки устного народного творчества. В них народ блестяще разрешил проблему поэтической формы произведений для самых маленьких. Песни народа могут быть образцом для всех детских писателей...

Чувашским матерям известна особая форма прибауток, в которых непременным элементом являются благопожелания. Они встречаются и в банных прибаутках, которые обычно произносили, лаская ребенка легким веником: «Мужчину увидишь - дядей назови, женщину увидишь - тетей назови, девушку увидишь - сестрой назови». Подобные благопожелания являются важным компонентом прибауток. Чаще всего встречаются строки следующего рода: «Вырастешь - будь молодцом, мастером петь и искусным танцором», «Добрая голова пусть имеет добрые цели, добрый конь твой пусть добро скачет, добрые руки пусть делают доброе дело». Много места в жизни крестьянских детей занимали различные заклички и приговорки. Песенные заклички и словесные приговорки наполнены веры во всемогущие силы земли, неба и воды; они приобщали крестьянских детей к жизни и труду. Закличка наполняла маленькое детское сердце той же, что и у взрослых, надеждой на обильный урожай, достаток и богатство. Дети рано приучались разделять печали и радости, труд и заботы взрослых.

Песни также и неизменный, обязательный элемент игры. Песня оживляет и игры, и труд, является связующим звеном между ними.

ПЕСНИ ОТРОЧЕСТВА

Отрочество - период детства, наименее богатый песнями. Младшие подростки поют песни раннего детства, старшие подростки - песни юности. Особенно же увлекаются мальчики богатырскими песнями - песнями воинов, повстанцев, разбойников и т.п. Среди кабардинских и балкарских детей популярны «Песни охотников». Девочек интересуют более всего посиделочные и хороводные песни.

Тем не менее и у подростков есть своя поэзия. Это - жеребьевки, скороговорки, считалки, дразнилки в многочисленных разновидностях. В считалках строго соблюдаются созвучия и ритм, художественная функция их - именно в своеобразной игре словом и ритмом, для которых характерна бойкость и красочность. При исполнении считалок дети оформляют их какой-либо простейшей мелодией, а порою просто используют мелодию той или иной известной детской песни.

Представляют интерес и дразнилки, более всего распространенные среди младших подростков. В детской среде существовали своеобразные словесные игры, рассчитанные на несообразительных и излишне доверчивых сверстников. В редких случаях дразнилки или какой-то элемент их оформлялись простейшей мелодией, т.е. по характеру были близки к шуточным песням.

Во время игры «Копка брюквы» чувашские дети исполняли песню:

И заморозки,

И снег идет,

Нас все-таки

Не вытянут,

Не вытянут.

Мелодия этой песни напоминает грустные лирические песни, исполняемые преимущественно девушками. Ее охотно поют подростки - и девочки, и мальчики. Оживляя, украшая игру, она содействует повышению внимания к игровому процессу, напоминает о необходимости своевременной уборки брюквы. Однако несмотря на столь прагматическое содержание песни, следует отметить и ее эстетическую ценность.

Во многих песнях подростков воспеваются трудолюбие, смелость, храбрость, решительность и т.п. В чувашской детской песне «Каракулька» в диалогической форме воспевается трудолюбие подпаска, которому для присмотра большого стада обещан хозяином черный конь. Схожа с ней балкарская песня - «Адемей». Адемей, как и Каракулька, пастух, за телятами ходил. Ему тоже задается вопрос:

Кто ты есть, Адемей?

Песня отвечает:

И пастух, и дровосек,

Я и пахарь, и ловец,

И на скачках удалец!

