Понятие, сущность и значение уголовно-процессуального закона


Уголовно-процессуальный закон — это нормативный акт, принятый высшим органом государственной власти, регулирующий порядок возбуждения, расследования, рассмотрения и разрешения уголовных дел, деятельность участников уголовного судопроизводства и складывающиеся в сфере этой деятельности общественные отношения, направленные на осуществление задач уголовного судопроизводства.

Таким образом, источником уголовно-процессуального права является закон. Закон, однако, понятие неоднородное. В соответствии со ст. 4,5 и 76 Конституции РФ, как известно, необходимо различать Конституцию РФ и федеральные законы (в том числе и конституционные), а также конституции республик, уставы и законодательство других субъектов Федерации. Конституция РФ и федеральные законы действуют на всей территории России. Регламентация уголовного судопроизводства допускается только актами этого уровня (см. п. “о” ст. 71 Конституции РФ). Издаваемые в субъектах Федерации законодательные акты делать этого не должны.

Из всей суммы федеральных законов по вопросам уголовного судопроизводства следует, разумеется, выделить особо Конституцию РФ, ибо она имеет высшую юридическую силу (см. ч. 1 ст. 15) и, как принято говорить, занимает вершину иерархической лестницы нормативных актов. Она имеет прямое действие. Все законы и иные правовые акты не должны противоречить ей.                   

Конституционные предписания, касающиеся уголовного судопроизводства, сосредоточены главным образом в главах 2 и 7, которые посвящены правам и свободам человека и гражданина, а также судебной власти. Эти предписания содержат наиболее принципиальные положения, лежащие в основе уголовного процесса в целом (равенство всех перед законом и судом; свобода и неприкосновенность личности; неприкосновенность частной жизни; охрана тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; неприкосновенность жилища; право защищать свои права всеми способами, не запрещенными законом, в том числе путем обращения в суд; презумпция невиновности; гласность судопроизводства; состязательность и равноправие сторон и т.д.).

Основные свойства уголовно-процессуального закона суть следующие:

1) уголовно-процессуальный закон — это обладающий высшей юридической силой акт законодательной власти российского государства;

2) он регулирует процедуру уголовного судопроизводств, т.е. порядок возбуждения, расследования, рассмотрения и разрешения дел о преступлениях;

3) этот акт регламентирует также деятельность участников уголовного судопроизводства, равно как и соответствующие этой деятельности общественные отношения между субъектами уголовно-процессуальных прав и обязанностей;

4) уголовно-процессуальный закон направлен на осуществление задач уголовного судопроизводства.

Уголовно-процессуальными законами установлен единый порядок судопроизводства, обязательный по всем уголовным делам и для всех судов, органов прокуратуры, предварительного следствия и дознания (ст. 1 УПК).

Уголовно-процессуальные законы имеют свое внутреннее содержание нормы уголовно-процессуального права, свой предмет регулирования — деятельность участников процесса и их отношения в области уголовного судопроизводства. Это не только взаимоотношения государственных органов и должностных лиц, взаимоотношения между ними и участниками процесса и другими организациями и лицами, но и взаимное поведение их, состоящее в действиях или в воздержании от запрещенных законом действий. Урегулированные законом, эти общественные отношения становятся правовыми. Уголовно-процессуальный закон создает правовые средства урегулирования этих отношений, правовые основы для деятельности, направленной на выполнение задач борьбы с преступлениями. В этом и состоит его сущность и назначение. Его эффективность определяется результатами такой деятельности: обеспечением правильного применения материального закона, возможным устранением вреда, причиненного преступлением, осуществлением воспитательно-профилактической задачи.

Источником уголовно-процессуального закона является не только Конституция РФ, принятая в 1993 г., но и УПК РСФСР, принятый в 1960 г. и вступивший в законную силу с 1 января 1961 г., который за время своего действия неоднократно подвергался изменениям и дополнениям под воздействием различного рода факторов. Всего таких изменений и дополнений было около четырехсот пятидесяти. УПК РСФСР — основной, но не единственный закон, имеющий отношение к уголовному процессу. Правильное применение предписаний УПК нередко требует знания положений ряда других законов. К ним следует отнести: Положение об адвокатуре РСФСР, утвержденное Верховным Советом РСФСР 20 ноября 1980 г., Положение о военных трибуналах, утвержденное Верховным Советом 25 июня 1980 года, Положение о военной прокуратуре, утвержденное Верховным Советом РСФСР 4 августа 1981 г., Закон РФ “О статусе судей в Российской Федерации” от 26 июня 1992 г., Закон РФ “О милиции” от 18 апреля 1991 г., Закон РФ “О реабилитации жертв политических репрессий” от 18 октября 1991 г., Закон РФ “О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации” от 11 марта 1992 г., Положение о милиции общественной безопасности (местной милиции) в Российской Федерации, утвержденное Указом Президента РФ от 12 февраля 1993 г., Закон РФ “О федеральных органах налоговой полиции” от 24 июня 1993 г., Таможенный кодекс РФ, утвержденный Верховным Советом РФ 18 июня 1993 г., Федеральный закон “О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации “О прокуратуре Российской Федерации” от 17 ноября 1995 г., Федеральный закон “Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации” от 3 апреля 1995 г., Федеральный закон “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” от 15 июля 1995 г., Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности” от 12 августа 1995 г., Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, утвержденное Президиумом Верховного Совета СССР 18 мая 1981 г., Федеральный конституционный закон “О судебной системе Российской Федерации” принят Госдумой 23 октября 1996 г. и др.

