ВВЕДЕНИЕ


Переход к новым экономическим условиям, к так называемой рыночной экономике, к сожалению, не повлек за собой роста производства, без которого немыслимо и развитие всего общества. За семь лет реформ по данным Академии социальных наук уровень промышленного производства снизился практически в два раза*.

 

*См. беседу с директором Института социально-политических исследований РАН акад. Г. Осиповым  ¤¤ Труд. 1998. 22 апр.

 

В условиях такого спада происходит и резкое расслоение общества: существенно возросли доходы одних и упала, а точнее - уменьшилась заработная плата других.

Экономисты объясняют рост доходов при сокращении производства, во-первых, развитием теневой экономики (коррупция, рэкет, проституция и другие виды подпольного бизнеса) и, во-вторых, "проеданием" природных сырьевых ресурсов.

По данным, приведенным той же Академией, резко увеличился разрыв между доходами самых богатых и самых бедных граждан; доля населения, живущего за чертой бедности, составляет более его четверти; разница между минимальным и средним заработком уве­личилась в 11 раз и уровень безработицы (с учетом скрытых ее форм) составляет 13 процентов населения.

Сама по себе поляризация свойственна рынку, и сказанное не означает тоску по прошлой уравниловке, которая в условиях рынка неприемлема. Дифференциация действительно должна быть, но перекосы в этой области, которые имеют место в нашей действитель­ности, нельзя признать нормальным явлением.

Изменение основ экономики общества не могло не повлечь за собой определенные отрицательные последствия. Адаптация производства к новым условиям не могла быть совсем безболезненной, и потому в какой-то степени естественной должна была быть и более высокая стоимость производимого, и далеко не всегда соответствующее качество многих видов продукции отечественного производства, не выдерживающее конкуренции с импортными анало­гами, отличающимися более низкой себестоимостью при более вы­соком качестве.

Но сутью реформы, возродившей частную собственность, прежде всего должно быть пробуждение в работающем заинтересованности в результатах своего труда, ибо только собственность дает реальную уверенность, хотя и связанную с риском, обеспечивает наиболее прочную зависимость получаемого дохода от вложенного труда.

Только труд должен быть основой нормальной жизни и благосо­стояния граждан общества, а эта задача пока не входит в число при­оритетных в обществе. Для многих сейчас выгоднее посредничать, нежели трудиться в реальном секторе экономики. И именно заинте­ресованное участие граждан в труде - реальная гарантия необрати­мости реформ и их нормальной жизни в обществе.

Проблема побуждения людей к производительному труду сама по себе, конечно, не нова, ибо только трудом во все времена создавалась и создается материальная и духовная культура.

Общество, пренебрегающее трудом, обречено. Как же заинтересо­вать работника в результатах труда в новых условиях? Какими должны быть теперь мотивы к высокопроизводительному труду? Повли­яло ли возрождение частной собственности на эти мотивы? Принято считать, что собственник на себя плохо работать не может. Между тем социологические исследования показывают, что работники не осознали себя в достаточной мере совладельцами средств производства. И что самое досадное, проведенная в России приватизация не способствовала этому. Она, к сожалению, не дала положительных результатов.

Основные пути выхода из переживаемого нами кризиса связыва­ются с решением финансовых проблем, ибо на поверхности лежат: неплатежи, задержки по заработной плате и т.д.

Разумеется, успешную экономическую политику, направленную на развитие производства, можно проводить только в стабильной экономике. Сегодня же эта политика вырабатывается в условиях финансового кризиса, оправдывающего в какой-то мере пожарные меры, включающие совершенствование налоговой системы, внешние займы, что должно привести к определенным сдвигам. Но игнорировать в этой новой политике вопросы правового опосредования той ее части, которая касается регулирования трудовых отношений, нельзя.

И при определении путей выхода из сложившегося кризиса, и при выработке рекомендаций должен быть обеспечен комплексный под­ход к исследуемой проблеме как экономистов, так и юристов, причем не только цивилистов, но и специалистов именно в области трудово­го права.

К сожалению, в нормативных актах, устанавливающих статус новых, не известных нашему обществу в советский период организа­ционно-правовых форм хозяйствования, закреплен практически лишь имущественный аспект их деятельности, полномочия этих ор­ганизаций и отношения членов лишь в этой сфере (кроме Закона РФ «О производственных кооперативах», в котором достаточно четко закреплены права и обязанности членов (совладельцев) и наемных работников). Так, Федеральный закон «Об акционерных обществах» содержит лишь две статьи, касающиеся отношений руководителей исполнительных органов с обществом, т.е. внутренних, трудовых отношений, а Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» - всего одну, которую с определенной натяжкой можно считать регулирующей трудовые отношения, - об исключе­нии из членов общества.

И хотя это базовые законы о новых формах хозяйственной дея­тельности, в которых занята практически вся трудоспособная часть населения, они не содержат четкого ответа на вопрос о соотношении трудового и гражданского законодательства и, в частности, на вопрос о том, какими нормами регулируются трудовые отношения работа­ющих в них лиц. Соответствующие статьи Закона РСФСР от 25 де­кабря 1990 г. «О предприятиях и предпринимательской деятельнос­ти» отменены.

