Права, обязанности и ответственность медицинских работников


Общие положения

 

Врачебная деятельность, в которой очень тесно переплетают­ся морально-этические и правовые нормы, имеет существенные отличия от других профессий в отношении и прав, и обязанно­стей медицинского работника. Эти особенности нашли отраже­ние в «Основах законодательства Российской Федерации об ох­ране здоровья граждан» от 22 июля 1993 г.

В статье 1 «Основ законодательства» подчеркивается, что «Ох­рана здоровья граждан — это совокупность мер политического, экономического, правового, социального, культурного, научного, медицинского, санитарно-гигиенического и противоэпиде­мического характера, направленных на сохранение и укрепление физического и психического здоровья каждого человека, под­держание его долголетней активной жизни, предоставление ему медицинской помощи в случае утраты здоровья». Государство гарантирует охрану здоровья каждого человека в соответствии с Конституцией РФ.

В статье 2 указано, что основными принципами охраны здо­ровья граждан являются:

§         соблюдение прав человека и гражданина в области охраны здоровья и обеспечение связанных с этими правами госу­дарственных гарантий;

§         приоритет профилактических мер в области охраны здоро­вья граждан;

§         доступность медико-социальной помощи;

§         социальная защищенность граждан в случае утраты здоровья;

§         ответственность органов государственной власти и управле­ния, предприятий, учреждений и организаций независимо от формы собственности, должностных лиц за обеспечение прав граждан в области охраны здоровья.

Следовательно, охрана здоровья граждан является одной из важнейших задач государства. Вот почему к медицинской и фар­мацевтической деятельности допускаются лица, получившие высшее или среднее медицинское и фармацевтическое образова­ние в Российской Федерации (ст. 54 «Основ законодательства»), причем их права и обязанности по отдельным специальностям и видам деятельности определяются специальными инструкциями, которые утверждаются Министерством здравоохранения РФ.

Право граждан на охрану здоровья сформулировано и в ст. 17 «Основ законодательства», где записано, что «это право обеспе­чивается охраной окружающей природной среды, созданием благоприятных условий труда, быта, отдыха, воспитания и обуче­ния граждан, производством и реализацией доброкачественных продуктов питания, а также предоставлением населению доступ­ной медико-социальной помощи».

В статье 11 раздела 3 говорится, что санитарно-эпидемиологическое благополучие населения осуществляется проведением ги­гиенических и противоэпидемических мероприятий, соблюдением санитарных правил, норм, гигиенических нормативов и системой государственного санитарно-эпидемиологического надзора. По­следний проводится медицинскими работниками центров сани­тарно-эпидемиологического надзора, предписания которых явля­ются обязательными для всех должностных лиц предприятий, уч­реждений и организаций независимо от формы собственности и отдельных граждан.

Раздел 6 «Основ законодательства» посвящен правам граж­дан при оказании медико-социальной помощи. Каждый гражда­нин России имеет право на выбор врача, в том числе семейного и лечащего, с учетом его согласия, а также лечебно-профилак­тического учреждения в соответствии с договорами обязатель­ного и добровольного медицинского страхования.

В статье 32 определен порядок согласия больного на меди­цинское вмешательство. Необходимым условием медицинского вмешательства является добровольное согласие гражданина. Со­гласие на производство хирургических операций и применение сложных методов диагностики лицам, не достигшим 15-летнего возраста, и гражданам, признанным в установленном законом порядке недееспособными, дается их родителями или законными представителями.

Отказ от медицинского вмешательства с указанием возмож­ных последствий оформляется записью в медицинской документации и подписывается гражданином или его законным предста­вителем, а также медицинским работником. При отказе родите­лей или иных законных представителей лица, не достигшего 15-летнего возраста, либо законных представителей лица, признан­ного в установленном законом порядке недееспособным, от ме­дицинской помощи, необходимой для спасения жизни указанных лиц, больничное учреждение имеет право обратиться в суд для защиты интересов этих лиц (ст. 33 «Основ законодательства»).

В статье 34 «Основ законодательства» говорится об оказании медицинской помощи без согласия граждан. Оказание медицин­ской помощи без согласия граждан или их законных представи­телей допускается в отношении лиц, страдающих заболевания­ми, представляющими опасность для окружающих, лиц, стра­дающих тяжелыми психическими расстройствами, или лиц, со­вершивших общественно опасные деяния, на основаниях или в порядке, установленных законодательством РФ.