У всех народов немало песен, сопровождаемых притопываньем, плясками или постепенно переходящих к пляске. Например, в песне чувашских детей «На краю холма» в самом начале девочка, напевая, изображает, как она идет по краю холма, хворостиной погоняя уток, ее легкая походка напоминает танцевальные движения, во второй части песни есть слова, торопящие уток, девочка говорит, что продаст их купцу за семьдесят копеек и за десять наймет гармониста (вариант: гусляра), в третьей части песенного представления девочка и поющие вместе с ней сверстники дружно обращаются к гармонисту, воодушевляя его на исполнение танцевальной музыки: гармониста представляют мальчики и девочки, поющие и хлопающие в ладоши (иногда действительно использовались музыкальные инструменты); девочка, гонявшая уток, пускается в пляс, воспроизводя движения девичьего танца; представление завершается коллективным танцем. Такие песни, оживляемые танцевальными движениями и плясками, любимы детьми всех народов.

Среди подобных песен много шуточных, где наряду с показом действия характеризуются забавные качества предметов и явлений.

Народная педагогика эмпирическим путем приходила к выяснению воспитательно-образовательных функций песен. Воспитатели из народа интуитивно понимали педагогическую ценность тех или иных музыкально-поэтических произведений и, не ставя конкретных целей, стихийно культивировали наиболее эффективные в воспитательном отношении произведения устного народного творчества, в том числе и детского. Происходил, с одной стороны, естественный отбор песен в самой детской среде, а с другой стороны, - педагогический отбор, осуществляемый воспитателями.

Среди детей подросткового возраста были более всего распространены веселые, задорные, шуточные песни: народ даже в тяжелых условиях жизни оберегал детей от горестных раздумий, старался держать их подальше от общественных бедствий и социального зла, все равно непонятных и недоступных детскому сознанию. Однако это отнюдь не означает, что в репертуаре подростков отсутствовали песни с серьезным содержанием, прививающие детям моральные убеждения, вызывающие у них чувство жалости и сочувствия, искреннее желание помочь человеку в беде, призывающие к борьбе за свободу и человеческое достоинство. Немало песен, прочно вошедших в детский репертуар, которые прямо ставят морально-педагогические проблемы. Такой, например, является старинная песня «Запрягай лошадь, выбирая». Она советует детям запрягать лошадь серую в яблоках, с закинутой назад головой: если выехать на такой лошади, то встречные люди уступят дорогу. Далее речь уже идет о дороге жизни, которая может быть доверена только тому молодому человеку, который дорожит добрым именем родителей и верен заветам предков.

Педагогическая идея в песенном репертуаре подростков проступает несравненно более явно, нежели в репертуаре самых маленьких и старших. По-видимому, здесь сказалось понимание народными педагогами особенностей и трудностей подросткового возраста как переходного периода от детства к юности.

ЮНОШЕСКИЕ ПЕСНИ И ПЕСНИ ЗРЕЛОГО ВОЗРАСТА

Самый богатый репертуар - у юношества. Девушки всех народов поют лучшие песни народа, и сами являются их создателями. В лирических песнях девушек - их автобиография, раздумья и мечты, их благодарность матери, отцу, односельчанам. Изумительными творениями поэтического гения народа являются свадебные плачи невесты. В плачах - порывы души, чаяния, ожидания, надежды. Их слышат дети, для которых свадьба - самое интересное представление. Прощанье с родным домом, позже - прощанье с малой родиной - селом, деревней, аулом. Ни одна песнь в мире не содержит столько любви к родному дому, сколько плач невесты.

Еще более многообразны по жанру песни взрослых мужчин и женщин, песни родителей. Эти песни тесно связаны с жизнью народа. Среди них преобладают обрядовые, ритуальные. Еще больше песен о труде и борьбе, песен социального протеста. Они прямо не ставят проблем воспитания, но воспитывают мелодией, мыслью, чувствами, примером воспеваемых героев, событиями из народной жизни.

