ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР И СУДЕБНЫЙ КОНТРОЛЬ ЗА ИСПОЛНЕНИЕМ ЗАКОНОВ ОРГАНАМИ ДОЗНАНИЯ И ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ


Задачи прокурорского надзора за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия

 

Предварительное расследование проводится под надзором прокурора и представляет собой важную гарантию законности расследования преступлений, обеспечения прав, интересов и свобод граждан.

Участвуя в выполнении задач уголовного судопроизводства, решаемых в стадиях возбуждения и расследования уголовных дел, Генеральный прокурор и подчиненные ему прокуроры осуществляют надзор за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия с тем, чтобы: ни одно преступление не осталось нераскрытым и ни одно лицо, совершившее преступление, не избежало установленной законом ответственности; задержание граждан по подозрению в совершении преступлений производилось не иначе как в порядке и по основаниям, установленным законом; никто не подвергался бы незаконному и необоснованному привлечению к уголовной ответственности или иному незаконному ограничению в правах;

никто не подвергался бы аресту без судебного решения или санкции прокурора; соблюдались установленные законом порядок возбуждения и расследования уголовных дел, сроки их расследования, права участников процесса и других граждан; при расследовании преступлений неуклонно соблюдались требования закона о всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела, выявлялись как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также отягчающие и смягчающие его ответственность обстоятельства; выявлялись причины совершения преступлений и способствующие им условия, принимались меры к их устранению (ст. 25,26 ФЗ “О прокуратуре Российской Федерации”).

Характерной чертой прокурорского надзора за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия является наличие широкого круга полномочий, позволяющих прокурору оперативно вмешиваться в ход расследования в целях предупреждения нарушений законности, их обнаружения и пресечения, а также для восстановления нарушенной законности и привлечения в необходимых случаях к ответственности виновных лиц.

Закон не только предусматривает право прокурора как при наличии жалоб, так и по своей инициативе проверять соблюдение законности при возбуждении и расследовании уголовных дел, но и обязывает органы дознания и предварительного следствия уведомлять прокурора о всех наиболее важных процессуальных решениях, а в ряде случаев при осуществлении процессуальных действий получать предварительное согласие или санкцию прокурора.

Специфика прокурорского надзора за исполнением законов в деятельности органов дознания и предварительного расследования заключается также в том, что прокурор вправе принимать на себя разрешение отдельных вопросов, давать обязательные для исполнения указания, отменять незаконные решения и даже в необходимых случаях осуществлять уголовно-процессуальную деятельность по возбуждению и расследованию уголовных дел в полном объеме.

Указания Генерального прокурора РФ по вопросам следственной работы являются обязательными для исполнения всеми следственными органами (ст. 25,26 ФЗ “О прокуратуре Российской Федерации”).

 

Полномочия прокурора по осуществлению надзора за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия

 

Осуществляя надзор за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия, прокурор в пределах своей компетенции: 1) требует от этих органов для проверки уголовные дела, документы и иные сведения о совершенных преступлениях, ходе дознания, предварительного следствия и установления лиц, совершивших преступления; проверяет не реже одного раза в месяц исполнение требований закона о приеме, регистрации и разрешении заявлений и сообщений о совершенных или готовящихся преступлениях; 2) отменяет незаконные и необоснованные постановления следователей и лиц, производящих дознание; 3) дает письменные указания о расследовании преступлений; об избрании, изменении или отмене меры пресечения, квалификации преступления, производстве отдельных следственных действий и розыске лиц, совершивших преступления;

4) поручает органам дознания исполнение постановлений о задержании, приводе, заключении под стражу, производстве обыска, выемки, розыске лиц, совершивших преступления, выполнении других следственных действий, а также дает указания о принятии необходимых мер для раскрытия преступлений и обнаружения лиц, их совершивших, по делам, находящимся в производстве прокурора или следователя прокуратуры; 5) участвует в производстве дознания и предварительного следствия и в необходимых случаях лично производит отдельные следственные действия или расследование в полном объеме по любому делу; 6) санкционирует производство обыска, наложение ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию и ее выемку, отстранение обвиняемого от должности и другие действия следователя и органа дознания в случаях и порядке, установленных законами;