Решение о проведении медицинского освидетельствования и наблюдения граждан без их согласия или согласия их законных представителей принимается врачом (консилиумом), а решение о госпитализации граждан без их согласия или согласия их за­конных представителей — судом.

Медицинское обследование и госпитализация лиц, страдаю­щих тяжелыми психическими расстройствами, проводятся без их согласия в порядке, устанавливаемом Законом РФ «О психи­атрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (от 2 июля 1992 г.).

В отношении лиц, совершивших общественно опасные дея­ния (а в ряде случаев даже преступление), могут быть примене­ны принудительные меры медицинского характера на основани­ях и в порядке, установленных Уголовным кодексом РФ (ст. 97).

Пребывание граждан в больничном учреждении продолжает­ся до исчезновения оснований, по которым проведена госпита­лизация без их согласия, или по решению суда.

В разделе 8 «Основ законодательства» предусмотрены гаран­тии осуществления медико-социальной помощи гражданам. Так, в ст. 38 определено, что «первичная медико-социальная помощь является основным, доступным и бесплатным видом медицин­ского обслуживания по месту жительства».

Скорая медицинская помощь оказывается гражданам при состояниях, требующих срочного медицинского вмешательства (при несчастных случаях, травмах, отравлениях и других состоя­ниях и заболеваниях), осуществляется лечебно-профилактичес­кими учреждениями независимо от территориальной, ведомст­венной подчиненности и формы собственности, медицинскими работниками, а также лицами, обязанными ее оказывать в виде первой помощи по закону или по специальному правилу (ст. 39 «Основ законодательства»).

Остановимся также на правах и обязанностях врачей по применению новых методов профилактики, диагностики, лече­ния и использования новых лекарственных средств. В статье 43 «Основ законодательства» указывается, что «в практике здраво­охранения используются методы профилактики, диагностики, лечения, медицинские технологии, лекарственные средства, иммунобиологические препараты и дезинфекционные средства, разрешенные к применению в установленном законом порядке. Не разрешенные к применению, но находящиеся на рассмотре­нии в установленном порядке методы диагностики, лечения и лекарственные средства могут использоваться в интересах изле­чения пациента только после получения его добровольного письменного согласия, как и для лечения лиц, не достигших возраста 15 лет, только при непосредственной угрозе их жизни и с письменного согласия их законных представителей».

Следует особо остановиться на правах и обязанностях врачей при пересадке донорских органов и тканей. Трансплантация органов как метод лечения принципиально отличается от других оперативных вмешательств. В статье 47 «Основ законодательст­ва» указано, что «допускается изъятие органов и (или) тканей человека для трансплантации в соответствии с законодательст­вом Российской Федерации». Условия и порядок изъятия и трансплантации органов и (или) тканей человека определены в Законе РФ от 22 декабря 1992 г. № 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека». За принуждение к изъятию органов и (или) тканей человека для трансплантации предусмат­ривается уголовная ответственность (ст. 120 У К РФ).

При решении вопроса об изъятии органов необходимо учи­тывать ряд специфических судебно-медицинских противопока­заний (подозрение на убийство, сильное сотрясение тела с воз­можными микротравмами органов, утопление с попаданием в органы планктона, длительное охлаждение с обледенением, не­которые отравления и т.п.).

Одной из ответственных обязанностей врачей является опре­деление степени временной и постоянной утраты трудоспособ­ности. Временная нетрудоспособность устанавливается врачом или врачебной комиссией с оформлением листков нетрудоспо­собности (ст. 49 «Основ законодательства»).

Длительная или постоянная нетрудоспособность определяет­ся врачебно-трудовыми экспертными комиссиями, которые на­ряду со степенью (группой) инвалидности устанавливают ее причины, дают рекомендации по трудовому устройству граждан. Рекомендации экспертизы по трудовому устройству граждан яв­ляются обязательными для администрации предприятий, учреж­дений, организаций независимо от формы собственности (ст. 50 «Основ законодательства»).

Статья 52 «Основ законодательства» предусматривает проведе­ние судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертиз.