Есть песни-гимны, призывающие молодежь к верности заветам предков. В мелодии чувашской песни «Алран кайми» слышится голос вечности. Этот величественный гимн, исполнявшийся в древности на народных собраниях, до сих пор продолжает волновать глубиной содержания, безупречной музыкальностью. Когда чувашами была полностью утеряна государственность, общественная жизнь, в основном, оказалась загнанной в семейно-родовую сферу, пиры выполняли функции народных собраний. Песня «Алран кайми» до сих пор исполняется как зачин перед началом пира. Песню поют до начала угощения старики - особо почетная часть народа. Во время исполнения зачина на карниз печки, около очага, в честь гостей вешается богато вышитое полотенце, которое передается из поколения в поколение и выполняет функцию своеобразного «флага над очагом». Гимн поется сидя, а все остальные, в том числе и дети, не участвующие в исполнении этой песни, должны в это время стоять.

В песне-гимне воспевается вечный и священный труд земледельца, исполнители дают клятву не выпустить из рук плуг да соху. Параллельно с этой клятвой произносится клятва не забыть отца и мать, их поучений и заветов. Далее произносится клятва верности и любви к родным, родственникам, знакомым; лучшими, самыми дорогими в мире называются соседи и односельчане. В заключительной строке песни дается клятва - до самой смерти жить вместе, дружно, в единстве.

Этот гимн с самого раннего детства сопутствовал человеку. Вот почему его слова и заложенные в них идеи усваивались накрепко.

Такие песни-гимны есть почти у каждого народа, их немного, но они выражают идеалы, в них - живая душа народа, поэтому воспитательное значение этих песен огромно, они несут большую идейную и педагогическую нагрузку, их особенно ценили народные педагоги. Благоговейное отношение к ним воспитывалось и у детей.

Во многих песнях повторяется мысль о преемственности поколений, главное в этой преемственности - трудовая деятельность: «Наш отец хороший мастер, на столбах ворот красиво вырезает он узоры. Я и сам способный очень...» Духовная связь между отцом и сыном - в преемственности трудовых традиций. Особое уважение к уходящим поколениям демонстрируется желанием молодых людей понравиться старым людям умными беседами, мудрыми мыслями. Для молодого человека отзыв «как старик» - высшая награда.

Народные песни отличаются необыкновенной образностью. В них высшая поэзия. И блеск звезд, и лунный свет, и животворящая сила земли, и дуб в логу глубоком, и утренняя роса, от которой братья рослыми стали, и молва людская, что людям голову кружит, и дом отцовский - белый дом, шелком белым конопачен, и печь у матери - печь белая, молоком да мелом побелена, и труд - святой, в нем - горе и радость, и спасение; все это: и картины родной природы, тонкие и нравственные движения души, и вековые традиции, сберегающие народ, - находит в народной песне поэтическую, высокохудожественную форму. Народные песни - это целый поэтический и философский мир. В них - душа народа. Без песни не жил ни один человек, он рождался и умирал, окруженный родными напевами.

ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ОПТИМИЗМ ПРИЧИТАНИЙ

Плачи и причитания во время похорон распространены у многих народов. Изумительными памятниками народной духовной культуры представляются русские плачи.

Похоронные причитания возникли, несомненно, в древнейшие эпохи существования человечества. Как свидетельствуют многие плачи, смерть первобытному человеку не представлялась прекращением жизни, он воспринимал ее как перемену формы существования. После смерти человек переходит в иной мир, но на земле он остается жить в потомках: детях, внуках, правнуках. В этом его бессмертие. Мысль о смерти в народном сознании всегда сопрягалась с идеей вечности - природы, человеческой души, воспитания.

Во всех плачах тема воспитания звучит и прямо (остаются дети - предмет заботы родных и близких), и косвенно (ушедший из жизни был очень хорошим человеком, надо быть на него похожим; хранить память о нем - значит, следовать его примеру, советам, заветам). Народ в плачах призывал, не забывая мертвых, постоянно помнить о живых - о детях, о будущем. Заключительные слова чувашской «Благодарственной песни» напоминают: «Пригласили на поминки, пьяных слез не лей, укачивай сирот и пой им колыбельную».

Рассмотрим несколько русских плачей.