7) возвращает уголовные дела органам дознания и предварительного следствия со своими указаниями о производстве дополнительного расследования; 8) изымает от органа дознания и передает следователю любое уголовное дело, передает дело от одного органа предварительного следствия другому в целях обеспечения наиболее полного и объективного расследования; 9) отстраняет лицо, производящее дознание, или следователя от дальнейшего ведения дознания или предварительного следствия, если ими допущено нарушение закона при расследовании дела; 10) возбуждает уголовные дела или отказывает в их возбуждении; прекращает либо приостанавливает производством уголовные дела; дает согласие на прекращение уголовного дела следователем или органом дознания в тех случаях, когда это предусмотрено законом; утверждает обвинительное заключение (постановление), направляет уголовные дела в суд (ст. 211 УПК).

Прокурор осуществляет и другие полномочия, предоставляемые ему уголовно-процессуальным законодательством. В частности, прокурор разрешает вопрос об отводе следователя и лица, производящего дознание (ст. 64 УПК), рассматривает жалобы на действия органа дознания или следователя (ст. 218—219 УПК), а также жалобы следователя на указания начальника следственного отдела (ч. 4 ст. 1271 УПК) и т.д.

Указания прокурора органам дознания и предварительного следствия в связи с возбуждением и расследованием уголовных дел, данные в порядке, предусмотренном УПК, являются для этих органов обязательным. Обжалование полученных указаний вышестоящему прокурору не приостанавливает их исполнения, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 127 УПК. Точно так же указания прокурора по уголовным делам обязательны для начальника следственного отдела.

Широкий круг полномочий прокурора по отношению к органам дознания и предварительного следствия, императивный характер его решений (указания, отмена незаконных актов и т.д.) породили мнение об осуществлении прокурором в отношении органов расследования функции руководства. Однако законодатель не применяет термин “руководство” при характеристике взаимоотношений между прокурором и органами расследования. Более того, закон подчеркивает процессуальную самостоятельность следователя и его единоличную ответственность за принимаемые решения (ст. 127 УПК). Представляется также, что прокурорский надзор по своей сущности не может быть совмещен в осуществлении руководства поднадзорной деятельностью. Отношения между прокурором и органами расследования, полномочия, которыми прокурор наделяется при этом, имеют надзорный, а не административный характер. Административное руководство прокурор осуществляет лишь по отношению к следователям прокуратуры, но при этом характер надзорных отношений не меняется.

Круг имеющихся полномочий прокурора обеспечивает возможность активного и действенного надзора за соблюдением законности в деятельности органов дознания и предварительного следствия.

 

Основные этапы и направления прокурорского надзора за исполнением законов в деятельности органов дознания и предварительного следствия

 

Согласно ст. 116 УПК прокурор осуществляет надзор за законностью возбуждения уголовного дела.

Если дело возбуждено следователем или органом дознания без законных поводов и оснований, прокурор своим постановлением отменяет постановление следователя или органа дознания, отказывая в возбуждении уголовного дела, либо прекращает дело, если по нему были произведены следственные действия.

В случае неосновательности отказа в возбуждении дела прокурор своим постановлением отменяет состоявшееся об этом постановление следователя или органа дознания и возбуждает дело.

В ходе расследования прокурор надзирает за законностью задержания (ст. 122 УПК), за обоснованностью привлечения в качестве обвиняемого, проверяет обоснованность применения мер пресечения по отношению к подозреваемому и обвиняемому, причем такие меры пресечения, как заключение под стражу и залог, могут применяться лишь с санкции прокурора (ст. 89,96,99 УПК), проверяет обоснованность применения мер процессуального принуждения. В частности, отстранение обвиняемого от должности (ст. 153 УПК), помещение обвиняемого или подозреваемого, содержащегося под стражей, в лечебно-психиатрическое учреждение в случае необходимости стационарного наблюдения при производстве судебно-психиатрической экспертизы (ст. 188 УПК) производится только с санкции прокурора.