Приведенные и некоторые иные акты подлежат исполнению при решении конкретных вопросов, возникающих при производстве по уголовным делам. К примеру, при определении законности состава суда могут иметь существенное значение соответствующие положения Закона о статусе судей и Федерального конституционного закона “О судебной системе Российской Федерации”, а при исследовании и оценке доказательств — Закона об оперативно-розыскной деятельности, Закона о частной детективной и охранной деятельности или Закона о милиции.

Конституция Российской Федерации провозглашает: “Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства” (ст. 2).

Подход к личности как к высшей социальной ценности требует совершенствования уголовно-процессуального закона и практики его применения, преодоления различных нарушений в уголовно-процессуальной сфере.

Закон должен обеспечивать такой порядок судопроизводства, который защищает человека, общество, государство от преступлений путем создания условий их раскрытия, осуждения виновных, защиты пострадавших от преступлений, установления иных гарантий, обеспечивающих претворение в жизнь правовых предписаний.

Источником уголовно-процессуального права являются подписанные нашим государством международно-правовые акты о правах человека, имеющих непосредственное отношение к уголовному процессу. Среди них в первую очередь необходимо назвать Международный пакт о гражданских и политических правах, принятый Генеральной Ассамблеей ООН в 1966 г. на основе Всеобщей декларации прав человека от 1948 г., участником которого Россия давно является. С учетом вступления в Совет Европы и присоединением к его Уставу Россия стала также участником Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г.

Согласно ст. 15 Конституции России общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры России являются составной частью ее правовой системы. В настоящее время нормы международных правовых актов, предусматривающих основные права человека, в той или иной степени закреплены в Основном законе государства и уголовно-процессуальном законодательстве. В частности, право на свободу и личную неприкосновенность, право не подвергаться пыткам, право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности, и т.п. (ст. 7, 9, 10 Международного пакта о гражданских и политических правах).

Внедрение норм международного права в право внутригосударственное означает так называемую имплементацию. Среди способов ее осуществления применительно к уголовно-процессуальному праву используется в основном рецепция, т.е. восприятие внутригосударственным правом нормы международного права без изменения ее содержания, и трансформация, т.е. совокупность форм и методов преобразования норм международного права в нормы внутригосударственного права.

Однако не все международные нормы о правах человека, затрагиваемых при производстве по уголовным делам, в настоящее время закреплены тем или иным образом в российском уголовно-процессуальном праве. Возможно принятие новых международных правовых актов в области прав человека, нормы которых не сразу окажутся восприняты внутригосударственным правом или не будут восприняты им вообще. В подобных случаях при коллизии между требованиями международного договора и закона государства применению подлежат правила международного договора (ст. 15 Конституции РФ).

Тем самым конституционно в России установлен приоритет международного договора, открывающий дорогу непосредственному применению нормы международного права в различных областях внутригосударственной деятельности, в том числе при производстве по уголовным делам. Однако более предпочтительным представляется все же традиционный путь, когда норма международного договора проходит стадию трансформации в национальное право, а затем обеспечивается национальными юридическими средствами, поскольку непосредственное применение судами и другими органами, ведущими уголовный процесс, норм международных договоров представляет известную сложность. Кроме того, в России еще не сложились традиции непосредственного применения международных норм и, соответственно, степень осведомленности о них даже профессиональных юристов довольно ограничена.

Тем не менее судебная практика уже пошла по пути непосредственного применения норм международного права в уголовном процессе. Так, пленум Верховного Суда Российской Федерации разъяснил, что, в соответствии со ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно. Исходя из этого жалоба лица, задержанного по подозрению в совершении преступления, его защитника или законного представителя относительно законности и обоснованности задержания должна приниматься судом к производству и разрешаться по существу применительно к порядку и по основаниям, предусмотренным уголовно-процессуальным законодательством1, т.е. согласно ст. 2202 УПК, рассчитанной первоначально на судебную проверку ареста и продления срока содержания под стражей.

1 См. постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. № 6 “О выполнении судами постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 г. № 3 “О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей” // БВС РФ. 1995. № 1. С. 3.

2 СЗ РФ. 1995. № 17. Ст. 1472.