В «Плаче вдовы по муже» муж именуется красным солнышком, покинувшем жену «со стадушком оно да со детиною». Основной предмет забот, внимания и горя не человек, ушедший из жизни, а оставшиеся в сиротах дети. Дела мужа, главным образом, оцениваются с точки зрения выполнения им при жизни функций отца-наставника, отца-воспитателя. Дети будут спрашивать об отце в поле во время пахоты, на лугах во время сенокоса, на озере во время рыбной ловли. Всюду нужен отец: он учит труду, он защитник и опора, он воспитывает в сыновьях храбрость и мужество, его доброе имя укрепляет доброе мнение о детях в народе.

Не храбры да сыновья растут без отнии,

Не красны да слывут дочери у матушки.

Мать, оставшись одна, более всего беспокоится о судьбе своих детей:

Да как ростить-то сиротных малых детушек?

В «Плаче по сыне» матери «жаль тошнешенько сердечного дитятка», и она плачет не только о том, что «о сыру землю рожденье укрывается», «во глубок погреб рожденье опущается», но и о том, что «за горы конь воспитание отлетает». Здесь воспитание - нечто духовное, которое вместе с душой, отрываясь от рожденья, от телесного, поднимается к небесам.

В плачах - призыв к живым: будьте такими, каким был тот, о ком льются слезы. Плач интересен как итог жизни, как некролог удивительной поэтической силы, и умерший выступает перед живыми как пример, как идеал. Плача о своем ребенке, мать подводит итог своей воспитательной деятельности, рассказывает о своей заботе, горько повествует о своей жизни, отданной на воспитание ребенка. В «Плаче по приемыше» мать причитает о питомце, она «взрастила его с малых летушек, чтоб не жить одинокой без детушек». О «названном сынке» причитающая мать говорит как о родном сыне, как о своей сердечной боли, о лучшем, что имелось в мире: дивовались все соседи уму-разуму, его ретивому сердечушку, его головушке поклонной, воле-волюшке покорной. Приемная мать в уста больного ребенка вкладывает слова, подводящие итог ее деятельности по воспитанию:

Благодарствуй, матушка крестовая,

Ты меня, желанная, вскормила,

Уму-разуму меня ты научила.

На руках ведь меня ты носила,

Николи мне словом грубым не губила:

С малых летушек меня ласкала,

Матушку родную ты мне заменяла.

В плаче рассказывается и о воспитании, и о его результате: мать ласкова - сын ласков, она не губила грубым словом - и он таков и т.п. В последних словах плача приемная мать говорит приемышу:

Мой крестовый сын, мой дите родной!

В этих словах - дополнительное подтверждение того, что родных делает не только и не столько физическое родство - рождение, сколько духовное - воспитание.

Во всех плачах труд - в центре внимания. Мать в «Плаче по сыне» спрашивает:

Кто со мной пойдет что летом на работушку,

Кто раздиет вековешную заботушку?..

В «Плаче по жене» сказано, что жена «на работушку проворна», в «Вопле дочери об отце» есть строки: «Полянушки у нас да не за-пашутце», приемыш «летом помогал...работушкой», даже о малолетнем сыне говорится как о посылочке, помочушке. А мать и отец, их человеческие качества оцениваются по отношению к детям. О жене муж говорит: «К детворе ты была жалостлива». Внимание к детям, забота о них детализируются: детей снаряжает, умывает, вспоит-вскормит, приголубит:

Детвора твоя идет да вся умывана,

Чисто платьице на них надевано!..

Главное в плачах и причитаниях - забота о живых, о подрастающем поколении, в них - призыв приложить усилия к тому, чтобы заменить трудом, общими заботами, воспитанием тех, кто ушел из жизни. Смерть отца или матери страшна не сама по себе, а страшна последствиями для живых, для детей и их воспитания. О матери говорится:

Одно красно пеке солнышко,

Едино живет желаньицо.

Ой, не дай да Боже, Господи,

Земли-матушки - без пахаря,

Расти девушке без матушки.