Санкция прокурора требуется также при производстве следственных действий, сопряженных с вторжением в сферу конституционных прав личности: обыск (ст. 168 УПК), наложение ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию и ее выемка (ст. 174 УПК) и в других случаях, указанных в законе.

Прокурор следит за тем, чтобы соблюдались требования закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела, обеспечивалось соблюдение прав и законных интересов всех участвующих в деле лиц. В частности, прокурор не только следит за соблюдением права обвиняемого и подозреваемого пользоваться услугами защитника с момента задержания, предъявления обвинения или ареста (ст. 47 УПК).

Прокурор надзирает также за своевременностью и правильностью признания соответствующих лиц потерпевшими, гражданскими истцами, гражданскими ответчиками (ст. 136—138 УПК), за выполнением требований закона по обеспечению возмещения материального ущерба и применения конфискации имущества (ст. 30 и 175 УПК).

В прокурорской санкции не нуждается, но под надзором прокурора находится приостановление уголовных дел (ст. 195 УПК), эффективность розыска обвиняемого (ст. 97,133 УПК).

О каждом случае прекращения уголовного дела прокурор уведомляется копией постановления лицом, ведущим расследование. При этом прекращение дел с освобождением от уголовной ответственности допускается только с согласия прокурора. Обнаружив незаконное прекращение дела, прокурор отменяет такое постановление и дает указания о продолжении расследования (ст. 210 УПК).

В случае принятия решения о направлении дела в суд следователь составляет обвинительное заключение, которое вместе с делом направляется прокурору. Прокурор в срок не более пяти суток обязан рассмотреть поступившее дело и принять по нему решение.

При этом прокурор обязан проверить: а) имело ли место деяние вменяемое обвиняемому, и имеется ли в этом деянии состав преступления; б) нет ли в деле обстоятельств, влекущих прекращение дела; в) произведено ли дознание или предварительное следствие всесторонне, полно и объективно; г) обосновано ли предъявленное обвинение имеющимися в деле доказательствами; д) предъявлено ли обвинение по всем установленным дознанием или предварительным следствием преступным деяниям обвиняемого; е) привлечены ли в качестве обвиняемых все лица, которые изобличены в совершении преступления; ж) правильно ли квалифицировано преступление; з) правильно ли избрана мера пресечения; и) приняты ли меры обеспечения гражданского иска и возможной конфискации имущества; к) выявлены ли причины и условия, способствовавшие совершению преступления, и приняты ли меры к их устранению; л) составлено ли обвинительное заключение в соответствии с требованием закона; м) соблюдены ли органами дознания или предварительного следствия все иные требования закона (ст. 213 УПК).

При обнаружении нарушений закона прокурор должен дать письменные указания по их устранению. Если выявленные нарушения могли повлиять на полноту, всесторонность и объективность расследования, существенно нарушили права и законные интересы участников процесса, дело должно быть возвращено на дополнительное расследование.

По делу, поступившему с обвинительным заключением, прокурор обязан принять одно из следующих решений: 1) признав, что имеются основания для направления дела в суд, утвердить своей резолюцией обвинительное заключение; 2) возвратить дело органу дознания или следователю со своими письменными указаниями для производства дополнительного дознания или следствия; 3) прекратить дело, составив об этом постановление в соответствии с требованиями закона;

4) в случае несоответствия обвинительного заключения требованиям закона возвратить дело со своими письменными указаниями следователю или органу дознания для пересоставления обвинительного заключения; 5) составить новое обвинительное заключение, а ранее составленное из дела изъять и возвратить органу дознания или следователю с указанием обнаруженных неправильностей (ст. 214 УПК).

При решении вопроса об утверждении обвинительного заключения прокурор вправе своим постановлением исключить из обвинительного заключения отдельные пункты обвинения, а также применить закон о менее тяжком преступлении (при этом в случае необходимости составляется новое обвинительное заключение). Однако если требуется изменить обвинение на более тяжкое или существенно отличающееся по обстоятельствам дела от ранее предъявленного обвинения, прокурор должен возвратить дело органу дознания или следователю для предъявления нового обвинения.

