Действие уголовно-процессуального закона во времени, в пространстве и по кругу лиц


При производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий соответственно во время дознания, предварительного следствия либо рассмотрения дела судом (ст. 1 УПК). Если в уголовном праве как общее правило применяется закон времени совершения преступлений, то в уголовном процессе — закон, действующий в момент производства по делу. Уголовно-процессуальный закон, отменяющий или ограничивающий прямо или косвенно право участников процесса, обратной силы не имеет. Он не распространяется на производство, начатое до его издания.

Независимо от места совершения преступления, производство по уголовным делам на территории РФ во всех случаях ведется в соответствии с УПК РСФСР (ч. 2 ст. 1 УПК).

Производство по уголовным делам о преступлениях, совершенных вне пределов РФ гражданами РФ, а также лицами без гражданства и иностранцами, ведется в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством РФ, если международными договорами не установлено иное.

Производство по уголовным делам о преступлениях, совершенных на воздушном, морском или речном судне (корабле), находящемся вне пределов РФ под флагом или с опознавательным знаком РФ, осуществляется в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством РФ, к порту которой приписано судно (корабль), если иное не предусмотрено международным договором.

Конкретные условия производства следственных действий в отношении лиц, обладающих дипломатическим иммунитетом и привилегиями, а также в помещениях и на территориях частных и служебных резиденций регулируются международными договорами.

В отношении лиц, обладающих правом дипломатической неприкосновенности, процессуальные действия, предусмотренные УПК, производятся лишь по их просьбе или с их согласия. Согласие на производство этих действий запрашивается через Министерство иностранных дел РФ (ч. 2 ст. 33 УПК, ст. 173 УПК).

Помимо этого исключения о запрете осуществлять процессуальные действия, имеется и ряд других, например, в отношении Российских граждан, о которых имеются специальные оговорки в действующем законодательстве. Круг таких лиц сравнительно широк и имеет тенденцию, вопреки ст. 19 Конституции РФ, провозглашающей равенство всех перед законом и судом, к дальнейшему расширению. К ним относятся: Президент РФ, кандидаты в Президенты РФ, члены избирательных комиссий с правом решающего голоса, члены комиссий по проведению референдума с правом решающего голоса, члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы, зарегистрированные кандидаты в депутаты, судьи всех судов, прокуроры и следователи, сотрудники органов Федеральной службы безопасности при исполнении ими служебных обязанностей, депутаты, члены выборных органов местного самоуправления, председатель, заместитель председателя, аудиторы и инспектора Счетной палаты.           

Заслуживает внимания вопрос о возможности применения уголовно-процессуальных норм по аналогии к процессуальным ситуациям, отношениям, не предусмотренным этими нормами. В уголовно-процессуальном законодательстве он не нашел своего разрешения. В теории уголовного процесса проблема аналогии спорна. Исходя из признания неустранимой пробельности любой отрасли права, многие ученые считают, что обойтись без аналогии в сфере уголовно-процессуального регулирования невозможно1. Интересно заметить, что неизбежной признается аналогия закона при определенных условиях и в уголовном праве2.                                        

1 См.: Гродзинский ММ. Аналогия в советском уголовно-процессуальном праве//Ученые записки Харьковского юридического института. 1948. Вып. 3. С.З;Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. М., 1960. С. 85; Зусь Л.Б. Правовое регулирование в сфере уголовного судопроизводства. Владивосток, 1984. С. 100—101 и др.

2 См.: Дагелъ П.С. Об аналогии в советском уголовном праве // Ученые записки Дальневосточного университета. 1972. Т. 51. С. 43.

 

Иного мнения В.И. Каминская. Она считает, что в уголовно-процессуальном праве нет пробелов, поскольку “законодатель, учитывая потребности практики и новые, выдвинутые жизнью вопросы, может с необходимой полнотой регулировать процессуальную деятельность и не допускать пробелов в законодательстве...”3.

3 См.: Каминская В.И. Уголовно-процессуальный закон // Демократические основы советского социалистического правосудия. М., 1965. С. 89.