Мать трехлетнего сына уже говорит о сменушке-надеюшке, оценивает смотреньице и воспитаньице. В плачах уже на лексическом уровне много места уделено воспитанию. В них много слов, связанных с воспитанием, характеризующих его сущность; педагогические традиции народа освещаются очень обстоятельно, рассказывается подробно о делах, действиях, мыслях, связанных с воспитанием детей. Мать беспокоится, например, хватит ли у нее ума-разума детей «повыкрутить, повырастать да в добры людишки повыпустить». Мать «с того света» благословляет детей, прося даровать «радости им в жизни даровитые». Действия мачехи в причитаниях представлены как антивоспитание: злая мачеха будет «на детушек покрикивать», «утрышком раненько будет на них позыкивать», выспаться не даст им, будет посылать «на работушку их суровую», словом ласковым не будет называть, «грубо-нагрубо детвору» будет «порывать», «не расчешет она русых им головушек, не областит младых их сердечушек», «и немываны они сидят, нечесаны, с утра раннего не кормлены, не поены, она песенок им петь не давае». Мачеха делает противоположное тому, что делала мать, и народ ведет речь не об отсутствии воспитания, а именно о действиях, враждебных воспитанию. Показательна здесь деталь о песне, сказанная мимоходом: радостная жизнь, счастливое детство немыслимо вне песни, без песни.

Женщины - создатели самой нежной, самой прекрасной поэзии и красоты, и лучшая поэзия, ими созданная, - поэзия воспитания. Явления жизни и смерти оценивают они, прежде всего, с точки зрения счастья детей, интересов подрастающего поколения. Не составляют исключения и причитания. Именно во внимании к детям, к их будущему и состоит их педагогический оптимизм как творений народного ума.

КОМПЛЕКСНОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ ПЕСНИ

 

Песня - сложная форма народного поэтического творчества. Главное назначение песен - эстетическое воспитание. Но они имеют целью осуществление и других сторон формирования личности, т.е. являются комплексным средством воздействия на личность.

В песнях раскрывается внешняя и внутренняя красота человека, значение прекрасного в жизни; они - одно из лучших средств развития эстетических вкусов у подрастающего поколения. Красивые мелодии усиливают эстетическое воздействие поэтического слова песен. Влияние народных песен на крестьянскую молодежь всегда было огромно, причем их значение никогда не исчерпывалось только красотой стиха и мелодии (внешней красотою, красотой формы). Красота мыслей, красота содержания относятся также к сильным сторонам народных песен.

И сами слова песен, и условия и характер их исполнения способствуют укреплению здоровья, развитию трудолюбия. В песнях воспевается здоровье, оно называется счастьем, высшим благом. Редкие детские и молодежные песни исполняются в помещении, они поются на лугу или опушке леса во время хороводов, сопровождаются танцами, плавными движениями, поются во время подвижных игр на улице. В народе всегда считали, что песни развивают голос, расширяют и укрепляют легкие: «Чтобы громко петь, надо иметь сильные легкие», «Звонкая песня расширяет грудь».

Неоценимо значение песни в трудовом воспитании детей и молодежи. Как уже было сказано выше, песни сопровождали и стимулировали трудовой процесс, они способствовали согласованию и объединению трудовых усилий работающих. В этом отношении особенная роль принадлежала трудовым песням, которых у всех народов очень много. Что же касается песен как средств, раскрывающих значение труда в жизни, то в этом велика роль и хороводных, и посиделочных, и даже свадебных и застольных песен. В них рассказывается о видах труда. Так, например, в одной из чувашских песен, в веселой и шутливой форме, сообщается о местных ремеслах. В песне поется: «Мы, чуваши, живущие около Марпосада, занимаемся бондарным делом», далее говорится о живущих около Цивиля и занимающихся плетением корзин, об абашевских кулеткачихах, о производителях кирпича, о тех, кто живет вдоль Волги и занимается рыболовством.