При решении вопроса об утверждении обвинительного заключения прокурор вправе отменить, изменить или избрать вновь меру пресечения. При этом правом отмены, изменения или избрания меры пресечения в виде содержания под стражей пользуются лишь прокуроры, указанные в законе (ч. 4 ст. 96 УПК).

В случае направления дела в суд прокурор вправе изменить список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание. Одновременно с направлением дела в суд он сообщает суду, намерен ли он участвовать в судебном разбирательстве. Он может также высказать свои предложения по поводу времени и места судебного рассмотрения (в частности, по поводу выездной сессии суда). В соответствии с законом (ст. 218—219 УПК) прокурор рассматривает жалобы на действия органов дознания или следователя. В случае отказа в удовлетворении жалобы он должен сообщить заявителю мотивы, по которым жалоба признана неосновательной.

Жалобы на действия и решения прокурора, осуществляющего надзор за законностью по конкретному делу, приносится вышестоящему прокурору (ст. 220 УПК).

Прокурорский надзор за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия призван служить надежной гарантией строжайшего соблюдения законности в уголовном судопроизводстве.

 

Судебный контроль за исполнением законов органами предварительного расследования

 

В пункте 3 ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах говорится: “Каждое арестованное или задержанное по уголовному обвинению лицо в срочном порядке доставляется к судье или к другому должностному лицу, которому принадлежит по закону право осуществлять судебную власть, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение”. Часть 2 ст. 22 Конституции РФ соответствует данному положению. Это пока не сделано в отраслевом законодательстве, которое по-прежнему не требует доставления каждого задержанного и арестованного не только к судье, но и даже к прокурору.

В “Заключительных и переходных положениях” Конституции РФ записано: “До приведения уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации в соответствие с положениями настоящей Конституции сохраняется прежний порядок ареста, содержания под стражей и задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления”. Это значит, что в течение неопределенного, довольно продолжительного времени ч. 2 ст. 22 Конституции останется лишь декларацией, заявлением о намерениях. Санкции на заключение под стражу и продление его срока будут по-прежнему давать прокуроры, сами эти сроки будут неоправданно велики, срок уголовно-процессуального задержания будет составлять 72 часа.

Приведенное переходное положение касается только уголовно-процессуального законодательства, а это значит, что отныне все административные задержания продолжительностью свыше 48 часов должны санкционироваться не прокурором, а судьей (судом). В заключительных и переходных положениях не указано заключение под стражу, но упомянут арест. Если в ч. 2 ст. 22 Конституции РФ заключение по стражу понимается как мера пресечения в уголовном процессе, а арест как административное наказание, то заключение под стражу с учетом переходных положений должно уже теперь применяться по судебному решению.

К другим законным способам ограничения свободы граждан относятся: принудительное лечение психически больных, представляющих опасность для себя и окружающих (они могут быть помещены врачами в стационар с последующим получением санкции судьи на принудительное лечение в соответствии со ст. 32—36 Закона РФ “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании”); временная изоляция и лечение больных, страдающих тяжелыми инфекционными заболеваниями (лепра, сифилис и т.п.); направление подростков в спецшколы, интернаты и т.п. на основании решений соответствующих комиссий местных администраций.

Ограничение свободы во всех этих случаях может осуществляться только по судебному решению. Последнее имеет предпочтение перед прокурорской санкцией, поскольку исходит от лица независимого, не несущего ответственности за состояние правопорядка, не связанного узковедомственными интересами1.

1 См.: Конституция Российской Федерации: Комментарий. М., 1994. С. 149.