В акционерных обществах, преобразованных из государственных предприятий путем нашей, мягко говоря, нестандартной приватиза­ции, основная часть работающих как работала по трудовому догово­ру, так и осталась работать на этом же основании и потому с точки зрения формальной логики подпадает под действие трудового зако­нодательства, хотя этот признак - наличие трудового договора - в новых условиях не позволяет отграничить наемного работника от совладельца, участвующего в собственности акционерного общест­ва. В обществах же с ограниченной ответственностью вопрос о заклю­чении трудового договора с членами этих обществ вообще остается открытым, поскольку понятие трудового договора содержит призна­ки, отличающие его от договора подряда и других гражданско-правовых договоров, но не дает ответа на вопрос о том, должен ли он быть заключен с каждым из совладельцев или только с наемным работни­ком, не участвующим в отношениях собственности.

Между тем мелкое и среднее предпринимательство у нас (так же, впрочем, как и в других странах) составляет основную форму хозяйствования. Сейчас здесь трудятся примерно 9 млн. человек, а в перспективе должно быть около 30 млн. работников, ибо это ос­новная форма трудоустройства излишков рабочей силы, высвобож­даемых в целях повышения рентабельности с государственных пред­приятий.

В результате отсутствия четкого правового регулирования все эти работники оказались в некоем правовом вакууме, породившем неоп­ределенность в регулировании трудовых отношений.

Более того, в последние годы принят ряд нормативных актов, ошибочно определяющих правовую природу трудовых отношений, относя их к гражданским, хотя в действительности они носят трудоправовой характер.

Следствием такой подмены является несоблюдение целого ряда норм, крайне необходимых для защиты работников, начиная с пра­вил по охране труда и технике безопасности и кончая другими нор­мами-гарантиями, которых гражданское право, естественно, не со­держит.

Кстати, такая же тенденция проявляется сейчас в одном из про­ектов Трудового кодекса, который предстоит принять Государст­венной Думе. Под видом освобождения от государственного вме­шательства и опираясь на якобы существующее равноправие сторон в трудовом договоре, предлагается исключить из Кодекса четкий перечень закрепленных в действующем КЗоТ РФ оснований уволь­нения работника и включить возможность заключения срочного договора по желанию сторон. Предлагаются и другие новеллы, опи­рающиеся на мнимое равенство сторон в трудовом договоре, хотя в действительности экономически работник зависим от работода­теля, стороны здесь не являются полностью равноправными, и ра­ботник, разумеется, нуждается в защите государства, объем которой должен быть тщательно продуман.

Незащищенность работника, а сейчас еще и неопределенность правового положения не способствуют формированию его заинтере­сованности в результатах труда и стабильности трудовых отношений (а только в этом случае он будет хорошо трудиться, в чем, как уже отмечалось выше, заинтересовано общество), создают неразбериху в регулировании этих отношений.

Игнорирование особенностей трудового права как самостоятель­ной отрасли при выработке концепции механизма воздействия на трудовые отношения не может дать положительного результата. А это требует как минимум внимания к изучению вопроса о предмете данной отрасли, об объеме гарантий, которые должны быть установ­лены государством, и о других задачах, которые стоят перед наукой этой важной для общества отрасли.

Рыночная экономика поставила перед правовой наукой и наукой трудового права в частности необходимость исследования таких во­просов, как, например, о соотношении правомочий трудовых коллек­тивов и коллективов совладельцев в корпоративных организациях, об объеме норм, принимаемых в централизованном и локальном, императивном и диспозитивном регулировании, о социальном парт­нерстве, которое, к сожалению, пока остается недостаточно эффек­тивным, о более четком определении правомерности забастовок и некоторых других.

Все изложенное требует глубоких исследований и дальнейшего развития науки трудового права. В современных условиях это осо­бенно необходимо.

Кроме того, в концепции, которая должна быть разработана спе­циалистами с учетом изменений, происходящих в нашей экономике в последнее время, нельзя не учесть и те перемены, которые происхо­дят сегодня и в мире труда, т.е. в зарубежных развитых странах, поскольку формируется новый тип работника.

Информационная техника, а с ней сейчас связан труд значитель­ного количества занятых, требует высокого уровня общеобразова­тельной и профессиональной подготовки. Причем предпочтение от­дается работникам, которые обладают не только высокой квалифи­кацией, но и способностью к творчеству, умеют адаптироваться к меняющимся целям и условиям производства. И это должно быть учтено и самими работниками, и органами государственной службы занятости.

Достижение определенного уровня материального достатка во всех развитых странах уже рассматривается не как самоцель, а как средство обретения свободы для самореализации, удовлетворения не только материальных, но и духовных потребностей.

Молодые люди считают, что труд должен не только обеспечивать определенный уровень благосостояния, но и быть интересным и приносить моральное удовлетворение*.

 

* См.:REFA-Nachrichten. 1990.№2. S.15.

 

А это предполагает необходимость изучения конкретных целей мотивации с учетом участия работника в отношениях собственности (понимание целей деятельности предприятия, участие в принятии совместных решений и т.д.).

Все изложенное выше требует от изучающего трудовое право вдумчивого подхода к данной учебной дисциплине.

Предлагаемое издание - второе, переработанное с общим изло­жением тех задач, которые стоят сейчас перед наукой трудового права, а также с учетом новых нормативных актов, которые были приняты в последнее время, и учебной программой курса «Трудовое право».




Навигация

Предмет трудового права »



Не останавливайтесь, читайте дальше:



Популярные лекции
  • По экономике
  • По финансам
  • По праву
Помощь в написании