Во многих песнях называются и трудовые операции и выразительно описывается целый трудовой цикл. Так, например, в песне о льне содержатся вопросы вроде - «Как сеют лен» и ответы - «Его сеют вот так», демонстрируются соответствующие движения. Далее в песне раскрывается, как лен полют, выдергивают, молотят, мочат, мнут на мялке, в ступе, прядут, ткут... В песнях много говорится об орудиях труда, предмете труда, наконец, о результатах труда, содержатся хозяйственные советы, сообщается о приемах работы и т.п., и все это опоэтизировано. Народ воспевает труд, поется гимн труду.

Молодой человек, прощаясь с родными местами, в своей песне с сожалением размышляет о том, что не довелось ему поднимать бревна, помогая отцу в строительстве дома, не посчастливилось и пожить в отцовском доме; что не пришлось ему носить дрова, помогая матери в выпечке хлеба; не довелось и поесть материнского хлеба. Просто и естественно устанавливала песня связь человека с родным домом через его труд в семье.

Удивительно поэтична и богата мыслями девичья трудовая песня, исполняемая обычно во время лощения выбеленного холста. Сначала поется о том, что проходит зима, приходит весна, посеют коноплю, она растет, ее убирают и мочат, мнут коноплю мялкой, далее поется о том, что коноплю мнут пестом в ступе, расчесывают и прядут кудель - получаются нитки, ткут - получается холст, в конце песни поется о том, что холст моют и стирают, на белом снегу отбеливают, красное солнышко его сушит, сердце девушки-красавицы радуется, все готово для свадьбы.

В песне воспроизводится милая поэтическая картина, в которой господствует труд. Обращают на себя внимание и картины природы: последовательная смена времен года, белый снег, красное солнышко... И красное солнышко участвует в труде вместе с девушками-красавицами, оно служит им, помогает, радуется вместе с ними, радует их сердца. Любопытны в песне слова о взаимодействии природы и человека в процессе трудовой деятельности. Каждая строка песни рассказывает нам о многом: так, например, расчесывание кудели - труд, требующий большого старания, с учетом того, на холст какого сорта пойдет пряжа. Сорта холста назывались так же, как и сорта куделей. Тканье различных сортов холста доверялось девочкам соответственно разных возрастов. Коль в конце песни поется о свадьбе, то речь, естественно, идет о холстах самого высокого качества, следовательно, предполагается, что девушка прошла все ступени трудовой подготовки.

Так, в народной чувашской песне, изданной И.Я. Яковлевым, поется: «Конь без подковы твердо не наступает, в воде серебро не растворяется, когда родные здоровы, не замечаешь, как жизнь проходит». В песне как бы мимоходом говорится о многом: о внешней красоте и гигиене, о здоровье (своем и родных), даже о химическом явлении (нерастворимости серебра в воде), содержится и хозяйственный совет (нет устойчивости в ногах лошади, если она не подкована). Мы умышленно так подробно остановились на шести строках этой коротенькой песни: она убедительно показывает, что народные песни были предельно насыщены «деловым содержанием» - они не только и не столько забавляли, потешали и развлекали молодежь, сколько учили ее уму-разуму.

Любопытна и другая чувашская песня, включенная И.Я. Яковлевым в свой сборник. Вот несколько строк из нее: «Для того, чтобы разукрасить рукоятки ковшей, нужно двенадцать разноцветных красок, но, чтобы приобрести их, надо богатство, оставленное родителями; если богатства этого не хватит, понадобится ум, накопленный с самых малых лет». Для чего ум? В данном случае - для изготовления красок. Известно, что крестьяне были весьма изобретательны в приготовлении самых разнообразных минеральных и растительных красителей. Ум, необходимый в труде, как учит песня, надо накапливать и развивать с самого раннего детства, с другой стороны, именно в труде приобретаются трудовые умения и развиваются умственные качества. В другом варианте этой песни, записанном Н. Паасоненом, сказано: «Если не хватит ума, накопленного с детства, то надо использовать сноровку и уменья».