 

Поскольку Конституция РФ имеет высшую юридическую силу и прямое действие, то Пленум Верховного Суда РФ рекомендовал судам принимать к своему рассмотрению и незамедлительно рассматривать материалы, подтверждающие необходимость ограничения прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, материалы, подтверждающие необходимость проникновения в жилище, если таковые представляются в суд. Эти материалы рассматриваются Верховным Судом РФ, судом республики, краевым, областным и приравненным к ним судами, а также районными (городскими) судами и военными судами. По результатам рассмотрения материалов судом выносится мотивированное постановление о разрешении провести оперативно-розыскные или следственные действия, связанные с ограничением прав на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений или проникновением в жилище либо об отказе в этом. Если судья не дал разрешения, соответствующие лица могут обратиться по тому же вопросу в вышестоящий суд1.

1 См. постановление Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. по делу о проверке конституционности ст. 2202 УПК в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна // РГ. 1995. 12 мая.; СЗ РФ. 1995. № 19. Ст. 1764.

 

В уголовном процессе законное проникновение в жилище со стороны дознавателя, следователя, прокурора с понятыми, иногда и со специалистом возможно при производстве обыска, выемки, осмотра места происшествия, наложения ареста на имущество и его описи (ст. 167—175,178—179 УПК РСФСР). Кроме того, допустимо вхождение в жилище для производства в нем следственного эксперимента, а также для освидетельствования, экспертизы, допросов, опознаний, когда соответствующее лицо по состоянию здоровья не может покинуть жилище, а проведение следственных действий отложить невозможно. Закон требует санкции прокурора только на производство обыска (в остальных случаях для вхождения в жилище достаточно постановления дознавателя или следователя). К тому же в случаях, не терпящих отлагательства (они в законе не определены), обыск возможен и без санкции прокурора. При осуществлении судебной реформы следует установить судебные гарантии неприкосновенности жилища. Пока можно с уверенностью утверждать, что судебное решение требуется, по крайней мере, в случаях, когда обыск, выемка, осмотр жилища проводятся для обнаружения переписки, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ).

Законы об оперативно-розыскной деятельности, милиции, внутренних войсках, контрразведке, налоговой полиции допускают проникновение в жилище и его обследование с санкции прокурора, а при наличии опасения, что промедление приведет к совершению некоторых тяжких преступлений, — и без такой санкции (с немедленным уведомлением прокурора) (ст. 8 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”). Обследование жилища допускается до совершения преступления, до возбуждения уголовного дела, без понятых и без определенной правовой процедуры. Если проникновение в жилище предпринимается для обнаружения переписки, почтовых, телеграфных и иных сообщений либо для установки звукозаписывающей аппаратуры, фиксирующей телефонные, а заодно и все прочие разговоры в помещении, то, в соответствии с ч. 2 ст. 23 Конституции РФ, оно может быть произведено только на основании судебного решения. Подавляющее число проникновении в жилища и их обследований как методов оперативной работы проводится именно с этими целями.

Работники органов милиции, контрразведки и налоговой полиции имеют право в пределах своей компетенции входить в жилища граждан для пресечения преступлений и задержания преступников с последующим уведомлением об этом прокурора, а в условиях чрезвычайного положения — производить досмотр жилища и транспортных средств при поступлении данных о наличии у граждан оружия (п. “г” ст. 23 Закона РФ от 17 мая 1991 г. “О чрезвычайном положении”).

Наконец, судебные исполнители имеют право входить в жилища граждан для наложения ареста на имущество и реализации решений и приговоров судов в части имущественных взысканий (ст. 350—354 ГКП).

Незаконное проникновение в жилище вопреки воле проживающих в нем лиц является преступлением (ст. 158 УК).

В статье 25 Конституции РФ имеется логическое противоречие: законное проникновение в жилище допускается “в случаях, установленных федеральным законом или на основании судебного решения”. Получается, что выдача судебного решения производится в случаях, не установленных законом. На самом деле смысл данной нормы в том, что закон должен предусматривать все случаи правомерного проникновения в жилище, но в некоторых из них требуется еще, чтобы было выдано судебное решение. В каких именно случаях должно быть получено судебное решение, Конституция РФ в ст. 25 не установила. По действующему уголовно-процессуальному законодательству судебное решение для проникновения в жилище вообще не требуется.