 

Существуют и другие авторитетные международные документы, положения которых имеют определенное значение для решения ряда процессуальных вопросов. К ним можно отнести, например, одобренные Генеральной Ассамблеей ООН Основные принципы независимости судей, Декларацию принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью и Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению под стражу в какой бы то ни было форме. Эти и подобные им документы не являются юридически обязательными, но их положения должны приниматься во внимание при подготовке и принятии законодательных актов, а равно в процессе их применения.

Значительное практическое значение для регулирования уголовного судопроизводства имеют договоры о правовой помощи. В них решаются многие вопросы сотрудничества правоохранительных органов при расследовании и осуществлении правосудия по уголовным делам. В свое время договоры были заключены со всеми восточноевропейскими странами, входившими в так называемый социалистический лагерь, а также некоторыми другими. В наши дни среди международных документов такого рода видное место отводится разработанной государствами — членами СНГ Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Она была одобрена в Минске 22 декабря 1993 г. и вступила в силу 10 декабря 1994г.2. В ней имеется раздел IV “Правовая помощь по уголовным делам”, в котором установлены согласованные правила о выдаче лиц, совершивших преступления, уголовном преследовании по просьбе государств — членов Конвенции, о взаимном предоставлении информации, а также совершении некоторых других действий, связанных с производством по уголовным делам.

Новым явлением для источников российского уголовно-процессуального права являются решения Конституционного Суда РФ. Этому суду не дано полномочие издавать какие-то нормативные акты, обязательные для организаций, должностных лиц и граждан. Однако принимаемые ими решения (постановления) могут существенно влиять на содержание и юридическое значение законодательства. Осуществляя конституционный контроль, он, по представлению государственных органов, круг которых строго ограничен законом об этом суде, либо при определенных там же условиях по жалобе гражданина вправе признать какой-то закон полностью или частично противоречащим конституции РФ. Такое решение по сути своей означает, что закон в целом или его часть не подлежат применению. И это может коснуться закона, регламентирующего уголовное судопроизводство.

Чтобы правильно применять уголовно-процессуальное законодательство, нужно знать соответствующие постановления Конституционного Суда РФ. Практика такого рода пока что формируется. Но уже есть постановления, существенно повлиявшие на содержание законодательных предписаний в сфере уголовного судопроизводства. Одно из них было принято 13 июня 1996 г. в связи с жалобой по конкретному делу гражданина Щ. ввиду того, что время ознакомления его в качестве обвиняемого с материалами уголовного дела при исчислении срока содержания под стражей в качестве меры пресечения не было засчитано. Между тем в резолютивной части постановления Конституционного Суда РФ указывается о необходимости признания ч. 5 ст.97 УПК не соответствующей Конституции РФ, ее ст. 17,22 (ч. 1); 46 (ч. 1); 55 (ч. 3). Часть 5 ст. 97 УПК утрачивает силу по истечении шести месяцев с момента провозглашения Конституционным Судом данного постановления1.

1 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности части пятой статьи 97 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В. Щелухина от 13 июня 1996 г. // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. М., 1996. С. 692.

 

В связи с этим 11 декабря 1996 г. Государственной Думой были внесены изменения и дополнения ст. 97 УПК РСФСР, озаглавленную “Сроки содержания под стражей”, следующего содержания: “В случае, когда ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами дела по истечении предельного срока содержания под стражей невозможно, Генеральный прокурор Российской Федерации, прокурор субъекта Российской Федерации, военный прокурор округа, группы войск, флота, Ракетных войск стратегического назначения, Федеральной пограничной службы Российской Федерации и приравненные к ним прокуроры вправе не позднее пяти суток до истечения предельного срока содержания под стражей возбудить ходатайство перед судьей областного, краевого и приравненных к ним судов о продлении этого срока.

Судья в срок не позднее пяти суток со дня получения ходатайства выносит одно из следующих постановлений:

1) о продлении срока содержания под стражей до момента окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела и направления прокурором дела в суд, но не более чем на шесть месяцев;

2) об отказе в удовлетворении ходатайства прокурора и об освобождении лица из-под стражи.

В том же порядке срок содержания под стражей может быть продлен в случае необходимости удовлетворения ходатайства обвиняемого или его защитника о дополнении предварительного следствия”1.

1 См.: ФЗ от 31 декабря 1996 г. “О внесении изменений и дополнений в статьи 26, 97, 133 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР” // РГ. 1997. 4 янв.; СЗ РФ. 1997. №1. Ст.4.

 

Значение уголовно-процессуального закона состоит в том, что он создает правовые предпосылки справедливого правосудия по уголовным делам, законного и обоснованного разрешения этих дел, эффективности деятельности судебной власти. Важнейшее значение имеют гарантии установления истины, которые он предусматривает, а без этого невозможно подлинное правосудие.




Навигация

« О сущности изменений и дополнений, внесенных в уголовно-процессуальное законодательствоСтруктура и виды уголовно-процессуальных норм »



Не останавливайтесь, читайте дальше:



Популярные лекции
  • По экономике
  • По финансам
  • По праву
Помощь в написании