 

Но пробел, очевидно, следует признать явлением нормальным для любой отрасли права, так как всегда имеется какая-то часть общественных отношений, жизненных ситуаций и обстоятельства, которые, находясь в сфере правового регулирования, не регламентированы конкретными нормами права4. Не составляет исключения в этом отношении, по нашему мнению, и уголовно-процессуальное право. Обращаясь к аналогии уголовно-процессуального закона, правоприменитель должен учитывать, что иногда при совершении предусмотрено уголовно-процессуальным законом следственного или судебного действия возникают затруднения, вызванные недостаточной правовой урегулированностью порядка его совершения, пробелом в законе. Для устранения подобного затруднения уместно использовать по аналогии уголовно-процессуальную норму, предусматривающую сходный случай. Здесь аналогия не восполняет пробел закона, он продолжает сохраняться. Ее значение заключается в обеспечении единого правового подхода к разрешению однородных, сходных процессуальных ситуаций. Своеобразие рассматриваемой аналогии проявляется в том что она может применяться по поводу процессуального действия, предусмотренного законом (хотя и недостаточно урегулированного) и тем самым способствует исполнению этого закона.

 

4 См.: Лазарев В.В. Проблемы в праве и пути их устранения. М., 1974. С. 13; Карташов В.Н. Институт аналогии в советском праве (Вопросы теории). Саратов, 1976. С. 61—63 и др.

 

Потребность в применении уголовно-процессуальной нормы по аналогии закреплена в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8 “О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия”. В нем, в частности, говорится, что суд, разрешая дело, применяет Конституцию тогда, когда закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъектом Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, противоречит Конституции Российской Федерации, а федеральный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует1.

1 БВС РФ. 1996. № 1. С. 3—5.

 

В следственной и судебной практике к аналогии уголовно-процессуального закона приходится обращаться, например, в связи с тем, что после принятия УПК РСФСР и введения его в действие с 1 января 1961 г., 10 сентября 1963 г. законодатель внес изменения и дополнения, которыми разрешено в случаях, не терпящих отлагательства, производить осмотр места происшествия до возбуждения уголовного дела (ч. 2 ст. 178 УПК). Однако порядок его выполнения и состав участников не установлен. Тем самым образовался пробел в праве. Как его преодолеть? В действующем законе имеются процессуальные нормы, регламентирующие производство осмотра места происшествия, но лишь в стадии предварительного расследования (ст. 179 УПК). Этот порядок и распространяется на случай осмотра места происшествия в стадии возбуждения уголовного дела, т.е. применяется закон по аналогии.

В статьях Уголовно-процессуального кодекса не установлено, в какое время суток допускается допрос свидетеля. Для ответа на этот вопрос следует обратиться к другим нормам закона. Известно, например, что допрос обвиняемого запрещен в ночное время, кроме случаев, не терпящих отлагательства (ст. 150 УПК). Ночное время длится с 22 до 6 часов по местному времени (п. 15 ст. 34 УПК). Таким образом, обратившись к аналогии закона, мы получаем ответ на интересующий вопрос. Еще один пример. Статья 23 УПК устанавливает основания отвода судьи и прокурора от участия в деле, если они прямо или косвенно заинтересованы в его исходе. Между тем ст. 377 УПК не содержит указания на то, что в суде надзорной инстанции председатель, открывая судебное заседание, выясняет, имеются ли заявления об отводе судьи и прокурора, в чем следует видеть наличие пробела. Преодоление его в надзорной инстанции осуществляется путем обращения по аналогии со ст. 23 УПК.

Таким образом, применение в уголовном процессе закона по аналогии может способствовать достижению задач уголовного судопроизводства. Однако в интересах законности ее применение следует ограничить тремя условиями, на которые правильно было указано М.С. Строговичем: 1) предусмотренный процессуальным законом случай должен быть однороден с тем, к которому закон применяется по аналогии; 2) применение процессуального закона по аналогии ни в какой мере не может вести к ограничению процессуальных прав участвующих в процессе лиц или к возложению на них не предусмотренных законом обязанностей; 3) применение процессуального закона по аналогии не допускает совершения органами следствия, дознания, прокуратуры и судом процессуальных действий, не предусмотренных нормами процессуального закона.




Навигация

« Действующее уголовно-процессуальное законодательство РоссииПонятие и значение принципов уголовного процесса »



Не останавливайтесь, читайте дальше:



Популярные лекции
  • По экономике
  • По финансам
  • По праву
Помощь в написании