В статье 61 подчеркивается обязанность медицинских работ­ников сохранять врачебную тайну в случаях, когда от этого не страдают интересы государства и общества. В части 3 этой статьи указывается, что предоставление сведений, составляющих вра­чебную тайну, без согласия гражданина или его законного пред­ставителя допускается по запросу органов дознания и следствия, прокурора и суда в связи с проведением расследования или су­дебным разбирательством. Кроме того, врач должен извещать органы здравоохранения или следствия и суда обо всех случаях острозаразных заболеваний, самоубийств, убийств, нанесения тяжкого вреда здоровью, подозрениях на криминальный аборт.

Статья 68 определяет, что за нарушение прав граждан в об­ласти охраны здоровья медицинские и фармацевтические работ­ники могут быть привлечены к гражданской, дисциплинарной, административной или уголовной ответственности.

Естественно, что в «Основах законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» лишь в общем виде сформулированы основные права и обязанности медицинских работников, которые существенно дополняются ведомственны­ми инструкциями, указаниями, приказами и другими докумен­тами применительно к каждой врачебной специальности.

Многие обязанности медицинских работников не нашли от­ражения ни в «Основах законодательства Российской Федера­ции об охране здоровья граждан», ни в инструкциях и приказах. Они вытекают из исторически сложившейся специфики врачеб­ной деятельности, нашедшей свое отражение в особых нормах врачебной этики и правилах медицинской деонтологии.

Оценка неблагоприятных исходов в медицинской практике

 

Известно, что далеко не все заболевания заканчиваются бла­гополучно. Неблагоприятный исход может быть обусловлен неиз­лечимостью болезни, атипичностью течения ее у данного боль­ного, несвоевременностью обращения больного к врачу, особой чувствительностью больного к некоторым медикаментам, анома­лиями развития отдельных его органов и систем и т.п.

В таких случаях оценка неблагоприятного хода лечения даже квалифицированными специалистами нередко вызывает затрудне­ния. Это не случайно и связано в первую очередь со спецификой врачебной деятельности, резко отличающейся от других профес­сий. Во-первых, для других профессий (например, шофера, строи­теля, летчика и т. д.) каждый смертельный исход, связанный с их деятельностью, всегда противоестествен и обычно противоправен. Смертельный же исход в процессе лечения (неизлечимая болезнь) нередко зависит от действий медицинского работника и при нали­чии определенных объективных условий не является противоесте­ственным и противоправным. Во-вторых, деятельность работников других профессий обычно регламентирована определенными пра­вилами и инструкциями (например, правилами дорожного движе­ния, правилами по технике безопасности при производстве строи­тельных работ и т.д.). В случаях смертельного исхода при наезде автомобиля или на строительстве выявляют, какие пункты правил были нарушены и кто за это должен нести ответственность.

При оценке последствий действий медицинского работника дело обстоит значительно сложнее. Хотя медицинская деятель­ность также регламентирована многочисленными официальными правилами и инструкциями (фармакопеей — сводом правил по применению медикаментов, инструкцией по госпитализации больных инфарктом миокарда и т.д.). эти официальные докумен­ты не могут предусмотреть всего разнообразия действий меди­цинских работников, тем более применительно к особенностям индивидуального течения заболевания у каждого больного. В свя­зи с этим диагностика и лечение большинства заболеваний не предусмотрены ни официальными правилами, ни инструкциями.

Отсюда основным и нередко единственным критерием оценки действий медицинского работника являются только определен­ные положения медицинской науки и лечебной практики.

Следует иметь в виду, что в практической медицине наряду с новейшими методами диагностики и лечения продолжают приме­няться и относительно старые, хорошо апробированные, но недос­таточно совершенные. Однако при большом опыте врача они ока­зываются весьма эффективными. Кроме того, в медицине узако­нены различные методы диагностики и лечения одних и тех же заболеваний. Правомерность таких различий не только вытекает из результатов научных исследований, но и подкрепляется повсе­дневной медицинской практикой. В-третьих, практическая дея­тельность представителей других профессий обычно ограничена задачами, нашедшими достаточное разрешение в определенной отрасли науки. Так, серийный выпуск каких-либо машин начинает производиться лишь при наличии соответствующих материалов, после разработки проекта, отработки технологии и испытания опытных образцов. Стандартизация производства облегчает техно­логию изготовления оборудования, его эксплуатацию и ремонт.

