Уголовно-процессуальное право. Процессуальная форма и процессуальные гарантии


Уголовно-процессуальное право — это отрасль российского права, представляющая собой систему социально обусловленных правовых норм, регулирующих порядок деятельности суда, органов предварительного расследования и прокуратуры при производстве по уголовным делам, права и обязанности граждан и организаций, участвующих в уголовном деле, и возникающие при этом правоотношения.

Данное определение имеет нормативный характер. Более широкое понимание права и той или иной его отрасли может включать и другие элементы, связанные с представлением о “праве в действии”, которые исследует социология права. Важная специфическая особенность уголовно-процессуального права состоит в том, что его нормативным источником является только закон — акт высшего органа законодательной власти. Объясняется это тем, что в уголовном процессе затрагиваются коренные права и свободы личности, а от исхода производства по уголовному делу зависит доброе имя, нередко свобода, а в исключительных случаях — и жизнь человека.

Уголовно-процессуальный закон — это нормативный акт высшего органа государственной власти, регулирующий порядок расследования, разбирательства и разрешения уголовных дел, компетенцию государственных органов и должностных лиц, их осуществляющих, правовое положение участвующих в деле граждан и организаций.

Понятия уголовного процесса и уголовно-процессуального права не идентичны. Если уголовный процесс — это деятельность участвующих в нем органов и лиц, вступающих между собой в правовые отношения, то уголовно-процессуальное право есть совокупность правовых норм, регулирующих эту деятельность, а также правовые отношения, возникающие в уголовном судопроизводстве.

Именно нормы уголовно-процессуального права призваны обеспечить эффективную борьбу с преступностью и одновременно создать необходимые гарантии для граждан, оказавшихся в сфере уголовного судопроизводства, устанавливают определенную форму деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, создают наиболее благоприятные условия выполнения этими органами возложенных на них функций, предусматривают компетенцию государственных органов, устанавливают права и обязанности граждан, регламентируют процессуальные средства, а также порядок и последовательность следственных и судебных действий, которые должны применяться в целях предупреждения готовящихся преступлений, раскрытия и расследования уже совершенных, рассмотрения уголовных дел в судах, постановления приговора, наконец, исполнение вступившего в законную силу приговора, проверку судебных приговоров в кассационном порядке, в порядке надзора и возобновления дел по вновь открывшимся обстоятельствам.

С уголовно-процессуальным правом тесно связаны понятия процессуальной формы и процессуальных гарантий.

Точно и детально установленные законом условия совершения, последовательность и порядок оформления уголовно-процессуальных действий, а следовательно, условия возникновения, изменения или прекращения соответствующих правоотношений называются уголовно-процессуальной формой1.

1О необходимости соблюдения процессуальной формы говорилось во французской Декларации прав человека и гражданина 1793 г. Статья 10 этого акта предусматривала: “Никто не может быть обвинен, арестован и лишен свободы иначе как в случаях, установленных законом, и по форме, им предписанной...”. В ст. 11 сказано: “Всякий акт, направленный против кого-либо в случаях, не указанных законом и без установленных им форм, является актом произвола и тирании”.

 

Уголовно-процессуальная форма — это порядок и условия совершения отдельных процессуальных действий и их совокупности, официального закрепления их хода и результатов, установленных законом. Само прохождение процесса по стадиям, общие условия производства на конкретных стадиях, последовательность и правила совершения любого следственного и судебного действия подчинены определенным процедурным процессуальным формам. Форма всех процессуальных документов, начиная с постановления о возбуждении уголовного дела и вплоть до завершения производства по делу, определяется законом. Приговор — это акт правосудия, который детально урегулирован законом в отношении формы его составления и изложения.

Процессуальная форма представляет собой большую социальную ценность, образует важнейшую гарантию справедливого правосудия.

Важную роль в обеспечении законности и обоснованности уголовного судопроизводства играют процессуальные гарантии — это установленные процессуальным законом средства, создающие условия для выполнения задач уголовного процесса, справедливого правосудия. В этом широком понимании весь процессуальный порядок: начиная с основных начал — принципов уголовного процесса и до деталей регулирования отдельных следственных и судебных действий призван гарантировать законное и обоснованное разрешение каждого уголовного дела.