В законодательном порядке важно установить все основания и процедуры проникновения в жилище, выделив в законе случаи, когда для этого требуется судебное решение. Вряд ли следовало бы прибегать к судебному решению в чрезвычайных (пожары, землетрясения, аварии и т.п.) ситуациях. Здесь достаточно последующего судебного контроля. Но судебное решение совершенно необходимо в ситуациях, когда намерены проникнуть в жилище дознаватель, следователь, прокурор, оперативный работник.

Необходим сопоставительный анализ ст. 25 и ч. 2 ст. 23 Конституции РФ, чтобы ответить на вопрос, когда проникновение в жилище требует судебного решения. Это обыски, выемки, осмотры, обследования жилища в случаях, когда такие действия связаны с обнаружением и изъятием переписки, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а равно установлением в жилище устройств, фиксирующих содержание телефонных переговоров1.

С приведением действующего уголовно-процессуального законодательства в соответствие с Конституцией РФ арест, заключение под стражу в качестве меры пресечения и продление срока содержания под стражей поставлены под судебный контроль (ст. 2201—2202 УПК).

В соответствии со ст. 220' УПК жалобы на применение органом дознания, следователем, прокурором заключения под стражу в качестве меры пресечения, а равно продление срока содержания под стражей приносятся в суд лицом, содержащимся под стражей, его защитником или законным представителем непосредственно либо через лицо, производящее дознание, следователя или прокурора.

Наряду с этими лицами, согласно решению Конституционного Суда РФ, правом на обжалование в порядке ст. 2201 УПК пользуется также лицо, в отношении которого вынесено постановление о заключении под стражу, вне зависимости от того, исполнено ли это решение или нет2.

1 См.: Конституция Российской Федерации: Комментарий. М., 1994. С. 165—166.

2 См. постановление Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. по делу о проверке конституционности ст. 110 и 220 УПК в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна.

 

Судебная проверка законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей, в соответствии с УПК, производится судьей единолично в закрытом заседании с участием прокурора, защитника, если он участвует в деле, а также законного представителя лица, содержащегося под стражей, а также лицо, в отношении которого вынесено постановление о заключении под стражу, когда постановление обжалуется до его реального исполнения. Рассмотрение жалобы в отсутствие лица, содержащегося под стражей, допускается лишь в исключительных случаях, когда это лицо отказывается по собственной инициативе от участия в заседании либо ходатайствует об этом.

Для рассмотрения судьей жалобы установлены жесткие сроки: постановление об удовлетворении жалобы либо об отказе в этом принимается не позже трех суток со дня получения необходимых для проверки жалобы материалов, которые должны представить орган дознания, следователь и прокурор.

Обобщив практику применения ст. 2201 и 2202 УПК, Пленум Верховного Суда РФ в постановлении “О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей” от 27 апреля 1993 г. № 3 (в ред. постановления от 29 сентября 1994 г.) дал по многим вопросам, возникшим в связи с применением названных статей УПК, подробные разъяснения1.

1 БВС РФ. 1995. № 1. С. 3—4.

 

Наиболее существенной новеллой, направленной на обеспечение прав и свобод человека и гражданина, является введение судебного контроля (вместо предусмотренного прежним законом контроля прокурора) за законностью и обоснованностью ограничения при проведении оперативно-розыскных мероприятий конституционных прав граждан на неприкосновенность жилища, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи (ч. 2 ст. 8 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”).

Крайне важно, что предусмотрен и правовой механизм реализации данного контроля, включающий основания и судебный порядок рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий (ст. 9 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”). Указанные мероприятия допускаются только по судебному решению и при наличии оснований, предусмотренных в п. 1—3 ч. 2 ст. 8 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”2.

2 См.: Доля Е. Закон об оперативно-розыскной деятельности Российской Федерации” // Российская юстиция. 1996. № 2. С. 35—37.




Навигация

« ОКОНЧАНИЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ И ДОЗНАНИЯПОДСУДНОСТЬ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ »



Не останавливайтесь, читайте дальше:



Популярные лекции
  • По экономике
  • По финансам
  • По праву
Помощь в написании