В народе обычно приглашали в гости песней. Приглашение в гости было одновременно и приглашением к совместному труду. Песня-приглашение красива и содержательна, формы обращения к приглашаемым вежливы, в ней воспевается «сторонка родная», поэтизируется ее природа. «На нашей стороне, - поется в песне, - прекрасные луга, на лугах - ягодники, приезжайте, сестреночки, приезжайте собирать те ягоды; на нашей стороне - ольховая роща, в олешняке - хмельник, приезжайте, сватушка, приезжайте собирать тот хмель; на нашей стороне - орешник, в орешнике - орехов много, приезжайте, сестрицы, приезжайте собирать те орехи; на нашей стороне - молодой дубняк, в дубняке том - много желудей, приезжайте, тетушки, приезжайте собирать те желуди». «Приезжайте к нам, потрудимся вместе и гостями будете желанными» - такова основная идея этой красивой песни.

Песни, как уже было сказано выше, - эффективное средство эстетического воздействия на подрастающее поколение, причем дело не только в красоте поэтических форм песен, но и в красоте их содержания: они призывали к труду, к красивым поступкам, нравственному поведению и т.п. В песнях содержатся и призывы в труде создавать прекрасное (красивые ткани и вышивки, красивые предметы домашнего обихода) и красиво выполнять любую работу. В песнях прекрасное - цель, а сам труд - средство. Через труд устанавливается связь эстетического с нравственным, умственным и физическим воспитанием.

Немало песен, представляющих собой целые поэмы о жизни трудящихся. Так, в одной из таких песен поется: «На Орбашевском поле посеял ячмень, сначала равномерно оросил посеянное поле тихий дождь, затем приласкало солнце, ячмень взошел, зазеленел, вскоре и поспел - время убирать. Стебли ячменя, как тростник, ячменные зерна, как горох, походил по полю и решил, что созрел ячмень, надо убирать, жал я ячмень, жал не спеша, сжал, решил обмолотить». Далее рассказывается о том, что поющий решил родственников пригласить в гости, в шутливой форме подробно сообщается, как он делал солод и варил пиво; обстоятельно описывается процесс угощения. Между прочим, в песне рассказывается о том, что пивной ковш «знакомит друг с другом ранее не встречавшихся» и о том, что «чуваши издавна имеют обыкновение праздновать завершение уборки урожая». Подробно рассказывается в песне о веселье: все дружно поют, пляшут, танцуют - не надо никого уговаривать, «женщины в переднем углу звонко поют новую песню, начинают петь частушки», «музыкант устает, по лицу его пот течет». «Полон дом гостей, приходят и соседи, - поется далее, - все знакомятся друг с другом, клянутся в вечной дружбе». Песня завершается словами: «Живем - не тужим, друг с другом дружим, землю обрабатываем, зима приходит - отдыхаем». Эта песня исполняется в умеренном ритме, не спеша, а содержание ее в полном соответствии с формой также призывает все делать основательно, не торопясь: каждую строку сопровождает рефрен «не спеша».

В песне опоэтизированы национальные традиции и обычаи, приводятся пословицы и благопожелания.

В ней выступают в единстве многие стороны формирования личности, где труд занимает главенствующую позицию. В труде и благодаря ему укрепляется здоровье, развиваются эстетический вкус, лучшие черты характера, формируется коллективизм, обогащается ум.

Есть немало песен, в которых специально говорится об уме, о нравственности. Песни так же, как и пословицы, неоценимы в умственном воспитании подрастающего поколения: с одной стороны, они призывают к овладению богатым интеллектуальным опытом трудящихся, а с другой, представляют материал для раздумий, размышлений, обогащают память сведениями об окружающей действительности (в песнях встречаются числа, простейшие действия над ними, в словаре Н.И.Ашмарина двенадцать называется даже песенным числом). Песни содействуют эстетическому, нравственному воспитанию и непосредственно (действием, делом, предоставлением возможности упражняться), и опосредованно (раскрытием задач и значения той или иной составной части воспитания в общем процессе развития и формирования личности).