Важнейшую часть процессуальных гарантий образуют установленные процессуальным законом средства и способы обеспечения прав и законных интересов личности, участвующей в уголовном процессе.

О содержании уголовно-процессуальных гарантий как средств обеспечения прав личности высказаны различные суждения. Так, Э.Ф. Куцова в результате обстоятельного исследования гарантий личности в уголовном процессе пришла к выводу, что они представляют собой конкретные права и обязанности участников процесса1. По мнению других, к ним относятся также правовые нормы2, принципы уголовного процесса3, процессуальная форма4 и даже содержание уголовного процесса5.

1 См.: Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в уголовном процессе. М., 1973. С. 127.

2 См.: Цыпкин АЛ. Право на защиту в советском уголовном процессе. Саратов. 1959. С. 21—22.

3 См.: Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. М., 1956. С.203.

4 См.: Рахунов P.Д, Участники уголовно-процессуальной деятельности. М., 1961. С. 3. См.: Кондратов П.Е. Гарантии интересов обвиняемого, как фактор, определяющий формирование и осуществление советской уголовной политики // Гарантии прав личности в социалистическом уголовном процессе. Ярославль. 1981. С. 65.

 

Если проанализировать приведенные выше точки зрения, то можно убедиться, что каждая из них в большей или меньшей степени несет в себе рациональное зерно. Все названное в качестве гарантий по-своему служит или содействует обеспечению прав личности.

“Уголовно-процессуальные гарантии” — это научная терминология. В уголовно-процессуальном законодательстве и международных правовых актах и правах человека она не используется. Очевидно, в этом есть свой резон, определяемый необходимостью адекватности восприятия правоприменителем воли законодателя, выраженной в тексте нормативного акта. Формулировка правовой нормы предполагает сведение до минимума возможности ее неоднозначного понимания.

Например, в ст. 19 УПК “Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту” конкретно говорится об обязанностях органов и лиц, ведущих уголовный процесс, обеспечить подозреваемому и обвиняемому возможность защищаться установленными законом средствами и способами, а также охрану его личных и имущественных прав. Международный пакт о гражданских и политических правах предусматривает обязанности каждого государства — участника Пакта “обеспечить любому лицу, права и свободы которого, признаваемые в настоящем Пакте, нарушены, эффективное средство для правовой защиты... обеспечить применение компетентными властями средств правовой защиты, когда они предоставляются” (п. 3 ст. 2). В Конституции РФ наряду с использованием слова “обеспечиваются” в отношении прав и свобод человека и гражданина (ст. 18) говорится также “гарантируются” (ст. 17, 45, 46). Поскольку в данном случае смысл и назначение названных слов одинаковы, их, очевидно, следует воспринимать как синонимы.

Изучение вопросов обеспечения или гарантирования — что одно и то же — прав личности в уголовном процессе не исключает привычного оперирования термином “уголовно-процессуальные гарантии”.

Иногда права и свободы личности рассматриваются как объект безопасности1. Надо полагать, что под безопасностью прав и свобод здесь также подразумевается и обеспечение, создание такого положения, чтобы они не нарушались и беспрепятственно, полноценно осуществлялись.

1 См.: Степашин С.В. Безопасность человека и общества. СПб., 1994. С. 18.

 

Обеспечение прав личности охватывает все формы благоприятствования участникам уголовного процесса в осуществлении прав, включая: информирование лица об обладании правами и их разъяснение; создание необходимых условий для полноценной реализации прав; охрану прав от нарушений; защиту прав; восстановление нарушенных прав.