Иначе обстоит дело в медицине. Здесь область научного ис­следования и практика оказания медицинской помощи нередко тесно переплетаются между собой. И такое положение не слу­чайно. Оно обусловлено спецификой оказания лечебной помо­щи, интересами больного, поскольку индивидуальное течение заболевания требует от врача исключительной наблюдательно­сти, индивидуального подхода в выборе средств и методов лече­ния, правильной оценки эффективности избранных средств, т.е. по существу проведения элементов научного исследования при лечении каждого больного. В медицине не может быть стан­дартного подхода к больным, стандартного выбора методов ди­агностики и средств лечения даже при одних и тех же заболева­ниях, поскольку врач лечит не болезнь, а больного.

Конечно же, все сказанное выше ни в коей степени не мо­жет свидетельствовать о постоянной непогрешимости врача при неблагоприятных исходах заболевания. Последние в ряде случа­ев связаны с упущениями медицинских работников, обуслов­ленных недостаточной квалификацией, волнением, растерянно­стью, а иногда и низкими моральными качествами.

Все действия медицинских работников, связанные с неблаго­приятными последствиями, большинство судебно-медицинских экспертов и юристов делят на три группы: врачебные ошибки, несчастные случаи и наказуемые упущения или профессиональ­ные преступления.

Вкратце остановимся на основных вопросах медицинской, судебно-медицинской и юридической оценки этих действий ис­ходя не только из последствий, но также из причин и условий их возникновения. (Подробно характеристика этих действий дана в следующих главах.)

Основным критерием отнесения оцениваемого медицинского действия к одной из перечисленных групп служит признак его правильности или неправильности, а также причина. Под несчаст­ным случаем в медицинской практике принято понимать неблаго­приятный исход врачебного вмешательства, связанный со случай­ными обстоятельствами, которые врач не может предвидеть и пре­дотвратить. При этом врач действовал правильно и своевременно, в полном соответствии с правилами и методами медицины.

В отличие от несчастных случаев врачебные ошибки и нака­зуемые упущения (профессиональные преступления) связаны с неправильными действиями медицинского персонала, идущими вразрез с общепринятыми в медицине правилами. Разница меж­ду врачебной ошибкой и профессиональным преступлением за­ключается, по существу, в причинах и условиях их возникнове­ния. Врачебные ошибки чаще связаны с какими-то объектив­ными причинами или смягчающими вину врача обстоятельства­ми. Это либо несовершенство метода исследования или лечения, либо недостаточный опыт и умение врача, либо отсутствие со­ответствующих объективных условий для оказания помощи (ма­ло времени для обследования, нет необходимой аппаратуры и др.). Иными словами, отличительной чертой врачебной ошибки является добросовестность действий врача, стремление его ока­зать помощь больному, хотя эти действия и были ошибочными.

В основе профессиональных преступлений медицинских ра­ботников лежит недобросовестность, проявляющаяся в небреж­ности, халатности и даже врачебном невежестве. Большинство профессиональных преступлений медицинских работников все-таки связано с их низким моральным уровнем. Следовательно, основным критерием наказуемого упущения врача является не­добросовестность его действий и стремлений, нежелание в пол­ной мере выполнить свой гражданский и врачебный долг.

Таким образом, при оценке неблагоприятных исходов в меди­цинской практике в первую очередь необходимо установить правильность или неправильность оказания медицинской помощи. Если медицинская помощь была оказана правильно, то с юриди­ческой точки зрения отпадает необходимость в проверке причин неблагоприятного исхода. При наличии неправильных действий врача возникает необходимость в установлении их причин.

Выявление причины неправильного врачебного действия да­ет возможность установить его сущность и обычно может слу­жить достаточным критерием для оценки его последствий.

Правильность или неправильность врачебных действий, в том числе и причины неправильного оказания помощи, обычно уста­навливаются судебно-медицинскими экспертными комиссиями. При этом экспертиза по таким делам обычно не устанавливает фактические знания врача, что производится на экзаменах либо в других формах проверки знаний, а определяет его квалификацию в соответствии со стажем работы, специализацией, должностным положением и т. д. Следовательно, при оценке причин неблаго­приятного исхода экспертиза должна исходить из объективных возможностей врача определенной квалификации, т.е. речь идет не столько об оценке знаний медицинского работника, сколько об оценке применения и использования этих знаний.

Выше мы в основном уже касались медицинской и судебно-медицинской оценки неблагоприятных исходов лечения. Ос­новными критериями юридической оценки в подобных случаях являются установление противоправности действий (бездейст­вия) медицинских работников и установление виновности кон­кретных лиц в неблагоприятном исходе лечения.