В песне ум и поэзия ставятся рядом: «Не петь - так кровь свернется, не говорить - так язык станет тупым», - пели крестьяне. Песня поднимает бодрость духа. Ее питает и народная мудрость, и птичий щебет.

Особенное место в воспитании подрастающего поколения занимают собственно молодежные песни - хороводные и плач невесты. Почти каждая девушка была и поэтом, и певицей.

В плаче чувашской невесты обязательно должно было быть свое, сокровенное, выражающее личные переживания исполнительницы. В течение многих часов девушка, не повторяясь, пела о своей жизни (со дня рождения до самой свадьбы); плач невесты -это грустная, часто пессимистическая автобиографическая поэма. Этот плач на свадьбах не раз слышали и дети, и он производил на них незабываемое впечатление. К такому самостоятельному творчеству готовила себя девушка с малых лет, в детстве - в играх (речитативы, игровые прелюдии, песенки), затем - на посиделках, в хороводе и др. Девичья хороводная песня тоже автобиографична, но в отличие от плача невесты это - оптимистическая поэма.

При всем многообразии средств народной педагогики в ней все дифференцировано, все тщательно продумано, все - на месте. Бестолковое, случайное отбрасывается - тысячелетиями происходит естественный, интеллектуальный, эстетический и этический отбор средств воспитания. Песня в этом ряду средств занимает особое место. Ее поют все от мала до велика. Каждому возрасту соответствуют свои песни. Она сопровождает человека от рождения до смерти. Воздействуя на чувства человека, она одновременно влияет на его сознание и поведение. Вот почему ее с полным основанием можно отнести к комбинированным средствам народной педагогики.

Воспитатель и учитель начальных классов должен знать различные колыбельные песни, уметь убеждать родителей в необходимости разучивать их с детьми. Он может дать тексты колыбельных песен родителям, показать, как можно изменить текст в соответствии с индивидуальными особенностями ребенка. Приведем тексты нескольких колыбельных песен для использования в воспитательном процессе.

Колыбельные песни

А баиньки,баиньки,

Купим сыну валенки.

Наденем на ноженьки,

Пустим по дороженьке.

Будет мой сынок ходить,

Новы валенки носить.

* * *

Спи, спи, мое дитятко.

Спи, спи, мое сердечко!

Уж ты вырастешь большой -

Будешь в золоте ходить,

Чисто серебро носить!

* * *

Люшеньки-люли,

Спи,дитя,усни

До утренней зари,

До свежей росы.

* * *

А баюшки-баю!

Не ложися на краю;

А то с краю упадешь,

Всю головку расшибешь.

* * *

Спи-тко, детка, здорово,

А вставай весело.

Уж ты спи камушком,

Вставай перышком.

А качи, качи, качи,

Прилетели к нам грачи.

Они сели на ворота -

Ворота-то скрип, скрип!

А Коленька спит, спит.

* * *

Песни детства

Солнышка-батюшка, выглянь в окошечко!

Твои детки плачут, по камушкам скачут,

Хлебца есть хочут,

В масло макают, сало колупают.

* * *

Дождь, дождь, перестань!

Дадим тебе горностай.

Дождь, дождь, пуще!

Дадим тебе гущи.

Песни юности

В саду яблонька стоит,

Соловей на ней сидит,

Громко песенки поет,

Вам спокою не дает,

К себе девизу зовет.

Где сойдемся - поклонимся,

Разойдемся - распростимся.

Какая девушка хороша:

У ней кисеины рукава,

Кисейны рукава,

В косе ленточка ала.

Вы пожалуйте сюда!

* * *




Навигация

« ЗАГАДКИСКАЗКИ »



Не останавливайтесь, читайте дальше:



Популярные лекции
  • По экономике
  • По финансам
  • По праву
Помощь в написании