Действующий уголовно-процессуальный закон возлагает на суд, прокурора, следователя и лицо, производящее дознание, обязанность разъяснять участвующим в деле лицам их права и обеспечивать возможность осуществления этих прав (ст. 58 УПК). Редакция данной статьи как бы выводит разъяснение прав за пределы понятия их обеспечения. Такая позиция представляется не вполне логичной. Если лицу не сообщено о принадлежащих ему правах и они не разъяснены, вряд ли можно говорить об их обеспечении. Без знания содержания своих прав их субъект не в состоянии им распорядиться1. Не зря своевременное информирование гражданина, вовлекаемого в уголовный процесс в качестве того или иного участника, о принадлежащих ему правах обычно рассматривается как одна из гарантий прав личности, а разъяснение прав — в качестве составной части или элемента их обеспечения.

1 См.: Шадрин B.C. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений. Волгоград, 1997. С. 39—40.

 

Уголовно-процессуальная деятельность тесно связана с оперативно-розыскной деятельностью, осуществляемой органами дознания. До принятия Закона РФ “Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации” допустимость этой деятельности обосновывалась только уголовно-процессуальным законодательством.

В статье 118 УПК отмечается, что на органы дознания возлагается обязанность принимать необходимые оперативно-розыскные меры в целях предупреждения и раскрытия преступлений. О содержании этих мер в уголовно-процессуальном законодательстве ничего не говорится.

Радикальные демократические преобразования в нашем обществе вызвали принятие Закона РФ “Об оперативно-розыскной деятельности”, которым возможные ограничения прав и свобод граждан приведены в соответствие с требованиями международных стандартов по правам человека и определены самим законом. Оперативно-розыскная деятельность осуществляется гласно и негласно в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод личности, собственности, безопасности общества и государства от преступных посягательств. Негласность осуществления оперативно-розыскных мероприятий в связи с поступившей в орган дознания конфиденциальной информацией криминального характера предполагает ограничения в той или иной степени отдельных прав и свобод граждан со стороны компетентных органов исполнительной власти. Однако тот факт, что негласность разрешена законом и разработан механизм надзора и контроля за оперативно-розыскной деятельностью, обеспечивает международно-правовой подход допустимости самой этой деятельности в интересах общества, несмотря на названные ограничения, касающиеся его членов.

Более того, возможности оперативно-розыскной деятельности в решении задач по борьбе преступностью позволяют сделать вывод, что игнорирование должных негласных мер следует квалифицировать как попустительство преступным посягательствам на права и свободы законопослушных членов общества со стороны преступных элементов. В связи с этим является негативным, с точки зрения принципов международного права, необеспечение эффективного функционирования органов дознания. Прежде всего это касается оперативных аппаратов органов внутренних дел, на которые ложится основная тяжесть работы по борьбе с таким социальным злом, как преступность.

Оперативно-розыскная деятельность тесно связана с уголовно-процессуальной и отличается от последней тем, что: 1) регламентируется Федеральным законом РФ “Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации”, который не предусматривает производства следственных и процессуальных действий, направленных на собирание, проверку и оценку доказательств о событии преступления и лице, его совершившем, и о других обстоятельствах дела, имеющих значение для правильного разрешения дела; 2) в своем значительном объеме не имеет уголовно-процессуального характера, допуская лишь документирование результатов прослушивания с санкции соответствующего судьи телефонных переговоров; 3) осуществляется не только после, но и до возбуждения уголовного дела в целях обнаружения совершенных и подготовляемых преступлений, используя гласные и негласные методы для раскрытия преступлений и выявления лиц, их совершивших; 4) данные, полученные в результате оперативно-розыскной деятельности, могут использоваться как доказательства лишь при условии их оформления в порядке, предусмотренном УПК (гл. П и III ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности”).

Значение уголовного процесса состоит в том, что установленный законом порядок производства по уголовным делам обеспечивает достижение задач уголовного судопроизводства, охрану прав и законных интересов всех лиц, участвующих в деле, гарантирует установление объективной истины, принятие законных и обоснованных решений. Уголовно-процессуальный порядок является единым и обязательным по всем делам и для всех судов, органов прокуратуры, предварительного следствия, дознания (ч. 4 ст. 1 УПК).




Навигация

« Сущность, задачи и значение уголовного процессаИсторические типы (формы) уголовного процесса »



Не останавливайтесь, читайте дальше:



Популярные лекции
  • По экономике
  • По финансам
  • По праву
Помощь в написании