Противоправность нарушений медицинскими работниками своих профессиональных обязанностей может проявляться в двух формах: прямой и условной. Прямая форма противоправности за­ключается в нарушении медиками специально предусмотренных законом обязанностей по оказанию помощи больным. Этот вид противоправности относительно легко устанавливается, так как прямо вытекает из закона, предусматривающего уголовную ответ­ственность врачей за неоказание медицинской помощи.

Значительно сложнее установить так называемую условную противоправность действий медицинских работников, связанную с недостаточным качеством медицинской помощи. Этот вид проти­воправности менее очевиден и более труден для оценки, поскольку уголовное законодательство не содержит специальных норм, за­прещающих подобные действия. Кроме того, специфика медицинской деятельности, как уже указывалось выше, не позволяет любой неблагоприятный исход всегда связывать с неправильными дейст­виями (бездействием) медицинских работников. Вот почему ухуд­шение состояния здоровья или смерть больного даже при наличии причинной связи этих последствий с действиями (бездействием) медицинских работников не всегда дает основание для их оценки как противоправных. Для этого необходимо еще и третье условие — правильность самих медицинских действий, устанавливаемая обычно судебно-медицинской экспертизой.

Следовательно, условно противоправными можно рассмат­ривать лишь такие действия медицинских работников, которые не отвечают существующим в медицинской науке и лечебной практике правилам и методам лечения и находятся в причинно-следственной связи с наступившими для больного неблагопри­ятными последствиями, повлекшими за собой смерть или ухуд­шение состояния здоровья.

Естественно, что медицинская и юридическая оценка благо­приятных последствий лечения связана с уровнем развития ме­дицины. По мере прогресса медицинской науки появляются но­вые методы и способы диагностики и лечения заболеваний, ко­торые расширяют возможности медицины, объективно способ­ствуя уменьшению числа неблагоприятных исходов лечения. Вместе с тем расширение арсенала диагностических методов и средств лечения все больше затрудняет объективную оценку не­благоприятных исходов в медицинской практике.

Юридическая оценка неблагоприятных исходов в медицин­ской практике затрудняется еще и тем, что такая оценка должна строго соответствовать правовым нормам, далеко не всегда сов­падающим с житейскими понятиями и нравственными нормами.

Юридически правонарушение представляет собой умышлен­ное или неосторожное противоправное (противозаконное) дей­ствие совершеннолетнего и психически здорового человека.

Обязательными элементами объективной и субъективной сторон всякого правонарушения медицинских работников яв­ляются: противоправное (неправильное) действие (бездейст­вие), вред для больного, необходимая причинная связь между неправильным действием (бездействием) и вредом и, нако­нец, умысел или неосторожность (вина) в действиях (бездей­ствии) медицинского персонала.

По основным качественным свойствам правонарушения медицин­ских работников можно подразделить на проступки и преступления.

 

Проступки медицинских работников

 

С юридической точки зрения проступком называется непра­вильное (противоправное) деяние, которое лишено характера общественно опасного действия и поэтому прямо не предусмот­рено уголовным законодательством.

Проступки медицинских работников, как и вообще все про­ступки, делятся на гражданские, административные и дисцип­линарные. Кратко остановимся на ответственности медицин­ских работников за совершенные ими проступки.

Гражданская ответственность медицинских работников за­ключается в применении имущественных санкций (например, возмещение убытков за порчу больничного оборудования, за потерю нетрудоспособности больного в связи с неправильным лечением) и осуществляется как в судебном (гражданский иск), так и административном порядке.

Административная ответственность применительно к ме­дицинским работникам состоит в наложении штрафа, конфи­скации вещей (инструменты, препараты), временном отстра­нении от должности и т.д.

Дисциплинарная ответственность медицинских работников выражается в применении к виновным в совершении дисцип­линарного проступка дисциплинарных взысканий (замечание, выговор, строгий выговор, перевод на низшую должность, увольнение с работы и т. п.).

Некоторые проступки, связанные с неблагоприятным исхо­дом лечения больных, более трудны для понимания и оценки и поэтому нуждаются в специальном рассмотрении. Среди них наиболее частыми и разнообразными по своему существу и при­чинам являются врачебные ошибки.




Навигация

« Экспертиза по материалам делаВрачебные ошибки и несчастные случаи в медицинской практике »



Не останавливайтесь, читайте дальше:



Популярные лекции
  • По экономике
  • По финансам
  • По праву
Помощь в написании